Прескотт в Ереване, а депутаты ищут “крайних”

Архив 200915/01/2009

Главным событием ближайших двух дней, несомненно, станет начавшийся сегодня визит в Ереван содокладчиков Мониторинговой комиссии ПАСЕ Джона Прескотта и Жоржа Коломбье, а также секретаря комиссии Бас Клайнфа. Именно от итогов этого визита в значительной степени зависит, будут ли применены к Армении санкции в виде лишения армянской делегации голоса. Фактически содокладчики приехали в Армению, чтобы перед началом зимней сессии ПАСЕ, в ходе которой 27 января будет обсуждаться вопрос о выполнении Арменией резолюций 1609 и 1620, утвердиться в своих оценках, либо, наоборот, пересмотреть их.
Напомним, что санкции были рекомендованы Мониторинговой комиссией и суть их сводится к тому, чтобы принудить власть амнистировать без суда и следствия всех привлеченных к ответственности участников беспорядков 1 марта, которые, как считают евродепутаты, являются политзаключенными. В этом смысле Европа имеет самое прямое отношению к тому откровенному безобразию, которое сегодня происходит в суде по так называемому “делу семи”. Подсудимые нагло и цинично игнорируют судебную процедуру, не встают при входе суда, кричат, распевают песни, матерятся, словом, делают все возможное, чтобы сорвать заседания суда. Ведь на это у них есть “добро” из Страсбурга, точнее из Парижа, где и была накануне суда принята рекомендация — помиловать и дело с концом.
Могли ли предполагать голосовавшие “за” члены Мониторинговой комиссии, что их рекомендация обернется дискредитацией судебной власти в Армении, вопрос риторический. Хотя, пожалуй, европейцам и в страшном сне не приснился бы уровень правового нигилизма, существующий у нас в стране. То, что происходит в отечественном суде, всего лишь следствие того, что подсудимые, среди которых, напомним, есть экс-чиновники высокого ранга и депутаты, то бишь слуги закона, за время своей головокружительной политической карьеры не успели уяснить двух прописных истин. Первая — стремление к власти предполагает ответственность за людей, которыми руководишь. Вторая — в суде встают не перед конкретным судьей, а перед судом Республики Армения, которому и выказывают уважение… Впрочем, моральные и прочие сентенции вряд ли уместны в противостоянии, где действуют иные правила игры…
Единственное, что можно было сделать, — это предугадать попытки радикалов парализовать судебный процесс и не собирать их скопом, обеспечивая им, с одной стороны, статус “крутых”, которым наплевать на правосудие, а с другой — ореол невинно осужденных жертв. Жаль в программе визита содокладчиков посещение назначенного на 16 января судебного заседания не значится — получили бы массу удовольствия от представления, устраиваемого “политзаключенными”. Хотя не исключено, что в их присутствии они бы сменили тактику. Кстати, Прескотт и Коломбье, похоже, не собираются встречаться ни с Левоном Тер-Петросяном, ни с заключенными. В анонсе встреч значатся лишь официальные лица, начиная с президента и заканчивая омбудсменом. В парламенте содокладчиков примут спикер Овик Абрамян, глава делегации НС в ПАСЕ Давид Арутюнян, председатель Временной комиссии НС по расследованию событий 1-2 марта Самвел Никоян, члены экспертной группы по сбору фактов. Вместе с тем не исключено, что программа в процессе визита будет подкорректирована и радикалы добьются аудиенции.
Ну а пока в АНК всячески пытаются скрыть свое разочарование и, комментируя свои ожидания от визита содокладчиков, заявляют, что никаких особых надежд с их приездом не питают. “Нашим самым важным достижением является то, что европейская общественность приняла факт наличия в Армении политзаключенных”, — заявил вчера пресс-секретарь Левона Тер-Петросяна Арман Мусинян и явно слукавил. Ожидания, несомненно, есть, и они проявились в заявлениях, распространенных в связи с приездом Коломбье и Прескотта.
Одно из заявлений — распространенное накануне открытое письмо за подписью заключенных Гагика Джангиряна, Смбата Айвазяна, Александра Арзуманяна, Мясника Малхасяна, Сасуна Микаеляна и др. Адресованный содокладчикам текст содержит элементы неприкрытого шантажа. Для начала пассаж из прошлых запасников — на евродепутатов пытаются спихнуть ответственность за поствыборную ситуацию: это, мол, вы виноваты, так как дали положительную оценку ходу президентских выборов. Далее идет обвинение в том, что содокладчики выполняют задачу спасения властей от надвигающихся санкций и продления сроков их заключения. “Вы и на сей раз представите этот факт ПАСЕ как значительный прогресс?” — угрожающе вопрошают авторы письма, текст и тональность которого напоминают схожее послание к комиссару СЕ по правам человека Томасу Хаммарбергу. Последнего, напомним, радикалы обвинили прямым текстом в продажности, после чего он и посоветовал коллегам применить санкции в отношении Армении, а сам укатил в Бельгию, где в этот момент неожиданно нарисовался напряг с правами человека.
Еще одно заявление появилось вчера. В нем Армянский национальный конгресс требует прекратить судебное разбирательство по так называемому “делу семи”. “Мы требуем прекратить этот судебный фарс и незамедлительно освободить всех политзаключенных”, — говорится в заявлении. По мнению АНК, то, что “политзаключенные” не встают при входе судьи в зал суда, является формальной причиной, чтобы не начинать судебного заседания, поскольку тот же судья уже проводил аналогичные заседания, когда подсудимые не вставали. Заметим, что действительно судья пару раз пытался закрыть глаза на неуважение к суду и начинал заседание. Но подсудимые находили другие способы оскорбления суда и заседание так или иначе приходилось прерывать. Но об этом, конечно, в заявлении АНК ничего не говорится. А потому возникает вопрос: если Конгресс действительно заинтересован в том, чтобы суд состоялся, зачем требовать его прекратить. Пусть судят и защита представит доказательства их невиновности, а обвинение представит свои. Нестыковка получается, потому что радикалам суд не нужен, им нужно шоу, чтобы расшатывать власть, нужны “политзаключенные”.

