Приграничные села: выжить во время войны, выжить во время мира

Архив 201316/07/2013

Приграничные армянские села, первые принявшие на себя удар во время карабахской войны, можно назвать отдельными маленькими государствами, которые живут обособленно от мира — по своим правилам и традициям. Более двадцати лет для них главная задача — выжить: выжить во время войны, выжить во время мира. О ситуации в приграничье, о непростой жизни людей, на протяжении лет находящихся под вражеским прицелом, рассказывает специальный корреспондент “НВ”, побывавшая в селах Барекамаван и Беркабер Тавушского марза.

Мы направились в приграничные села Тавушской области вместе с представителями благотворительной организацией “Сагман” (“Граница”).Эта организация была создана полтора года назад по инициативе нескольких ребят, которые увидели по телевидению передачу о приграничных селах, их проблемах и оттоке населения. Тогда и возникла идея как-то занять это население, обеспечить работой, в итоге ребята предложили нескольким семьям установить парники и выращивать овощи. Гаяне, Анна, Эрик, Саак и Джордж (ливанский армянин) смогли собрать средства на установку 4 парников в селе Барекамаван и 2 — в Беркабере. Сначала мало кто верил в эту затею, скептически отнеслись и жители села, но когда пошел урожай, поняли, что игра стоила свеч.
Безработица в селах стала нормой. Рабочие места только в школах и местном управлении. Все остальные выживают за счет собственного хозяйства. Зачастую меняют овощи на одежду, выезжая в ближайшие села и город Иджеван. Земля тут просто напичкана боевыми снарядами, обрабатывать ее, находясь постоянно под азербайджанским прицелом и угрозой подорваться на мине, мягко говоря, сложно…
Барекамаванцы и беркаберцы в советское время в основном работали на заводах и фабриках в Иджеване и Гяндже, к работе на земле они не приспособлены, поэтому ребята из “Сагмана” занимаются их обучением, снабжают семенами и удобрениями. В ближайших планах начать выращивать сладкую кукурузу, организовать сушку фруктов и построить в Беркабере детский сад, под который уже выделили территорию.
За беседой с Эриком о проблемах сел незаметно подъезжаем к Барекамавану. Дороги хорошие, что редкость в армянских деревнях, но немудрено, ведь приграничная деревня — стратегический объект.
Село Барекамаван, что в переводе означает “поселение родственников”, в царское время, когда армянские земли простирались до Куры, входило в Казахскую губернию. Сейчас Барекамаван — граница Армении и Азербайджана. Ближайшие армянские села находятся в 10 километрах, но рукой подать до азербайджанских сел Каймаглу, Станбеглу и Камарлу, жители которых в советское время работали на армянском заводе в Иджеване.
Барекамаван, располагаясь на открытом плато, окружен густой растительностью и горами, что делает его наиболее уязвимым, — село находится под бдительным азербайджанским надзором и нередко подвергается обстрелу. До карабахской войны в селе проживало около 1000 человек, сейчас — 280, большинство их — пенсионеры. Если отсюда выезжают на заработки, “на хопан”, то всей семьей — негоже оставлять в таком опасном месте женщин и детей.
Барекамаванец Джоник прошел войну, был тяжело ранен, но после войны не оставил родительский дом, женился на девушке Кристине из деревни Кохб и обзавелся двумя детишками. Он меньше всех верил в затею с парниками, а сейчас у него растет 180 кустов томатов. Пока Кристине накрывает скромный стол — все домашнее: сыр, помидоры, хлеб, он делится: “Раньше я думал, что жизнь наладится, теперь понимаю, что это безнадежно. Я-то как-то доживу свой век здесь, но вот за детей опасаюсь… Какое будущее их ждет в Барекамаване?”
Мы беседуем, а 13-летний Манвел рубит дрова и аккуратно выкладывает из них стену — газ до сих пор не подвели к селу, зимой отапливаются печкой, летом готовят прямо во дворе в котле. Распахивается калитка, и вбегает радостная Воскеат — 15-летняя дочь Джоника и Кристине. Она приехала из анкаванского лагеря — весело делится историями — щебечет как беззаботный ребенок, а в глазах грусть. Джоник печально смотрит на детей — полувоенное состояние, тяготы жизни заставили их рано повзрослеть. Что удивляет, в этом селе в отличие от Беркабера все прекрасно говорят на русском. Более того, мое замечание возмущает Джоника — он считает, что дети обязательно должны хорошо знать русский язык.
Сосед Гукас выращивает в парнике огурцы, также его семья занимается пчеловодством. Во дворе суетятся его 4-летняя дочь и жена. Обращаю внимание на руки молодой женщины — растрескавшиеся, с остатками красного лака на ногтях… Светловолосый и худощавый мужчина с лицом, испещренным глубокими морщинами, рассказывает, что по специальности он педагог, несколько лет преподавал в школе, а теперь занимается исключительно хозяйством. Несмотря на его изможденный вид, угадывается, что он молод. Из любопытства спрашиваю его о возрасте. Ему 35…
Во время карабахской войны село первым приняло на себя удар, но оружие получили лишь в 1992 году. Первая стычка произошла, когда азербайджанцы выкрали армянского пастуха. Во время войны, по неподтвержденным данным, погибло около 20 барекамаванцев, среди них — русский Коля. Кто он, откуда — никто не знает, документов при нем не было. Коля приехал в Грузию на заработки, потом во время карабахской войны перебрался в Армению и вместе с армянами взял в руки оружие. Коля похоронен на сельском кладбище — памятника нет, лишь ограда…
Мне интересна персона одного старожила Барекамавана — вроде бы он “турк”, как говорят армяне. Но никто из местных жителей на этот вопрос прямо не ответил — видимо, из опаски привлечь внимание к односельчанину, который для них свой, несмотря на национальность. Да и название села обязывает…
Прекрасное место. Богатая природа. Плодородная земля. Село имеет 2000-летнюю историю. В двух километрах от деревни стоит часовня IV века Барцрел. Местные жители говорят, что она возведена на месте более древнего языческого храма. Все факторы, что место могло бы стать туристическим, но когда это будет…
Стою на возвышенности за огородом Джоника, впереди — граница и посты. Не могу оторвать взгляда от дороги, уводящей в соседнюю страну… А когда-то по этой дороге люди ходили друг к другу в гости…

