“Президент Саргсян никогда не считал сближение с Турцией и признание геноцида взаимоисключающими процессами”

Архив 201206/03/2012

“Дипломатическая история: армяно-турецкие протоколы” — так называется исследование Дэвида Филипса, вышедшее в свет в прошлую пятницу. Филипс — известный американский ученый, директор Программы по миротворчеству Института прав человека Колумбийского университета.

Он стоял у истоков так называемой нормализации, являясь координатором функционировавшей в 2001-2004 гг. турецко-армянской комиссии по примирению (TARC), в которую входили отставные дипломаты и публичные фигуры обеих стран. Несмотря на то, что широкая армянская общественность не воспринимала деятельность этой “примирительной”комиссии, следует, хоть и с опозданием, отдать ей должное лишь за то, что именно по инициативе TARC было предпринято обращение в Международный центр переходного правосудия (ICTJ), который в 2003 году вынес свое заключение о том, что события 1915 года в Оттоманской Турции “содержат в себе все элементы преступления геноцида”.

Это напоминание отнюдь нелишне, в своем труде Филипс обращается и к этой теме, полагая, что решение ICTJ должно служить основанием в переговорах между Арменией и Турцией.
130-страничное исследование охватывает, пожалуй, все, что так или иначе связано с армяно-турецкой дипломатической историей. Масса исторических экскурсов, любопытных деталей, экспертных оценок, сквозь которые проступает личность самого автора, предельно честно анализирующего причины фиаско подписанных в Цюрихе в октябре 2009 года протоколов. И не только: Филипс делает также ряд предложений, но не для реанимации этих документов, а с целью создания условий, способствующих будущему примирению.
Увы, охватить в деталях все 130 страниц текста невозможно. А они, поверьте, стоят того. “Эти страницы представляют собой не только хронику исторических событий. Их уроки могут быть применимы и к другим конфликтам…” — пишет в преамбуле автор.
Для первого впечатления приведем несколько примечательных, на наш взгляд, цитат: “На турецко-армянские отношения повлиял также конфликт вокруг Нагорного Карабаха — армянской территории, переданной по указанию Сталина советскому Азербайджану”; “Насилие началось в феврале 1988 года — с убийств и погромов армян в азербайджанском городе Сумгаит”; “Президент Алиев использует нагорно-карабахский конфликт, чтобы оправдать свое нелиберальное правление”. И далее, кажется, с иронией: “Для Азербайджана протоколы стали еще одной главой в его трагической истории”…
Говоря о геноциде (само слово автор употребляет свободно и часто), он ссылается на посла США в Оттоманской империи Генри Моргентау, отмечает, что президент Роналд Рейган в 1981 году признал геноцид армян. Однако “последующие президенты придерживались более неопределенной позиции”. После этих слов он приводит известные доводы оппонентов признания геноцида, используя в кавычках выражение “стратегическое партнерство” с Турцией. Филипс напоминает, что в 2005 году президент Буш в своей апрельской прокламации подчеркнул значение принятого ICTJ решения. Его ссылка на заключение Международного центра переходного правосудия равноценна косвенному признанию геноцида армян, считает эксперт.