Как бы то ни было, со стратегией и тактикой Конгресса все более-менее понятно, потому как она шита белыми нитками. А вот шаги со стороны власти, судебной и законодательной, вызывают больше вопросов, чем ответов. От судебной власти общество сегодня ждет адекватных, соответствующих закону и Конституции шагов, а не угроз проводить заседания в отсутствие обвиняемых, которые не прибавляют доверия к суду. От законодателей же хотят услышать вразумительные объяснения ситуации и путей выхода из нее, а не комментариев типа: если выгонят из европейской семьи, подадимся в мусульманскую. А потом исправления ошибок по традиционному принципу — я, мол, не то хотел сказать, пресса меня переврала. А чего стоят попытки найти “крайних” в лице членов парламентской делегации в ПАСЕ, которой вдруг оказался очень недоволен Рафик Петросян (РПА).
“Доля вины в том, что над Арменией собрались черные тучи в ПАСЕ, лежит и на представляющей там Армению делегации”, — заявил он вчера. “Вспомните, как, будучи оппозиционером, выступал с речами о геноциде Гегамян, как рьяно он защищал интересы Армении. Но эта новая делегация, которая, к счастью, провластна, как мне кажется, палец о палец не ударила, более того, мне кажется, она выказывает формальный подход в вопросах защиты интересов Армении. Понятно, что один из них оппозиционер, с западного полушария, на данные ими средства следует их заповедям, а другой, будучи республиканцем, должен защищать интересы республики, потому что власть находится в руках РПА”. Короче, если верить Петросяну, делегации не хватает компетентности и ее членов необходимо заменить. Всех, кроме Армена Рустамяна, — его единственного член РПА упомянул в положительном контексте.
Ничего, кроме недоумения, данное заявление не вызывает. Хорошо известно, что впервые за многие годы подобрался достаточно сильный основной состав делегации, и не только в плане того, что наконец-то все ее члены блестяще владеют иностранными языками: Давид Арутюнян — экс-министр юстиции, Авет Адонц — дипломат, хорошо осведомленный в европейской политике, Армен Рустамян — долгие годы руководящий комиссией НС по внешним связям, Раффи Ованнисян — экс-министр иностранных дел. Конечно, того же Раффи Ованнисяна можно обвинить в непоследовательности и спонтанности, после того как он по непонятным причинам хлопнул дверью в ПАСЕ, заявив, что подождет, пока мы дорастем до демократии. Но при этом никого из членов делегации нельзя назвать некомпетентным. Другой вопрос, что у Рафика Петросяна, возглавлявшего в прошлом созыве государственно-правовую комиссию НС, могли не сложиться отношения с ее нынешним главой — Давидом Арутюняном. Но момент для того, чтобы выяснять отношения с коллегой по партии, он выбрал неудачный. Сегодня делегации как никогда нужна консолидация и поддержка всего парламента. Возможно также возникли разночтения в тактике общения с Европой, какие именно можно только предполагать, так как члены делегации отказываются что-либо комментировать. Но делать из них “крайних” сегодня очень неосмотрительно. Тем более не время их заменять на полпути, когда в ПАСЕ наработаны связи и контакты.
Единственный конкретный шаг, который парламент предпринял, чтобы разрулить ситуацию, — это письмо Овика Абрамяна главам парламентов ПАСЕ с дополнительными разъяснениями ситуации. Прецедентов подобного обращения до сих пор не было, впрочем, как и не было столь реальной опасности лишиться голоса в ПАСЕ.
Тамара ОВНАТАНЯН