Притягательная сила Госунта

Архив 201617/11/2016

Для страны, обделённой природными ресурсами, возможность предоставления качественного образования приобретает стратегический характер. Чтобы представить общую картину существующего положения вещей, мы обратились к ректору Ереванского государственного университета, профессору Араму СИМОНЯНУ.

 

— Г-н Симонян, со времени установления независимости наша школьная образовательная система претерпела кардинальные изменения. Как это отразилось на старейшем высшем учебном заведении страны? Есть ли качественные изменения среди поступающих в университет?

— Естественно, любая образовательная реформа непосредственно влияет на всю систему. И такое существенное изменение, как переход на 12-летнее обучение, не могло пройти незаметно, поскольку основной костяк университетского набора составляют именно выпускники школ. В качественном отношении картина совсем неоднозначна, есть контингент хорошо подготовленных, мыслящих выпускников, которые, приходя к нам, имеют чёткую мотивацию своего выбора и представляют весь комплекс стоящих перед ними задач на поприще освоения профессии. В то же время есть первокурсники, которые не совсем представляют, какие требования стоят перед ними для получения специальности, и по инерции как бы продолжают школьное обучение. Это, конечно же, является упущением учителей старших классов. Чёткой статистики «хороших» и «плохих» студентов не существует, поэтому трудно дать точную оценку эффективности школьного обучения. Нам приходится работать со всеми, мы не ставим различий, хотя, как вы понимаете, легче и приятнее работать в условиях прогнозируемого результата.

— Стремление получить высшее образование связано с дальнейшей возможностью лучше реализовать себя в жизни. Но в наших не простых условиях с каждым годом становится всё труднее найти соответствующее полученной профессии рабочее место. Проводит ли университет программы, обеспечивающие дальнейшую занятость выпускников? Если нет, как вам видится решение этой проблемы?

— На этот интересный вопрос трудно ответить, но я тем не менее постараюсь обрисовать сложившуюся ситуацию. Можно сказать, что в Армении пока ещё не сформировался рынок труда. Нет точного числа необходимых в той или иной области специалистов. Это вызывает большие трудности при ежегодном планировании количества мест по специальностям, за исключением случаев госзаказа. Мы в любом случае пытаемся ориентироваться в первую очередь на потребности рынка, хотя я считаю, что первоочередной задачей университета всё-таки является предоставление качественного образования. Надо также отметить, что на количество поступающих влияет не только конъюнктура рынка, зачастую их выбор обусловлен просто модными веяниями. Несомненно, большинство поступающих предварительно анализируют перспективы выбранной профессии. Это в первую очередь интересная, высокооплачиваемая работа и соответственно комфортные условия жизни. Чтобы помочь выпускникам с поиском работы, мы стараемся установить контакт потенциальных работодателей со студентами, организовываем так называемые «трудовые ярмарки», но нам не хватает совместных программ для обеспечения эффективности нашего сотрудничества, а для этого необходимо, чтобы компании, заинтересованные в наших кадрах, не только ставили требования, но и принимали активное участие в повседневной университетской жизни, в создании её материально-технической базы. Я очень надеюсь, что со временем картина изменится и поменяется психология нашего бизнес-сообщества, которое ещё не осознаёт свою прямую выгоду из повышения качества университетского образования.

— У университета две составляющие — учебная и хозяйственная, причём вторая требует постоянного внимания и ухода. Пожалуйста, расскажите о текущих планах обустройства университета и как вам удаётся их совмещать?

— Составляющих больше — научная, административная и хозяйственная, и их чрезвычайно трудно совмещать. Это, конечно же, качественно отражается на моей научной работе. Я не крупный учёный, но считаю себя неплохим научным работником и мог быть более полезным в моей области изысканий, будь у меня на то достаточно времени. Основная моя задача — организация учебного процесса, на это уходит львиная доля моего рабочего дня. Если к этому прибавить различные встречи и мероприятия, то оставшееся время приходится посвящать хозяйственной деятельности. Главному нашему корпусу более 50 лет и, поверьте, он обладает какой-то особой магической, притягательной силой. Когда упоминают университет, у большинства людей возникает ассоциация не с людьми, работающими и учащимися в нем, а со зданием, знакомым всем. В связи со своим почтенным возрастом оно в каком-то смысле уже отработало свой ресурс и поэтому приходится постоянно следить, проводить всевозможные реконструкции и необходимые восстановительные работы для обеспечения каждодневной деятельности университета. Кроме того, современное качественное образование требует постоянного совершенствования как технической базы, так и услуг, предоставляемых студентам и преподавателям. Мы открываем стартап лаборатории, создаём научно-исследовательские центры, например, «Центры превосходства», и приобретаем современное оборудование. Всё это стало возможным благодаря поддержке и помощи Фонда частных инвестиций, основанного 4 года назад президентом РА Сержем Саргсяном. Также осуществляется и завершится к концу года крупная программа по капитальному благоустройству всего спортивного комплекса, руководимая председателем совета попечителей университета Сержем Саргсяном. Обладая одним из самых больших компьютерных парков в стране, мы даём одну треть всей научной продукции республики, уступая по этому показателю только Национальной Академии наук. К сожалению, результаты изысканий пока ещё не очень востребованы на нашем рынке, но это зависит не только от нас.

— Вы упомянули «Центр превосходства», пожалуйста, расскажите, что он из себя представляет?

— Это общепринятая практика во многих современных университетах. В так называемых «Центрах превосходства» концентрируются лучшие научно-исследовательские силы и образовательные программы, которые, используя новаторские идеи, создают научную продукцию. В нашем университете на различных факультетах созданы несколько подобных центров, которые успешно осуществляют совместные программы при участии государственных и частных организаций. Они выполняют роль локомотивов, тащащих за собой отстающие структуры.

— Как вам представляется идеальная модель нашего университета, чего ему не хватает сейчас и что бы вы хотели изменить прежде всего?

— Прежде всего хотелось бы иметь побольше финансов для образовательных и научно-исследовательских работ. Университет обладает прекрасными кадрами, способными разрабатывать и осуществлять различные научно-технические проекты, но для этого в первую очередь необходимы финансовые ресурсы. С их помощью, в частности, хотелось бы решить проблему «текучести» кадров. Происходит естественное старение кадров, на смену приходит молодёжь, но, став полноценными специалистами, они уходят на другую, более высокооплачиваемую работу. Это естественный процесс и мы, конечно же, рады, что наши кадры востребованы в самых различных областях в стране и за рубежом, но те же финансы позволили бы нам удержать их у себя. И к тому же я ещё не встречал ни одного руководителя, который был бы удовлетворён материальным положением своего учебного заведения, даже в самых богатых университетах мира.

Армен ГРИГОРЯН