Пространство музейного жития

Архив 201109/06/2011

Прошел год, как в Ереване появился Музей Арутюна и Армине Галенц. Его ждали долго и, слава богу, дождались. С тех пор он стал желанным местом для продвинутой художественной публики.

Он был истинным маэстро и по духу, и по образу, и по искусству. Его вклад в армянскую культуру значителен и красочен, хотя долгие годы был не особенно замечаем, а потому должным образом не оценен. Понять феномен Галенца было нелегко — он слишком выбивался из общего ряда.
Арутюн Галенц в далеком 1946 году добровольно расстался со своим статусом европейского художника и из чисто патриотических соображений прибыл в поствоенную советскую Армению — поступок едва ли не героический. И оказался чужим среди чужих. Мужественно прошел сквозь тиски советского искусства, хотя и армянского образца. Не дрогнул ни на минуту. Чистый и честный артист, он занимался своим делом без оглядки на чиновников от искусства, для которых он был всего лишь безыдейным “формалистом”. Спасибо хоть не отправили в ГУЛАГ. Об отношении к Галенцу говорит хотя бы то, что за первые десять лет жизни на исторической родине его успели изгнать и восстановить в Союзе художников и только дважды дали возможность участвовать на выставках. Он никак, ну никак не влезал в рамки нашего госискусства. К чести Арутюна Галенца, он ни разу не опустился до идеологизации своего творчества и при этом ловко избегал расставленных ловчих ям. Даже в красивом портрете “Пионерки Анаит”, сделанном в 55-м, идеология обозначена лишь крошечным красным пятном, как бы кусочком галстука. (“Он ведь с нашим знаменем цвета одного”.) И все. Можно только догадываться, сколько всего пришлось выслушать маэстро Галенцу, пока он не взялся через год за “Портрет Зевзекян, героя социалистического труда”. В итоге его кисть выписала нежную и тонкую женщину в национальном одеянии. Социалистического героического труда тут нет даже на копейку…
Год в жизни каждого музея — срок небольшой. Особенно вновь созданного и особенно в условиях Армении. Но в Музее Галенцев себя не жалели, и результаты впечатляют. Самое главное, что построены и оборудованы фондохранилища — святая святых любого музейного заведения. За это время здесь достойно приняли более 3 тысяч посетителей. При том что музей работает не каждый день и составляет органичное целое с жилыми помещениями наследников художника, что создает известные неудобства. По этой причине и причинам эстетического свойства здесь не гонятся за валом, не стараются всеми правдами и неправдами затащить досужих посетителей, а только тех, кто действительно нуждается в искусстве Арутюна и Армине Галенц, особенно art-студентов.
Многим запомнилась великолепная выставка произведений маэстро из частных коллекций, посвященная 100-летию Арутюна Галенца, которая прошла в Национальной галерее, а также первый фундаментальный альбом с более чем сотней репродукций. Сейчас музей готовит масштабную экспозицию в родном городе Арутюна Галенца — Бейруте. В зале ЮНЕСКО покажут и бейрутский, и армянский периоды его творчества, включая живопись, рисунки, афиши, иллюстрации и даже несколько барельефов Арутюна, пребывающих в Бейруте. До этой выставки еще не скоро, пока же через несколько дней в музее представят графические произведения маэстро, практически неизвестные. Можно заранее сказать, что это будет крайне любопытная экспозиция, поскольку представится возможность увидеть еще одну грань таланта замечательного художника. Того Арутюна Галенца, что уже нашел свое твердое место в пространстве национальной культуры своим радужно-драматическим взглядом на мир, незапятнанным тоталитарными лозунгами и химерической борьбой за якобы общечеловеческое счастье.