Приговор по делу убитого пять лет назад редактора газеты “Агос” не дал ответов на самые важные вопросы

Архив 201219/01/2012

Сегодня исполнилось ровно пять лет со дня убийства Гранта Динка. В память о нем и в знак протеста против завершившегося накануне позорного судебного процесса движение “Друзья Динка” проведет массовое шествие к редакции газеты “Агос”, у стен которой был застрелен ее основатель. Оглашенный 17 января приговор суда возмутил все гражданское общество Турции. В обращении к единомышленникам “Друзья Динка” отмечают: “Нас никогда не убедит легенда о том, что заговор с целью совершения убийства спланировали два человека. Так и не выявленные заказчики убийства сейчас насмехаются над нашим горем. Мы должны объединиться и сказать, что не позволим закрыть это дело. Если даже пройдет не 5, а 95 лет, все равно все мы — Гранты, все мы — армяне”…

Вердикт стамбульского суда по особо тяжким преступлениям был абсолютно прогнозируемым. В отношении непосредственного исполнителя убийства Огюна Самаста приговор был вынесен еще летом. Он был приговорен к 21,5 года лишения свободы за умышленное убийство и к 1 году и 4 месяцам — за незаконное ношение оружия. Итого сидеть ему осталось максимум 17 лет. Но Самаст имеет достаточно оснований надеяться на то, что выйдет на свободу еще до того, как ему исполнится 30. Что же касается остальных подсудимых, то 16 из них были признаны судом абсолютно невиновными. И лишь один, Ясин Хаял, проходящий по делу как главный организатор преступления, приговорен к пожизненному заключению. Ну а Эрхан Тунджел, который мог служить единственным звеном, способным вывести на истинных заказчиков преступления, был освобожден прямо в зале суда. Его признали непричастным к убийству Динка. Тунджел был наказан лишь за организацию взрыва в трабзонском кафе. А так как основную часть срока, к которому его приговорили, он уже отсидел, Тунджела сочли достойным воли. У адвокатов — правопреемников Динка создалось отчетливое впечатление о том, что за этим человеком стоят очень влиятельные силы, не заинтересованные в раскрытии преступления. Известно, что Эрхан Тунджел был тайным осведомителем полиции. Но спецслужбы отказались предоставить суду его досье и агентурную переписку. Все эти материалы были уничтожены. Офицеры полиции заявили, что такого рода документы не подлежат огласке, так как “представляют собой государственную тайну”.
Таким образом, становится очевидным, что силовые органы решили выгородить своего агента. В этом смысле весьма примечательны откровения отца приговоренного к пожизненному заключению Ясина Хаяла. “На это дело никогда не будет пролит свет, если связи информатора полиции Эрхана Тунджела не будут раскрыты”, — заявил в интервью стамбульским журналистам Бехаеттин Хаял, сетуя на то, что судьи свалили всю вину на его сына. Отец преступника требует расследовать причастность к случившемуся офицеров трабзонской полиции, управлявших Ясином посредством Эрхана Тунджела. По словам Бехаеттина Хаяла, начальник полиции Трабзона Яхья Озтюрк после ареста Ясина сказал ему, что его сын служит родине и что государство позаботится о его скорейшем освобождении. А высокопоставленный сотрудник разведки из Мардина послал отцу сообщение, в котором говорится: “Я воздаю Вам дань уважения. Вы вырастили сына-патриота”. Отец Ясина возмущен — разве все это не подтверждает, что за организаторами убийства стоят силовые структуры? Сам Ясин Хаял то же прямо указывал на то, что подстрекавший его на убийство Динка Эрхан Тунджел делал это по заданию спецслужб. “Он меня познакомил со многими офицерами полиции. Их имена я не помню. Я работал непосредственно с Тунчелом. Вы у него должны узнавать имена”, — сказал он на одном из заседаний суда. Тогда же он заявил: “Турецкая Республика использовала меня, и теперь они хотят от меня избавиться. Моя жизнь в опасности, и государство будет нести ответственность, если со мной что-то случится. Тюремные надзиратели угрожают мне. Их необходимо допросить”. Но судья не предпринял в связи с этим откровением никаких действий.
Совершенно очевидно, что и Огюн Самаст, и Ясин Хаял, и Эрхан Тунджел были всего лишь пешками в руках заказчиков, которые по ряду причин не были выявлены. Не выявлена и степень причастности к убийству Динка лиц, проходящих по делу террористической группировки “Эргенекон”, которую турецкие власти обвиняют в попытке государственного переворота. Между тем установлено, что большинство предводителей “Эргенекон” имели непосредственное отношение к организации теракта у редакции “Агоса”. Однако суд отказал адвокатам в ходатайстве относительно объединения двух судебных процессов в один. Многим освещающим судебный процесс журналистам поначалу казалось, что политическое руководство Турции заинтересовано в выявлении истинных заказчиков преступления, так как следы вели в сторону высокопоставленных военных, так мешающих жить Эрдогану. Объединением дела Динка с делом “Эргенекон” и выявлением реальных заказчиков теракта премьер-министр мог был решить очень важную для себя политическую задачу — окончательно дискредитировать верхушку генштаба армии. Но он не пошел на это по каким-то непонятным для нас причинам. В то же время есть версия, согласно которой в правящей партии не все удовлетворены приговором суда. В частности, министр культуры Эртугрул Гюнай, представляющий прогрессивное, либеральное крыло партии, комментируя оглашенный вердикт, заявил: “Так как судебный процесс уже завершен, я имею право его критиковать. Снятие с подсудимых обвинения в причастности к организованной преступной группировке явилось опасным развитием. Я думаю, что решение суда будет оспорено в кассационном суде. Мы внимательно следим за этим делом”.
У адвокатов — правопреемников Гранта Динка слишком множество вопросов, ответы на которые так и не были даны. Более чем странная ситуация сложилась в связи с телефонными переговорами подозреваемых в причастности к убийству. Адвокаты еще год назад обратились в Совет по телекоммуникациям с требованием предоставить записи всех телефонных разговоров лиц, проходящих по делу. Но государственное ведомство то категорически отказывалось, то целенаправленно затягивало решение вопроса. И лишь в начале января просьба вдруг была удовлетворена — записи одиннадцати тысяч телефонных переговоров были предоставлены адвокатам и суду. И сразу же после этого суд, не исследовав новые, весьма важные улики, решил огласить приговор. К чему такая поспешность?.. А между тем сын Гранта Динка Арат Динк провел собственное расследование. С помощью самостоятельно разработанной компьютерной программы он изучил записи шести тысяч телефонных разговоров. Ему удалось выявить, что с 14 телефонов, которые находились во время убийства в непосредственной близости от места происшествия, велись переговоры с подозреваемыми. Полиция и суд игнорировали эти факты.
По непонятным причинам не был должным образом расследован и очевидный след, ведущий в Азербайджан. Совсем недавно отец террориста Бехаеттин Хаял в очередном своем интервью заявил: “Мы узнали, что мой сын уезжал в Азербайджан незадолго до убийства”. При этом Хаял-старший отметил, что в это время “у сына не было ни паспорта, ни денег”. Ранее в прессу просочилась информация о том, что Хаял проходил подготовку в дислоцированном на территории Азербайджана лагере по тренировке чеченских боевиков. Эти данные были впервые опубликованы британской газетой “International Herald Tribune”. Об этом же сообщал в свое время швейцарский телеканал “Schweizer Fernsehen”. Суд не пожелал уцепиться ни за одну улику, способную повести в сторону Баку. А ведь проходящий по делу “Эргенекон” генерал турецкой армии Вели Кучук, которого долгое время называли одним из организаторов теракта, по национальности азербайджанец. Он был вице-президентом Международного азербайджанского конгресса и приходится троюродным братом покойного президента Азербайджана Абульфаза Эльчибея. Именно Кучук является связующим звеном между убийцами Гранта Динка и руководством группировки “Эргенекон”.