В исследовании немалое место уделено позиции президента Армении, которого ученый характеризует как сильного стратега. “Серж Саргсян сделал жест доброй воли, пригласив Гюля в Ереван на матч национальных сборных по футболу, который состоялся 6 сентября 2008 года”.
“Г-н Саргсян никогда не считал сближение с Турцией и признание геноцида взаимоисключающими процессами. Он рассматривал сближение как часть стратегии, призванной создать условия для признания Турцией геноцида. “На мой взгляд, признание геноцида поможет турецкому обществу… Этот психологический комплекс должен быть преодолен”, — говорил президент”.
По мнению Филипса, “США имеют свою долю вины в провале усилий по нормализации отношений Армении с Турцией”. Он убежден, что администрация Обамы проявила недостаточное усердие, и тем самым позволила турецкому правительству связать ратификацию протоколов с нагорно-карабахским урегулированием. Администрация должна была настаивать на независимости этих двух процессов. Когда Обама в апреле 2009 года посетил Турцию, американские госчиновники не смогли надлежащим образом оценить степень оппозиционности турок к ратификации протоколов. “Хотя роль США была ключевой в процессе подписания протоколов, администрация Обамы должным образом не отследила последующие развития”. Автор исследования считает, что США следовало назначить “специального посланника по ратификации турецко-армянских протоколов”, который бы обеспечил логическое развитие процесса, “сфокусировав стороны на документах, а не на предусловиях”.
Г-н Филипс разделяет позицию официального Еревана. И аналогично констатирует: “В протоколах не содержались какие-либо предусловия, в них не проводилось никакой связи и с урегулированием нагорно-карабахского конфликта, — пишет он. — Тем не менее Эрдоган выдвинул предусловие, в 2009-м в ходе визита в Баку он заявил, что протоколы не будут ратифицированы до тех пор, пока не будет восстановлен сувернитет Азербайджана. Эрдоган проигнорировал бы неистовые протесты азербайджанцев, если бы он действительно был привержен идее турецко-армянской нормализации”…
Анонимный госчиновник из турецкого МИД, которого цитирует Филипс, заявил, что якобы существовало джентльменское соглашение между Анкарой и Ереваном о том, что оба процесса (налаживание двусторонних связей и нагорно-карабахское урегулирование) должны протекать одновременно. Джеймс Джефри, бывший посол США в Турции также сказал Филипсу, что эти вопросы не были в достаточной степени разграничены. “Согласно Джефри, Обама не обсуждал эту тему с Гюлем и Эрдоганом во время визита в Турцию в апреле 2009 года. Обама молчал вместо того, чтобы настаивать на отсутствии связи между нормализацией и НК…” Автор исследования цитирует и других американских дипломатов, утверждающих, что у Вашингтона был план “Б” на случай, если Турция откажется от ратификации. “Но, похоже, никакого другого плана не было, кроме как убедить Сержа Саргсяна лишь приостановить процесс, а не отзывать подпись Армении под протоколами”, — заключает автор. (Напомним, президент РА в апреле 2010 года объявил о замораживании “протокольного” процесса.)
Кстати, Филипс критикует и Армению. За то, что заявление о совместной с турками “дорожной карте” было обнародовано 22 апреля 2009 года, в преддверии Дня поминовения жертв геноцида. Анонимный армянский госчиновник в беседе с ним признался, что это было сделано для того, чтобы облегчить отказ Обамы от своего предвыборного обещания — признать геноцид.
“Время, когда это было обьявлено, спровоцировало оппозиционные настроения в глобальном армянском обществе, появились подозрения, что Анкара манипулирует нормализацией, чтобы подорвать процесс международного признания геноцида”. По Филипсу, вина Еревана также в том, что содержание протоколов было доведено до общественности с опозданием — лишь спустя четыре месяца после того, как они были составлены.
…Протоколы навряд ли можно реанимировать в их “нынешнем виде”. Но турецко-армянская граница может быть открыта даже без ратификации этих документов, считает эксперт. “Эрдоган может сделать исторический шаг, издав распоряжение об открытии границы”. Это — одно из предложений Филипса. Он предлагает также организовать регулярные авиарейсы Ереван — Ван, отремонтировать мост на пограничной реке Ахурян возле Ани, чтобы армянские туристы могли беспрепятственно посещать эти исторические места. Армянской стороне ученый предлагает “выделить особый уголок” в ереванском Музее геноцида, посвященный “тем туркам, которые помогали армянам во время геноцида”.
Он ратует за продолжение контактов между гражданскими обществами обеих стран и призывает администрацию США подумать над новыми идеями, предлагаемыми американскими и международными экспертами. “В процессе дискуссии стоит также подумать, а не подтвердить ли (вслед за президентом Рейганом) факт признания США геноцида армян, чтобы выбить этот “козырь”, используемый в переговорах, и тем самым создать условия, более способствующие примирению”. Эту мысль Дэвид Филипс подкрепляет следующей фразой: “…В любом случае признание геноцида не должно быть темой переговоров. Этот вопрос нельзя использовать ради выторговывания политических уступок. Подобного рода переговоры не только оскорбляют память жертв, но и посылают сигнал будущим преступникам. Сигнал о том, что они могут действовать безнаказанно в условиях, когда великие державы исходят из принципа политической целесообразности”…
Отдел политики