Село Беркабер (в переводе “приносящее плоды”) встречает нас хорошей дорогой и каштановыми аллеями. Климат мягкий, разнотравье, разноцветие… Если не знать, что ты в Армении, можно подумать, что это какая-нибудь французская Ривьера… А вместо моря — красивейшее Джогазское водохранилище — нынешняя граница между Арменией и Азербайджаном.
Около водохранилища с азербайджанской стороны возвышается одиночная скалистая гора Гавазан с останками древнего поселения. Несмотря на то что высота горы всего лишь 250 метров, жители тех мест называют ее “центром мира”. Рядом гора Одундаг — именно на ней расположились азербайджанские снайперы, периодически обстреливающие Беркабер. К слову, в день нашего прибытия с утра село снова было обстреляно.
На другом берегу азербайджанское село Мазем. Испытываешь странные ощущения — в Беркабере сельчане убирают сено, в Маземе сельчане убирают сено. И небо такое голубое с кучевыми облаками. И эту гармонию периодически разрывают звуки выстрелов!
Сидим на террасе дома тети Греты (на снимке). Вид потрясающий: богатые сады, Джогаз, Гавазан и Одундаг. Стены террасы испещрены следами от пуль. Но, несмотря на это, семья все так же продолжает завтракать, обедать и ужинать на террасе. Мама тети Греты — русская из Сыктывкара, когда-то приехала за мужем-армянином в этот край, где осталась на всю жизнь. Вокруг суетятся маленькие Габриелла и Грета, бегают в парник за помидорами и помогают матери, у которой на руках их маленькая сестричка Лия, накрывать на стол.
Сын тети Греты Севан — военнослужащий. Мыслей покинуть родное село у них не возникало никогда. “Выжили во время войны, выживем и сейчас”, — оптимистически говорит женщина.
У Григора тоже открытая терраса с видом на Джогазское водохранилище, что наводит меня на мысль: армяне — такие эстеты, что забывают о своей безопасности. Нет бы отгородиться от снайперских винтовок и пить свой “сурч” (кофе) за каменной стеной!
Более того, Григор рассказывает, что они с сыном каждый день спускаются к водохранилищу и купаются там. Мол, мы продолжаем полноценно жить, несмотря на опасность. А на Новый год гюхапет устроил соревнования, у кого салют будет выше и краше. Гремело все село, взрываясь разноцветными огнями, чтобы азербайджанцы видели, как армяне весело и беззаботно отмечают праздник.
Территория Беркабера крайне нуждается в поливной воде. Водоснабжение в селе родниковое, что удивляет, когда рядом имеется богатое водохранилище. Когда-то Джогаз был построен на территории Советской Армении для полива азербайджанских земель водами армянских рек. И по сегодняшний день азербайджанцы поливают свои земли армянской водой. Несмотря на все трудности, жители села Беркабер просто заражают своим оптимизмом. Неплохо бы побывать здесь тем, кого не устраивает собственная жизнь. Беркаберцы строят, верят, радуются. Грех не отметить, что в селе на деньги армянской семьи из Турции возводится храм (на снимке), а значит, Бог не покинул это место.
Барекамаван —
Беркабер — Ереван