Профессор Гейтс, сержант Кроули и другие неофициальные лица

Архив 200919/11/2009

Из кувшина можно вылить только то, что в нем есть. Ждать, пока из него вытечет то, чего там нет, бессмысленно. Откуда?
К чему разговор? Всмотритесь внимательно в руководящих товарищей на всевозможных мероприятиях, и уже не надо будет объяснять, что представляют эти лица, когда они являются официальными и находятся при исполнении. Сколько ни бейся, увидеть в “зеркале” лица хоть что-нибудь для души (не говоря уже о прекрасных порывах) не удастся ни при какой погоде. Потому что в “кувшине” этого нет.
Специфическая мимика и манера поведения патрициев наших дней — еще от советского времени, когда твердокаменная поступь и выражение гладильной доски на челе обозначало большую значимость. А когда в человеке главное — надувание щек с последующим окаменением лицевых мускулов, то перед вами если не памятник, то сдвинутый набекрень персонаж (если плясать не от анатомии, а психики), что рано или поздно приводит либо к нарциссизму, либо к гигантомании, либо к тому и другому вместе взятым.
Как говорил один умный человек, власть часто пытается быть Богом. А власть не Бог. И Бог над властью. И страшно жить в стране, которая поклоняется власти, и больше ничему, и действует по принципу “то, что начальство любит, мы обожаем”. Однако в этом смысле за Армению можно быть спокойным — раздача оплеух и зуботычин тем, кто во власти, для нас как национальный вид спорта.
Теперь постоянный читатель нашей колонки наверняка подумает: с чего бы автор так сильно задерживается с примерами, не вспоминая свою любимую Швейцарию или другую страну Старого или Нового света. Читатель, как всегда, абсолютно прав, такой пример сейчас будет, и даже не один, а два. Первый, ясное дело, из неповторимой швейцарской действительности.
Представьте себе картину. Президент этой тихой, но умной страны готовится вылететь в Санкт-Петербург, однако самолету вылета не дают. Посадку президента и сопровождающих его лиц задерживают в связи с тем, что в службу безопасности поступил сигнал: на борту находится взрывчатка, а потому самолет необходимо тщательно проверить, и сколько это займет времени, не скажет никто, даже если специально натасканные собаки умели бы говорить.
Спустя несколько часов становится ясно — вылет придется отложить на завтра, президент и сопровождавшие его лица начинают рассаживаться по машинам, но тут ухо главы государства улавливает размышления одного из журналистов. Из двух возможных решений журналист пытается выбрать самое правильное: возвращаться ему домой в Лозанну или искать гостиницу в Берне?
Как, на ваш взгляд, поступило бы любое высокопоставленное лицо Армении, окажись оно в аналогичной ситуации? Спасибо, угадано с первого раза! Точно так поступил и швейцарский президент. Испытав неловкость за причиненное журналисту беспокойство, Паскаль Кушпен пригласил его к себе, показал свою резиденцию, посмеялся над происшествием в аэропорту, а тем временем первая леди Швейцарии застилала постель для нежданного гостя.

Еще один случай из практики внеслужебных отношений высших должностных лиц. Дело было в Гарварде. Чернокожий профессор университета (уточнять, какого именно, надо?) Генри Луис Гейтс-младший, не сумев открыть дверь собственного дома, был вынужден ее взломать, а бдительная соседка вызвала полицию. Белый полицейский принял Гейтса за грабителя и арестовал его в собственном доме. Комментируя этот инцидент, президент США обвинил полицию в расовых предрассудках, однако вскоре был вынужден извиниться за свои слова, признав, что и профессор, и полицейский были по-своему неправы. Что ж, бывает…
Дальше события развивались так. Обама позвонил профессору Гейтсу, сержанту полиции Кроули и пригласил обоих в Белый дом — выпить пива. Конфликт был исчерпан.
Тут ведь что еще интересно: нынче пивоваренное производство в Армении переживает бурный рост, что, конечно, не может не радовать. С другой стороны, сказать, что высшее руководство республики никого из простых людей не обижает, тоже не скажешь, но, все равно, пиво как пили врозь, так врозь и пьют. Одни, не скрывая удовольствия от вливания “Котайка” вовнутрь, другие — с чувством глубокого удовлетворения от “Киликии”, возникающее не столько от качества продукта, сколько значимости собственной персоны.
Во втором случае имеем то, о чем говорилось выше: из кувшина выливается только то, что в нем есть, а не то, что должно быть. Для наполнения же сосуда нужным содержанием надо, чтобы власть знала: пренебрежительное отношение к неофициальным лицам вроде сержанта Кроули, профессора Гейтса, журналиста из Лозанны и др. ставит любое официальное лицо перед угрозой краха политической карьеры. Вот тогда-то и получим другой кувшин со всеми вытекающими из него последствиями.
Сергей БАБЛУМЯН
Ереван — Москва