Прорыв блокады возможен

Архив 201704/03/2017

Строительство Аваро-Кахетинской дороги позволит Армении выйти из транспортной изоляции

В экспертных сообществах Армении, Грузии и России продолжаются жаркие споры о том, что именно имел в виду премьер-министр Карен Карапетян, говоря о достигнутой в ходе визита в Тбилиси договоренности относительно создания альтернативных транспортных коридоров. Судя по последним разъяснениям министра транспорта, разговор ведется в первую очередь о паромном сообщении между российским портом Кавказ, что недалеко от Керчи, и грузинским портом Поти. Но в недалекой перспективе возможно задействование еще одного важного коридора. Речь о так называемой Аваро-Кахетинской дороге.

 

Паромная переправа имеет свои преимущества. Но есть у нее и очевидные недостатки. Посему, думается, уместно все-таки продолжать работу в направлении достижения согласия относительно создания еще одного сухопутного коридора. Выбор невелик. Это либо путь через Рокский перевал, либо дорога через Абхазию, либо магистраль через Осетию. Как известно, задействованию этих коммуникаций препятствует факт неопределенности статуса бывших грузинских автономий. На самом деле есть еще и четвертый вариант, о котором часто забывают. На прошлой неделе о нем вспоминали с подачи заместителя директора московского Института стран СНГ Владимира Евсеева, который привлек внимание к проекту задействования дороги, связывающей грузинскую провинцию Кахетия с аваро-населенными горными районами Дагестана. “Есть выход. Через территорию Грузии существует автодорога в российский Дагестан. Есть возможность открытия именно этой дороги в качестве альтернативы “Верхнему Ларсу”. В ситуации, когда обсуждается вопрос открытия дороги через Дагестан, переговоры ведут только Армения, Грузия и Россия без Абхазии и Южной Осетии. Это в разы упрощает переговорный процесс и увеличивает шансы на достижение договоренности по очень важному для Армении вопросу”, – заявил эксперт. Политолог убежден, что в ходе переговоров Карена Карапятяна с Георгием Квирикашвили и на встречах спецпредставителя премьера Грузии Зураба Абашидзе и замминистра иностранных дел России Григория Карасина наряду с другими обсуждался и этот вариант.

Аваро-Кахетинскую дорогу решением императора Николая Первого начали строить аж в 1850-м году. Работы затянулись на долгие годы. Но дело того стоило. Во время многочисленных русско-турецких войн конца девятнадцатого века этот горный серпантин обрел стратегическое значение, потому как перебрасывать войска на фронт легче всего было именно через Кахетию. С годами этот коридор утратил былое значение. Его заменила Военно-грузинская дорога. Позднее большую часть грузов стали перевозить по магистрали, пролегающей по берегу Черного моря. Сдача в эксплуатацию Рокского тоннеля сделала Аваро-Кахетинскую дорогу и вовсе бессмысленной. Она была заброшена и со временем стала совершенно непроходимой. Сейчас преодолеть путь из Дагестана в Грузию на автомобиле невозможно даже при самом большом желании.

После того как известные события привели к закрытию путей через Абхазию и Осетию, “Верхний Ларс” стал единственной “дверью” между Грузией и Россией. Но участившиеся оползни на Военно-грузинской дороге заставили вспомнить о маршруте через Дагестан и Кахетию. В конце 2013-го года правительство России одобрило проект восстановления, а точнее строительства Аваро-Кахетинской магистрали. Делу был дан ход достаточно оперативно. Через считанные месяцы Министерство транспорта представило проект. Стоимость его оказалась нешуточной – от 28-и до 32-х млрд рублей. Это примерно 500 млн долларов. Но правительство Дмитрия Медведева эта цифра, как ни странно, не испугала. Тресту “Дагестанавтодор” было поручено начать подготовительные работы. Решением из центра ускорили сдачу в эксплуатацию построенного в Шамильском районе асфальтобетонного завода. Махачкалинские газеты утверждали, что спешный запуск предприятия был связан именно с перспективой прокладки дороги через Кавказский хребет. Летом 2014-го строительные работы были начаты, но их масштабы были весьма скромными. У проекта сразу же появились недоброжелатели. 26-го сентября 2014-го года неизвестные вооруженные лица в масках совершили нападение на строителей, разгромили базу дорожников и взяли их в заложники, требуя прекратить прокладку магистрали. Спасти заложников тогда удалось. А вот выяснить, кто именно стоял за этой диверсией, так и не смогли. Но вычислить, кому именно может помешать эта дорога, совсем не сложно. Следы преступления вполне могли привести в Баку. Ведь в Азербайджане осознают, что задействование нового транскавказского коридора позволит Армении окончательно прорвать транспортную блокаду.

Аваро-Кахетинская дорога должна пройти по территории четырех горных районов Дагестана. Рельеф трассы длиной в 83 километра достаточно трудный. Потребуется построить 25 небольших мостов и пробить 5 коротких тоннелей. Руководители треста “Дагестанавтодор” заверяют, что при наличии стабильного финансирования строительство реально завершить в течение двух лет. Состояние коммуникаций по грузинскую сторону Кавказского хребта достаточно сносное. Там дорога почти вплотную подступает в границе. То есть для задействования коридора достаточно будет проложить асфальт до государственной границы. А там уже — дело техники и политики. Введение в эксплуатацию Аваро-Кахетинской магистрали позволит разгрузить Военно-грузинскую дорогу, которая не способна справиться с растущими потоками трейлеров и рефрижераторов. Это заметно ускорит перевозки и положительно скажется на бизнесе. Но главное — транспортное сообщение не будет прерываться во время снежных заносов, лавин, оползней и селей, которые у “Верхнего Ларса” случаются весьма часто.

Так чем же Аваро-Кахетинская дорога лучше абхазской или осетинской? Ничем. Она и опасней, и уже. Не говоря уже о том, что введение в эксплуатацию магистралей через бывшие грузинские автономии не потребует серьезных вложений, чего не скажешь о дороге через Дагестан. Преимущество новой артерии только в том, что ее задействованию не мешают политические факторы. В отличие от всех остальных, Аваро-Кахетинская дорога будет пролегать через международно признанный участок государственной границы Грузии и России. То есть ни у грузинской оппозиции, ни у правителей непризнанных республик Абхазии и Южной Осетии не может быть никаких претензий. Это главный, а быть может и единственный аргумент в пользу дагестанского маршрута.

Грузинские источники свидетельствуют, что официальный Тбилиси с куда большим удовольствием готов обсуждать возможность строительства Аваро-Кахетинской дороги, нежели тему задействования магистралей через Абхазию и Осетию. Бывшая министр иностранных дел Грузии Майя Панджикидзе подтверждала, что в 2015-м на переговорах Зураба Абашидзе и Григория Карасина вопрос открытия коридора на Дагестан действительно обсуждался. А нынешний премьер Георгий Квирикашвили три года назад, будучи министром экономики, открыто приветствовал этот проект. Так что смеем предположить, что дагестанское направление остается в повестке и рассматривается как одно из перспективных. Проблема лишь в том, где взять полмиллиарда долларов. Впрочем, нет ничего невозможного. Было бы политическое решение.