Президента Турции предложили выдвинуть на пост генерального секретаря ООН

Архив 201026/10/2010

Автором идеи стал представитель Организации Исламская конференция посол Мехмет Кальйонджу
Кальйонджу полагает, что именно Абдулла Гюль будет лучшим претендентом на этот пост от мусульманского мира. Посему посол намерен настаивать на том, чтобы Исламская конференция обсудила этот вопрос и вынесла предложение от имени организации. Насколько это реально и чем это может грозить Армении?
Начнем с того, что Мехмет Кальйонджу — всего лишь функционер ОИК и его инициатива не отражает общей позиции организации. Но даже если все 57 мусульманских стран поддержат это сомнительное начинание, это еще не будет означать, что Абдулла Гюль станет претендентом на роль генсека ООН. Исламская конференция, объединяющая государства с общим населением в полтора миллиарда человек, несомненно, влиятельная структура. Но она не имеет полномочий выдвигать кандидатов на посты в Организации Объединенных Наций. Это прерогатива Совета Безопасности. Так что о шансах Абдуллы Гюля говорить еще очень рано. Что же касается активности, проявленной этническим турком Мехметом Кальйонджу, то его усилия направлены, по-видимому, в первую очередь на повышение международного рейтинга Турции и ее формального лидера. В преддверии парламентских выборов, которые состоятся в Турции в июне будущего года, партии Гюля лишняя реклама совсем не помешает. Да и самому Гюлю тоже. Тема скрытого противостояния между формальным и реальным предводителями страны давно уже активно обсуждается в прессе. Известно, что политическая реформа, начатая Эрдоганом, преследует цель преобразовать страну из парламентской республики в президентскую. Если ему удастся довести задуманное до конца, то на кресло президента он будет претендовать лично. Затея Мехмета Кальйонджу позволила бы избежать разногласий между друзьями. Полагаю, Эрдоган выступит двумя руками за то, чтобы Гюль перебрался работать за океан. И Турции тогда будет хорошо, и самому Эрдогану.
Аргументы в пользу целесообразности выдвижения Абдуллы Гюля кандидатом в генсеки ООН у Кальйонджу не такие уж и убедительные. В статье, опубликованной им во влиятельном американском издании Foreign Policy, автор отмечает, что “Гюль является очень удобным кандидатом, поскольку, будучи президентом, раньше занимал должности министра иностранных дел и премьер-министра”. Действительно, в мире не так уж и много политиков, успевших пройти весь этот путь. Но уместен вопрос — а был ли Гюль хорошим премьером? (Замечу, что правительство он возглавлял всего пару месяцев.) И что примечательного произошло во внешней политике Турции за время, пока Гюль возглавлял Министерство иностранных дел? Ответы на оба эти вопроса вряд ли будут положительными. Убеждая Запад в том, что именно Адбулла Гюль — оптимальный кандидат на пост генсека, Кальйонджу пишет, что избрание представителя Турции главой ООН приведет к тому, что “во многих щекотливых вопросах Анкара будет принимать более серьезные и неэмоциональные решения”. Замечу, что этот прозрачный намек вполне может касаться и армянского вопроса.
Следует обратить внимание, что официальная Анкара уже не раз выдвигала своего человека кандидатом на пост генерального секретаря ООН. В ходе прошлых выборов генсека исламский мир представлял бывший министр финансов Турции, глава Программы развития ООН Кемаль Дервиш. Его считали фаворитом, но до “финишной прямой” он все же не дошел. Сможет ли Турция выдвинуть кандидата два раза подряд? Как известно, в ООН действует принцип регионального равновесия, который призван вовлечь в руководство ООН представителей всех континентов. Но на деле этот принцип соблюдается не всегда. Так, Западная Европа была представлена генсеком шесть сроков, Африка — три срока, Азия — два, Латинская Америка — тоже два. А вот Восточная Европа ни разу. Руководствуясь декларированным принципом, Объединенные Нации должны будут на этот раз уступить право выдвижения кандидатов либо Азии, либо странам Восточной Европы. Как в том, так и в другом случае Турция в игре, так как расположена одновременно на двух континентах. Но для успеха ей необходимо будет заручиться поддержкой постоянных членов Совета Безопасности. А это будет нелегко. Если Россия и Китай, а при определенных обстоятельствах и Соединенные Штаты могут оказать Анкаре поддержку, то сложно верится, чтобы за турка голосовала Франция. В ее планы укрепление влияния Турции ну никак не входит.

Гипотетические шансы Абдуллы Гюля понижает еще одно немаловажное обстоятельство. Есть старый ооновский анекдот: “Чтобы сделать карьеру в ООН, надо быть женщиной, чернокожей, инвалидом, принадлежать к сексуальному меньшинству, болеть СПИДом и не курить. Некурящие чернокожие генсеками уже были. А вот женщина — ни разу. Феминистки страшно возмущены нарушением в ООН принципа гендерного равенства. В 2006-м уже почти было решено, что новым лидером Объединенных Наций станет дама. Экс-президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга готова была взять на себя эту роль, и все шло к тому, что именно ей эту миссию и доверят. Но в результате затяжной кулуарной борьбы она все-таки уступила корейцу Пан Ги Муну. Посадив в кресло генсека седьмого по счету мужчину, страны, делающие в ООН погоду, пообещали, что в следующий раз добьются торжества гендерного равенства. Так что занять пост генсека без операции по перемене пола Абдулле Гюлю будет очень нелегко.
Порядок выдвижения и избрания генсека неизменен со дня основания организации. Самое главное ограничение — пост генерального секретаря не может занимать представитель страны, являющейся постоянным членом Совета Безопасности. Между тем всем известно, что именно тайные консультации пяти постоянных членов предопределяют исход голосования. Ведь каждый из них волен воспользоваться своим правом вето. Для того чтобы кандидатура была вынесена на утверждение Генеральной Ассамблеи, она должна получить не менее девяти голосов в Совете Безопасности. То есть из десяти непостоянных членов как минимум три должны поддержать голос пятерки. И если эта формула сработала, вопрос переходит на голосование, в котором принимают участие все 192 страны. К примеру, в прошлый раз за Пан Ги Муна голосовали 14 из 15 членов Совета Безопасности, один воздержался. Кто как распорядился своим голосом — никому не известно, так как обсуждение и голосование проходит за закрытыми дверями и не подлежит огласке.

По вопросу о персоне будущего генерального секретаря у Еревана пока еще нет официальной позиции. Но, имея в виду непоследовательность Анкары в реализации достигнутых с ней соглашений, можно предположить, что руководство Армении сочтет кандидатуру Абдуллы Гюля неподходящей для этой роли. Полагаю, представительство Армении в ООН уже на первой же стадии обсуждения должно приложить усилия к тому, чтобы воспрепятствовать дальнейшему продвижению турецкого кандидата к заветной цели. Объединенные Нации не должен возглавлять представитель страны, совершившей преступление, осужденное Конвенцией ООН о геноциде.