Принимать без оглядки, колоть без опаски

Архив 201723/02/2017

— такой подход неприемлем как минимум к двум препаратам

 

Громкое «разоблачение» на лекарственном рынке – в 19 аптеках республики обнаружены фальшивые препараты. Речь о внутримышечной инъекции, антибиотике “Цефтриаксон-Астерия”, а также регулирующем артериальное давление препарате «Престанс». В ходе проверок выяснилось, что флаконы, таблетки, их упаковка, а также маркировка сильно отличаются от тех, что заявлено по ходу регистрации в Армении производителем.

«Цефтриаксон» разнится как по размеру флакона – он короче – так и цветом крышки. «Престанс» же грешит штрих-кодом – вместо шестизначного на эрзац-модели он семизначный. Подводит и упаковка – толщина картона оригинала 1 мм, поддельный же гораздо тоньше. Само содержимое блистеров и баночек отправлено на экспертизу. Резюме должны дать и французские производители. Хорошо, если отклонения от истинной «рецептуры» незначительные, но что если нет? Выходит, соотечественники просто выбрасывали деньги на ветер?

«Цефтриаксон-Астерия» на прилавках аптек обычно выставлен за 2100-2400 драмов. Что накладно не только для жителей марзов – фальшивый препарат был обнаружен в аптеках Ширакской, Армавирской, Лорийской и Котайкской областей – но и для ереванцев. Еще больший удар – психологический. Очевидно, что после изъятия из реализации лекарства придется искать альтернативу. Последняя же в виде аналогичного препарата компании Roch еще дороже – порядка 4000 драмов. «Все лучше, нежели травить свой организм, – полагают опрошенные ереванцы. Другое дело, что нет уверенности в том, что и этот препарат уже кто-то не подделал!»

В самом деле – представители лекарственной сферы разводят руками, заявляя о том, что гарантировать не проникновение в республику «липовых препаратов» сложно. «Одно утешает: в случае с «Престансом» речь скорее всего идет не о подделке. Дело в том, что любой производитель, как правило, выпускает препараты одного и того же содержания, но разной «наружности» — может отличаться как упаковка, так и штрих-код. Ведь в каждой стране требования, скажем, к тому же серийному номеру разные. Где-то требуют шестизначные, а где-то семизначные. Но часто случается, что заказ на поставку в какую-либо страну оказывается чуть меньшим, нежели препарата уже выпущено. И тогда «остаток» может быть предложен иному рынку. Наверняка то же имело место и с данными таблетками. Ошибка импортера в том, что он не заручился добром на ввоз именно в той производственной форме, в которой намеревался», — пояснили в одной из местных фармацевтических компаний. Но ведь по поводу несоответствия оригиналу «Цефтриаксон-Астерия» в Минздрав обратилась сама фирма-производитель? «Тут сомнений быть не может – этот препарат фальшивый», — отметили собеседники.

Насколько же сильно он может отличаться от оригинала? По словам специалистов, в подобных случаях в ход идет самое низкокачественное сырье, которое не балует потребителя «чистотой». Скажем, производитель сырья может отфильтровать его трижды, а не четырежды, что гарантирует большее высвобождение примесей. В таком случае очевидно: цена сырья ниже, ниже и себестоимость подделки… Но как вообще фальшивка могла оказаться на отечественных прилавках, да еще и в весьма внушительных объемах: по словам специалистов Минздрава, в отдельных аптеках наличествовало по 10 упаковок. Сколько было в иных, вовсе неясно — основную часть партии они уже реализовали. Специалисты предполагают: препараты завезли либо параллельно с подлинными, либо отдельной партией — некими окольными путями.

Но ведь частному лицу позволительно провозить лишь 10 наименований препаратов по 5-10 упаковок каждого. И едва ли кто-то из челноков-одиночек пустился во все тяжкие, бесконечно переезжая через границу, дабы обеспечить лекарством не одну и не две аптеки. Наверняка речь шла о весьма увесистой партии, ввезенной некоей компанией либо разово, либо в пару «присестов». Как же эти партии могли обойти бдительное око таможенников? Или такой груз на границе вовсе не досматривается? «На нашей таможне лекарственный груз проверяется. Но берутся образчики разных партий. И возможно, завозчики пускают в ход прием: выставляют на первый план те коробки, где значится истинный препарат, зарегистрированный в Армении. А поддельный размещают куда подальше», — предполагают представители лекарственной сферы. Пусть так, но где контроль на местах, в аптеках?

В одной из информаций СМИ прозвучало: «ответственные за сферу заявили: решением премьер-министра были запрещены инспекторские проверки, что осложнило раскрытие фальсификаций». Выходит, во всем повинен глава правительства? Как насчет нового закона «О лекарствах», предусматривающего ликвидацию отмены запрета на проверку аптек с оборотом до 70 млн драмов? Помнится, именно с 2017-го все аптеки без исключения подлежат контрольным рейдам, в том числе и на предмет качества и подлинности предлагаемых ими лекарств. Отчего таковые не были проделаны самостоятельно, а лишь после официального обращения в Минздрав ООО «Астериа», представляющего в Армении «Цефтриаксон-Астерия»? Ведь, как было заявлено самими представителями Минздрава, отклонение «Престанса» от образчика, зарегистрированного в республике, зафиксировали лишь вослед проверок на подлинность антибиотика.

Несомненно, закон «свежий», и отыскать ресурс для его претворения в жизнь – в том числе и для крупномасштабных инспекций по всей стране, — пока сложно. Шутка ли – аптек у нас целых 1700! Но ведь потребителя сей рабочий нюанс волновать не должен. Гарантия качества приобретаемых лекарств – вот что должно стоять на повестке дня здравоохранительного ведомства, а возможно, и законодателей. Скажем, в соседней Грузии ввозимые лекарства на таможне никоим образом не контролируются – прямиком отправляясь на склады. Государство же бдит на местах: на складах, в аптеках. Лояльность грузинского закона одновременно и пугает, и внушает уважение: ведь если импортеры хитры на выдумку и умеют договориться с таможней, то к чему создавать лишнее коррупционное звено? Быть может, пришло время и нам, по примеру грузин, отменить бесполезный таможенный надзор и в Армении? Усилив его на местах – в аптеках, на оптовых складах, в медцентрах? Дабы люди были уверены, что поглощают не обычный мел – подобную практику в 90-х применяли при производстве липовых болеутоляющих средств, — а реально действующее вещество, стоящее порой бешеных денег.