Приемные дети: с глаз долой — из сердца вон?

Архив 200910/10/2009

За шесть месяцев нынешнего года в Армении было усыновлено 30 детей, 16 из которых составили девочки. Число малюток, обретших родительский кров, могло быть значительно больше, ведь спрос в этом деле намного превышает предложение. Преграда в том, что дети, подлежащие усыновлению, все чаще стали поступать в детдома с различными физическими отклонениями, причем, как правило, врожденного характера. Раньше взор на таких обращали усыновители из-за рубежа. Теперь и зарубежных доброхотов стало меньше…
Правительство даже пошло на некоторое послабление при оформлении прав на усыновление детей с физическими и психическими отклонениями, но практика показывает, что ни один из местных заявителей так и не рискнул взять в семью приемыша с проблемами. В Норкском детдоме проживают 70 питомцев. По словам его неизменного директора Лианы Карапетян, на ее памяти не было еще такого перебора с детьми с глубокими отклонениями в здоровье, как сейчас. При этом дефекты настолько глубоки, что даже “заячья губа” кажется уже легким пороком. Динамика заболеваний, считает она, особо усугубилась за последние 3-4 года, большинство случаев — из Араратского марза. Согласно неофициальным источникам, виной порочной наследственности является не столько Мецаморская АЭС, сколько волна наркомании, захлестнувшая область. Согласно данным прошлого года, из общего числа усыновленных детей (225) почти 53 процента оказались с различными пороками. Усыновителями армянских детей в основном являются граждане США, Франции, Италии, Греции. 70 процентов усыновленных детей — девочки. Отдельной темой в контексте иностранного усыновления остаются вопросы законодательного характера. Дело в том, что наши законы в значительной степени отличаются от законов стран — членов Конвенции о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления, принятой в мае 1993 года. В Армении она вступила в силу в июне 2007 года. В законодательствах стран-участниц процедура не так сложна, как у нас. Достаточно отметить, что ни в одной из них вопрос иностранного усыновления не подлежит обсуждению со стороны правительства. В то же время там внедрены меры, обеспечивающие высокий уровень гарантий для приемышей. Отметим, что Республиканская комиссия при рассмотрении заявлений от иностранцев руководствуется не только местным уставом, но и конвенцией. Зачастую они противоречат друг другу. В частности, конвенция обращает внимание на процесс после усыновления. Отмечается, что при нарушении условий содержания приемного чада его могут забрать у новых родителей и передать под временное попечительство. Но дело в том, что у нас по-прежнему сохраняется тайна усыновления, а это значит, что отслеживать судьбу вывезенного ребенка не представляется возможным. Если информация о жизни приемыша в новой семье и поступает, то лишь частного характера. А это плохо — ведь в совершенно незнакомые руки “уходят” маленькие граждане страны. Малыши с врожденными пороками и “букетом” иных проблем. Поучается — с глаз долой, так и из сердца вон?
Мариэтта МАЛУМЯН