Профессор Риахи Сам привез в Армению подарок сам

Архив 201108/12/2011

Предыстория такова: летом этого года в Мадриде состоялся международный конгресс, на котором выступил и представитель Армении — завотделением радионуклидной диагностики НИИ кардиологии д.м.н., профессор Ашот Оганесян. В перерыве к нему подошел один из делегатов конгресса, представившись профессором Самом Риахи из Дании. Сказал, что доклад армянского коллеги его очень заинтересовал, завязалась беседа, в ходе которой выяснилось, что профессор родом из Ирана и даже имеет армянские корни. А дальше пошло-поехало…

Узнав, что в Институте кардиологии есть профессиональная готовность использовать прогрессивный метод радиочастотной абляции при лечении аритмии, но нет необходимого оборудования, выразил готовность подарить клинике аблятор и даже самому привезти в Армению этот дорогой подарок. Слово свое он не только сдержал, но и выполнил даже больше, чем обещал: пригласил отправиться вместе с ним в Армению двух первоклассных техников из Швеции — Рони Свенсона и Биане Ларсена, представителя прославленной фирмы Джонсон & Джонсон. Помощь обоих специалистов в налаживании оборудования, его компьютерном обеспечении была поистине неоценимой.
Во время пребывания в Ереване профессор Сам РИАХИ дал эксклюзивное интервью корр. “НВ”.
— Г-н Риахи, прежде всего позвольте выразить благодарность за ваш великолепный подарок, который поможет излечению многих больных, страдающих нарушениями сердечного ритма. Сегодня это достаточно актуальная проблема в Армении, а какова мировая статистика?
— В Европе на миллион приходится примерно 500-600 человек, подверженных этому недугу, в США — втрое больше. Сегодняшний уровень развития медицины вооружил врачей очень эффективными радикальными методами борьбы с аритмией. Радиочастотная абляция — это минимально инвазивная процедура, позволяющая при помощи небольших проколов полностью вылечить аритмию. Суть этой методики в восстановлении нормального ритма сердца путем прижигания очень маленького, тщательно выверенного с помощью специального катетера участка сердце. Больной выписывается уже на второй день, успех гарантирован в 96-99% случаев. Кстати, сегодня (5.12) мы с коллегой, профессором Оганесяном, проведем первую в этой клинике совместную абляцию молодой девушке, давно страдающей аритмией. Думаю, сумеем помочь ей навсегда избавиться от этого недуга.
— Г-н Риахи, в мире, в частности и в Армении, для борьбы с нарушениями сердечного ритма используется вживление больному кардиостимулятора. Насколько активно этот метод используют в Дании, в частности в клинике, где вы работаете?
— Достаточно активно. В университетской клинике города Аалбург, где я работаю, подобные операции мне и моим коллегам приходится выполнять довольно часто, и их результат практически всегда оправдывает наши ожидания.
— А в какой мере врач может гарантировать бесперебойность и эффективность вживленного стимулятора, в какой мере он несет ответственность за заявленный срок его качественной работы?
— Мы гарантируем срок от 7 до 10 лет. Но вместе с тем отдаем себе отчет, что кардиостимулятор — это пусть достаточно совершенная, но техника, которая может давать сбои. Именно поэтому в Дании созданы надежные защитные барьеры для того, чтобы больной не пострадал ни в коем случае. Во-первых, принят жестко контролируемый закон о запрещении вживлять использованные стимуляторы. Во-вторых, в результате очень тщательного отбора тендеры на поставку этих аппаратов выигрывают только самые проверенные, самые надежные фирмы, которые по условиям договора в случае любых сбоев обязаны заменить кардиостимулятор абсолютно бесплатно. Впрочем, это случается крайне редко. В моей практике за последние 5-6 лет мы лишь однажды столкнулись с подобным случаем.
В Дании радикальным методам лечения кардиологических болезней государство уделяет очень большое внимание. Статистика показывает, что ими довольно часто страдают молодые люди. Наша страна маленькая — население чуть больше 5 с половиной миллионов, с учетом этого демографического фактора усилия государства, прежде всего финансовые, сосредоточены на сохранении и укреплении здоровья нации. Благодаря развитию радикальных методов лечения кардиологических болезней смертность от них удалось сократить на 50%. Мы гордимся этой цифрой.
— Но подобные радикальные методы лечения, видимо, стоят достаточно дорого…
— В среднем до 10 тысяч долларов, лечение мерцательной аритмии обходится дороже — порядка 10 тысяч евро.
— Мы знаем, что Дания в ряду самых богатых государств мира, но социальное расслоение существует даже в самых благополучных странах. Как же люди со сравнительно невысокими доходами справляются с подобными затратами на лечение?
— Никак не справляются, потому что медицина в Дании, равно как образование, абсолютно бесплатны для всех.
— Вы имеете в виду страховую медицину?
— Нет, у нас несколько иной подход. Каждый гражданин 50 процентов своей зарплаты отдает государству в виде налога. Средняя зарплата порядка 5-6 тысяч евро в месяц. Фактически датчанин получает на руки 2,5-3 тысячи, но при этом он уже полностью избавлен от различных медицинских, образовательных и некоторых других социальных проблем, независимо от того, каких затрат потребует их решение.
— Иными словами, в своем государственном устройстве вы исходите из социалистического принципа — поддержи государство, и оно поддержит тебя.
