Презумпция возможности

Архив 201020/02/2010

Тема ратификации армяно-турецких протоколов, ожидающих своего рассмотрения в парламенте РА, приобрела в последние дни некоторые нюансы. С подачи некоторых депутатов и экспертов был подвергнут сомнению тезис о том, что Армения ратифицирует протоколы лишь после того, как это сделает Турция. До последнего времени, как известно, такая возможность практически исключалась. 

Оговоримся сразу, позиция правящей Республиканской партии Армении в вопросе ратификации протоколов не изменилась, и этот факт вчера подтвердил пресс-секретарь РПА Эдуард Шармазанов. “Президент страны четко сказал, что мы не видим проблем, чтобы не ратифицировать протоколы, но они будут ратифицированы нашим парламентом только после того, как это сделает Великое национальное собрание Турции”, — заявил Шармазанов, отвечая на вопрос, изменила ли Армения свою позицию по поводу сроков ратификации. 
Отметим, что вопрос этот возник не случайно, так как за последнюю неделю на разных политических площадках неоднократно проскользнула мысль о том, что Армении, инициировавшей армяно-турецкий процесс, возможно, стоит продолжить проактивную политику в этом вопросе и первой ратифицировать протоколы. Намек на возможность подобного развития событий прозвучал в выступлениях некоторых республиканских депутатов. Впрочем, как выяснилось впоследствии, это было лишь отражением их личного мнения, не имеющего ничего общего с партийной линией. По словам Шармазанова, позиция президента Армении, давшего в Лондоне очень четкий ответ на этот вопрос, была одобрена советом РПА, председателем которой он является. Поэтому каких-либо оснований для того, чтобы говорить об изменении ранее высказанной президентом позиции, на сегодняшний день нет. 

Между тем некоторые эксперты, не обремененные необходимостью подчиняться партийному уставу, полагают, что исходя из сложившейся на данный момент ситуации есть резон пересмотреть указанную позицию. Глава Института Кавказа Александр Искандарян попытался обосновать целесообразность такого пересмотра. По его оценке, сегодня в процессе армяно-турецкого примирения действительно присутствует кризис, который проявился тогда, когда Анкара отреагировала на решение КС Армении. 
Кроме того, он напомнил, что в 2011 году в Турции ожидаются парламентские выборы, а правящая Партия справедливости и развития”, естественно, не хочет ослаблять свои и без того пошатнувшиеся позиции. И наконец, по словам А.Искандаряна, в Анкаре не учли, что Баку мог выразить столь большое недовольство в связи с процессом примирения. “Ратификация армяно-турецких протоколов со стороны парламента Турции становится все менее и менее вероятной. И если это не сделать еще месяц-другой, то процесс может быть приостановлен и все придется начинать сначала”, — считает Искандарян. Отсюда, по его мнению, у Армении есть только один способ повлиять на это и поставить Турцию в неловкое положение — ратифицировать протоколы. 
В продолжение темы политолог вновь остановился на геополитических интересах России, Евросоюза и Соединенных Штатов, которые сегодня в равной степени воздействуют на процесс армяно-турецкого примирения. Другое дело, что механизмы у каждой из трех сторон свои. США влияют на Турцию в стратегических областях, Европа влияет опосредованно, поскольку турки стремятся стать частью ЕС, российско-турецкое сотрудничество протекает в экономической сфере, отметил он. 
При этом Искандарян не согласен с мнением о том, что Россия выступает против этого процесса: если бы она была против, желала заморозить или не начинать его, то она давно бы применила все существующие у нее возможности. “Если бы Россия была в действительности против этого процесса, министр иностранных дел этой страны Лавров не присутствовал бы в Цюрихе на подписании армяно-турецких протоколов”, — напомнил А.Искандарян, подчеркнув, что и Россия, и США в армяно-турецком процессе играют в одну игру. 
Начало на стр. 1

Более того, по мнению политолога, США являются “спонсорами” армяно-турецкого процесса и Соединенные Штаты оказывают давление на Турцию для его развития. “В последнее время это давление даже усиливается, и, соответственно, вопрос признания геноцида армян необходимо рассматривать в контексте этих тенденций”, — добавил он. По словам Искандаряна, возможность признания со стороны США геноцида армян рассматривается как механизм давления на Турцию и если Соединенные Штаты используют этот механизм, то элемент давления исчезнет и оказывать влияние на Турцию станет труднее. При этом Искандарян отметил, что американские конгрессмены являются независимыми людьми и вполне могут принять решение по вопросу признания геноцида армян независимо от желаний администрации. Тем более что в Америке активно работает и армянское лобби и борьба за признание геноцида идет постоянно. 
“На самом деле озвучивание президентом слова “геноцид” не является юридическим актом, один из президентов США более 20 лет назад уже произнес слово “геноцид” — это был президент Рейган. Но ничего не произошло. Озвучивание президентом этого слова и признание геноцида армян на уровне закона — это разные вещи”, — отметил Искандарян, склоняясь к мысли о том, что США не намерены пока признавать факт геноцида армян в Османской империи. 
“Не думаю, что возможность признания геноцида армян Соединенными Штатами велика, мне не кажется серьезной вероятность того, что президент Обама произнесет слово “геноцид” (в своем ежегодном обращении к армянской общине США в День поминовения жертв геноцида армян 24 апреля). Разумеется, что-нибудь как-нибудь он произнесет, но мне не кажется сильной вероятность признания геноцида”, — сказал Искандарян. 

Как бы то ни было, понятно, что в ближайшие два месяца армяно-турецкие протоколы будут определять не только внешнеполитическую, но и внутриполитическую повестку. Более того, оппозиция связывает большие ожидания с возможностью раскола в рядах парламентского большинства в момент, когда подойдет время нажимать кнопку. Отметим, что экс-спикер НС, а ныне независимый депутат Тигран Торосян был одним из тех, кто подтвердил журналистам информацию о том, что далеко не все его бывшие коллеги-республиканцы внутренне согласны с необходимостью ратификации протоколов. Правда, на поверку вышло, что внутренние споры если и идут, то совсем на другую тему, а именно — когда ратифицировать, до или после Турции. К тому же сам Тигран Торосян признал, что независимо от того, что думают представители парламентского большинства, действовать они будут в соответствии с политическими договоренностями. 
Добавим, что вчера в комиссии НС по внешним связям, которая назначена профилирующей, была предпринята попытка договориться о порядке обсуждения протоколов. Было единогласно решено, что руководитель этой комиссии Армен Рустамян предложит спикеру парламента Овику Абрамяну не организовывать обсуждения по армяно-турецким протоколам до тех пор, пока комиссия не представит заключение. 
Дело в том, что согласно Регламенту НС международные соглашения императивным образом включаются в большую повестку, а затем и в повестку четырехдневки и спикер парламента имеет право в любой момент вынести вопрос на обсуждение, не дожидаясь заключения профилирующей комиссии. 
Решением комиссии была создана рабочая группа в составе пяти человек — по одному представителю от каждой фракции, — которая должна определиться с форматом обсуждения протоколов. Вероятность организации повторных слушаний по этому вопросу мала, так как слушания по протоколам были сравнительно недавно, в конце прошлого года.