Имея в виду все указанные факты, турецкие и международные правозащитники открыто высказывают свое абсолютное разочарование результатами судебного расследования. Организация “Репортеры без границ” распространила заявление, в котором говорится: “Суд оказался бессилен пролить свет на соучастие в преступлении государственного аппарата и выявить заказчиков. Никто не может рассматривать это дело как решенное. Структуры полиции и судебного аппарата препятствовали расследованию. Окончание этого судебного разбирательства подтвердило провал судебной системы, которая не имела необходимых ресурсов, чтобы добраться до истины…” В заявлении “Комитета защиты журналистов” сказано: “Считаем необходимым проведение дальнейшего расследования. Правосудие в отношении нашего коллеги Гранта Динка не будет достигнуто, пока те, кто виновен в убийстве, не будут преданы суду и наказаны по всей строгости закона”. Торопливость суда раскритиковала и “Amnesty International”. В заявлении этой международной правозащитной организации отмечается: “Турецкие власти не сумели опровергнуть утверждения о связи государственных должностных лиц с убийством Гранта Динка”. И даже турецкая газета “Today’s Zaman” пишет: “Гражданское общество обеспокоено тем, что доказательства в отношении истинных виновников преступления до сих пор скрываются, и публичное чувство справедливости не удовлетворено”. Ну а главный адвокат правопреемников Гранта Динка Фетхие Четин со своей стороны с сожалением констатирует: “Процесс был прекрасным поводом показать, что Турция стала демократической страной и взглянула в лицо кровавому прошлому, однако этот повод использован не был. Для нас этот суд еще не окончен, он лишь начинается…”