— Да, с точки зрения социального комфорта Дания — социалистическое государство, жить в нем хорошо, удобно, комфортно, и это ценят не только сами датчане, но и представители других национальностей. Я — гражданин Дании, иранец по происхождению, с 18 лет живу в Дании, получил прекрасное медицинское образование, стал профессором, работаю в престижной клинике, имею хорошую семью — моя жена датчанка, и за все это я благодарен стране, где не делают никаких различий между людьми и где всем одинаково комфортно.
— Половина зарплаты, отданная государству, — это достаточно большая сумма, которая, конечно же, может сильно укрепить датскую казну и позволить стране, которую в свое время Шекспир назвал тюрьмой и утверждал, что “прогнило что-то в датском королевстве”, стать сегодня в ряд мировых лидеров по многим позициям, в том числе и по уровню демократии. В СССР отдавали в казну 13 процентов своих заработков и тоже имели бесплатное образованию и медицину, хотя могу предположить, что весьма далекую от датской. Расскажите, пожалуйста, поподробнее о вашей системе бесплатного здравоохранения.
— Каждый гражданин страны включается в Национальный реестр медицинского обслуживания, и после этого все заботы о его здоровье полностью берет на себя государство. Каждый ребенок начиная с 5 недель после рождения и до 15 лет в обязательном порядке проходит 9 всесторонних профилактических осмотров. Первичное медобслуживание осуществляет частный врач, которого выбирает сам больной. Его медицинская карточка обеспечивает ему все бесплатные услуги на первичном уровне, оплату их берет на себя государство. Кстати, одним из самых главных звеньев профилактики в Дании считают пропаганду здорового образа жизни, которого придерживается подавляющее большинство датчан. В случае каких-то проблем со здоровьем семейный врач направляет больного в клинику, и с этого момента государственные средства, предназначенные на его лечение, начинают перечисляться туда. Никаких ограничений, лимитов на превышение затрат не существует — государство всегда готово дать столько, сколько нужно, чтобы полностью вылечить человека.
— Понятно, что лекарственное обеспечение в стационаре оплачивает государство. А как насчет тех лекарств, которые больные приобретают самостоятельно в аптеках, а хроники используют всю жизнь?
— Государство частично возмещает эти затраты, а если они превышают 3700 крон в год — полностью. В Дании лекарственной политике придают очень большое значение, справедливо считая ее одной из важнейших составляющих здравоохранения. У лекарств датского производства очень высокая репутация в мире. К примеру, широко известна продукция фармацевтической фирмы “Ново Нордиск”, обеспечивающей 50 процентов поставок инсулина на мировой рынок.
Лекарственный рынок самой Дании надежно защищен — все лекарства допускаются туда только после одобрения Европейской комиссией или Датским Комитетом по медикаментам.
— А много ли в Дании аптек? Спрашиваю, потому что в Армении, где население почти вдвое меньше, они буквально на каждом шагу.
— Во всей стране 300 аптек, регламент жесткий — 1 аптека на каждые 20 тысяч жителей. Количество аптек и плотность регламентируются Министерством здравоохранения. Цены на лекарства фиксированные, прибыли аптек частично регулируются государством.
— Дания является одним из мировых лидеров по части использования информационных технологий в здравоохранении. Нельзя ли об этом подробнее…
— О, это очень интересная система MEDCOM, созданная в 1995 году. К ней подключены все медицинские учреждения Дании, все врачи, аптеки, лаборатории, исследовательские центры. В этой гигантской электронной памяти все истории болезни, результаты лабораторных анализов, эпикризы, выписанные рецепты. Ежедневно программа обслуживает 80 тысяч посещений, связывая врачей, пациентов, фармацевтов, чиновников медицинских департаментов. Здесь можно получить любые сведения, любую консультацию, виртуально связаться с врачем. Это экономит огромное количество времени, энергии, делает прозрачной всю работу в этой сфере.
— Сегодня многие состоятельные граждане Армении предпочитают лечиться за рубежом. Как в Дании, стране со столь развитой и финансово защищенной медициной, относятся к лечению иностранцев?
— Дифференцированно. Одно дело, если гражданин другой страны специально приехал в Данию на лечение, то в этом случае он обязан за это платить сколько положено. Иное дело, если во время пребывания в стране наш гость внезапно заболел или у него случился приступ, требующий серьезного медицинского вмешательства. Если при этом будет доказано, что целью его приезда в Данию было не лечение, и если врачи подтвердят, что промедление или транспортировка опасны для его здоровья, его будут лечить бесплатно.
— Г-н Риахи, спасибо за ваш интересный рассказ о Дании, о которой, к сожалению, мы знаем недостаточно. У вас в стране очень высокий уровень здравоохранения, как он способствует продолжительности жизни населения?
— Этим показателем мы законно можем гордиться — средняя продолжительность жизни у нас одна из самых высоких в Европе: у мужчин — 75 лет, у женщин — 79 лет.
— И последний вопрос, не медицинский, но без которого никак не обойтись — откуда у вас армянские корни?
— От бабушки, которая, по рассказам моих родителей, была армянкой и родилась в соседнем с Грузией районе Армении. К сожалению, кроме этого, никаких других сведений у меня о ней нет. Но в Армению я приехал с большим удовольствием, рад общению с армянскими коллегами, прежде всего с профессором Ашотом Оганесяном, уровень профессионализма которого вызывает уважение. Я рад, что сумел оказаться полезным этой клинике, и надеюсь на дальнейшее дружеское и профессиональное общение.
Беседу вела Валерия ЗАХАРЯН

На снимках: Сам Риахи и Ашот Оганесян