“Предвыборный пузырь”, который еще не лопнул…

Архив 201214/01/2012

На сегодняшний день отечественная оппозиция полностью поглощена идеей упразднения мажоритарных округов, более того, партии “Наследие” и АРФ Дашнакцутюн уже облекли свое сделанное под занавес года совместное заявление в форму законодательной инициативы и внесли ее 12 января в оборот в парламенте. Инициатива предполагает внести одну-единственную поправку в Избирательный кодекс, Регламент НС и Закон “О Конституционном суде Армении”, предусматривающую переход от действующей смешанной системы выборов к 100-процентной пропорциональной системе.

Других поправок данная инициатива не предусматривает, что дает представителям оппозиции возможность нейтрализовать обвинения в том, что они хотят дезорганизовать выборы, подготовка к которым в данный момент уже осуществляется по принятому в прошлом году новому Избирательному кодексу. Авторы поправки намерены внести ее на рассмотрение на последней весенней сессии парламента. Отметим, что идею отказа от мажоритарной системы поддержали представители восьми внепарламентских партий, среди которых АНК, Свободные демократы, Рамкавар-Азатакан, Объединенная трудовая партия, Демократическая партия Армении.
Аргументация отказа от мажоритарной системы поначалу строилась на том, что, дескать, пропорциональная система более демократична. Однако это обоснование не выдерживает критики, поскольку оппоненты, как правило, ссылаются на опыт развитых стран, где эта система успешно действует, не вступая в противоречие с демократическими нормами, плюс апеллируют к венецианским экспертам, которые никаких замечаний по поводу недемократичности мажоритарной системы не озвучивали.
Поэтому главная причина, по которой оппозиция требует изменить существующую избирательную систему, озвучивается в несколько ином ключе. “Для всех ясно, что мажоритарная избирательная система служит средством воспроизводства власти. И подавляющее большинство мандатов, полученных по мажоритарной системе, всегда получали представители власти. Это был наилучший способ выдавливания оппозиции из парламента. Сейчас мы говорим: давайте устраним эту ситуацию”, — заявил представитель Верховного органа Дашнакцутюн, депутат НС Армен Рустамян, не скрывая главного мотива, которым руководствуется оппозиция.
На самом деле все просто — отказ от одномандатных округов уменьшает шансы правящей партии и увеличивает шансы оппозиции пройти в парламент. И речь при этом идет ни много ни мало о 41-м мандате. Такая постановка вопроса, естественно, встречает противодействие со стороны РПА, которой традиционно удается одерживать победу на местах, начиная с органов местного самоуправления, в которые оппозиция почему-то даже не баллотируется — видимо, размах не тот. Хотя это как раз тот случай, когда главное не победа, а участие, которое может обеспечить дивиденды на будущее.
“Требованиями перейти к 100%-ной пропорциональной системе оппозиция уже сегодня пытается оправдать свое поражение на парламентских выборах в мае 2012 года”, — такого мнения придерживается депутат НС от РПА Гагик Меликян, отмечая, что вопрос перехода к полностью пропорциональной системе периодически становится предметом обсуждения на протяжении нескольких последних лет, и ничего нового в этом нет.
В связи с этим он напомнил, что после парламентских выборов 1995 года соотношение мажоритарных и пропорциональных мандатов постепенно менялось в пользу последних. Так, в 1995 году 150 из 190 мест пополнялись по мажоритарной системе, в следующем созыве соотношение стало 75:56, затем — 56:75 уже в пользу пропорциональной системы, и наконец, на выборах 2007 года соотношение стало 41 к 90 опять-таки в пользу пропорциональной системы.
На этом, заметим, рост пропорциональных мандатов остановился и в реформе ИК образца 2010 года соотношение мандатов не изменилось, хотя соответствующее предложение со стороны оппозиционных фракций и обсуждалось. Видимо, отклонение этого предложения и нежелание парламентского большинства идти хотя бы на частичную уступку, как это было во все прошлые разы, дало возможность оппозиции вновь обратиться к этой теме. Гагик Меликян в качестве консенсуса предлагает оппозиции обсудить этот вопрос в следующий раз, в преддверии парламентских выборов 2017 года. “Я уверен, что переход на полностью пропорциональную систему выборов будет обсуждаться еще 15-20 лет, а то и все 30. Пока рано говорить об этом, до 2017 г. еще есть время”, — заключил он.
Оппозицию такой “долгострой” явно не устраивает, соответственно, ее подход не совпадает с точкой зрения республиканцев — она хочет изменений здесь и сейчас, а не через 30 лет, как предлагает раздосадованный Меликян.
В этом контексте приходится признать, что некоторые аргументы, озвучиваемые обеими сторонами при отстаивании своей позиции, далеко не так убедительны, как это кажется их авторам. К казусам в заявлениях оппозиции мы уже обращались, не меньше их и в заявлениях представителей РПА. Так, Ованес Саакян на днях пытался убедить журналистов, что без конституционных поправок соотношение мандатов изменить никак нельзя, а зампред РПА Размик Зограбян не так давно заявил о том, что народу нужна мажоритарная система выборов, так как по ней в парламент проходят люди, приносящие практическую пользу. “Эти олигархи и предприниматели — люди-то их выбирают, и пока народ отдает свой голос за них, эта система должна быть. Интеллигент не может отремонтировать крышу и позволить себе затраты, а бизнесмен может”, — заявил он.
Гагик Меликян, комментируя вчера это заявление, заявил, что Зограбян “неудачно пошутил”. “Это было шуточное заявление, хотя сегодня некоторые пытаются на него отвечать. Скажу более: для того чтобы отвечать моему партийному другу Размику Зограбяну, нужно иметь на это право. Те, кто сегодня пытается это сделать, такого права не имеют”, — говорит Меликян.
Между тем ситуация на сегодняшний день такова, что даже логически обоснованный аргумент о том, что до выборов осталось мало времени и поэтому поздно что-либо менять, подвергается сомнению. “До парламентских выборов осталось всего ничего, уже через 2 месяца станут известны кандидаты, списки партий и так далее. В этих условиях выдвижение таких требований и предложений — не что иное, как популизм. Поздно говорить об изменении системы выборов, когда сами выборы на носу”, — убежден Меликян.
Реагируя на этот аргумент, ряд изданий вбрасывает встречную версию о том, что правящая коалиция может спутать все карты и вопреки ожиданиям принять предложение оппозиции. Но тогда придется отложить выборы, поскольку принятие столь желаемой оппозицией поправки — это процедура, действительно требующая времени, не исключено, и проведения референдума, если вдруг решат заручиться добром народа. В итоге выборы могут отложить до осени, отчего, заметим, оппозиция вряд ли выигрывает. Не говоря уже о том, что достижение политического консенсуса по этому вопросу работает опять-таки в пользу власти, которая прислушалась к голосу оппозиции. Словом, Гагик Меликян, похоже, поторопился с утверждением о том, что “требования оппозиции не более, чем предвыборный пузырь, который уже лопнул”…