Предусловия, которых нет

Архив 200929/09/2009

Роль Анкары в процессе карабахского урегулирования у нас явно преувеличивается
В последнее время некоторые политические силы пытаются убедить нас в том, что ход армяно-турецкого урегулирования более выгоден турецкой, нежели армянской стороне. Потому что Ереван принимает некие турецкие “предусловия”, невыгодные для Карабаха, а также для процесса международного признания геноцида.

В обоих случаях подобные утверждения безосновательны и продиктованы внутриполитической конъюнктурой. Авторы подобных заявлений, думается, и сами понимают всю их ущербность, но с упорством, достойным лучшего применения, продолжают утверждать, будто разговоры относительно возможного вывода Армии обороны НКР из буферной зоны безопасности (пресловутые “пять районов”) являются “предусловием”, которое-де продиктовали нам из Анкары. А мы, мол, собираемся это унизительное предусловие принять и тем поставить под угрозу безопасность Нагорно-Карабахской республики.
Ничего подобного нет и в помине. Напомним азбучную истину: процесс карабахского урегулирования ведется в формате Минской группы ОБСЕ, им руководят страны-сопредседатели в лице России, США и Франции. Ни о каком расширении числа посредников, вовлечении в процесс любых иных сил речи не идет. Да, Турция является членом Минской группы и в этом качестве просит сопредседателей “ускорить карабахское урегулирование”. Именно в таких выражениях сказал об этом на днях премьер-министр Реджеп Эрдоган президенту США Бараку Обаме, с которым встретился в Нью-Йорке в рамках 64-й Генассамблеи ООН. О том же самом Эрдоган ранее просил президента Дмитрия Медведева. То есть на деле Анкара не скрывает своей заинтересованности в том, чтобы стороны противостояния поскорее приняли предложения сопредседателей Минской группы, изложенные в виде известных “мадридских принципов”. Где же здесь турецкие “предусловия”? Таких нет и быть не может. Речь идет о посреднических предложениях, и уже дело самих сторон конфликта — принять их либо отклонить. А интерес Турции в этом вопросе тоже вполне понятен и вытекает отнюдь не из “братских отношений” с Азербайджаном (которые более чем сомнительны), а из простого понимания того очевидного факта, что открытия одной лишь армяно-турецкой границы недостаточно для полнокровного вовлечения региона в межнациональные транзитные транспортно-энергетические проекты. Для этого нужно разблокировать и армяно-азербайджанскую границу. Того же желают и “сильные мира сего”. Поэтому можно говорить, что международное сообщество реально заинтересовано, чтобы процессы армяно-турецкой и армяно-азербайджанской нормализации шли параллельно и при этом с ускорением. Это и есть нынешняя реальность, а не какие-то мифические турецкие “предусловия”, которые мы, глупенькие, приняли… То есть, возможно, считающие так и строящие исходя из этого свои подходы политические силы и отдельные политики и являются глупенькими, но к внешнеполитическому курсу нашего государства это в данном случае отношения не имеет.
Далее, относительно второго пункта, которым пытаются уязвить действующую власть — о комиссии экспертов, которая будет изучать проблематику, связанную с геноцидом. Тут вообще много странного. Лично я считаю, что такое “предусловие” является ощутимой победой именно армянской, но никак не турецкой стороны. Мы же нисколько не сомневаемся, что геноцид был. Стремимся доказать этот непреложный факт всему остальному миру и в первую очередь самой Турции. Так разве плохо, если вместо горячих эмоций — вполне понятных и уместных — мы представим миру пусть и холодные, но конкретные факты? Разве плохо, если получим возможность строить наши дальнейшие отношения с Турцией на основе общепризнанного (ибо доказанного) факта? Это, впрочем, риторические вопросы. Изучения трагедии 1915 года опасаются те силы, которые небезосновательно считают, что в ходе расследования могут стать всеобщим достоянием их некоторые деяния и поступки, никак не укладывающиеся в светлый образ “традиционного защитника национальных интересов”. Прискорбно, конечно, но это не значит, что мы должны и далее пребывать в плену мифов, имеющих даже вовсе не общенациональный, а узкопартийный подтекст. Правда нужна и армянскому, и турецкому народам, и это главное. Остальное все преходяще.
И еще одно немаловажное обстоятельство. Открытие границ, активизация транзитных потоков в регионе, полноценная вовлеченность нашей страны во все эти процессы имеет очевидный экономический смысл. Но как раз в деловых кругах не все относятся к этому позитивно. Потому что в результате начнется переформатировка внутриэкономического поля, труднее станет действовать импортерам-монополистам. Им, конечно, желательно, чтобы все оставалось как есть. Не случайно же предшествующие десять лет были временем имитации урегулирования, а на деле ничего не происходило. За такой пробуксовкой стояли вполне определенные и достаточно могучие экономические интересы. Не имеющие, скажем прямо, ничего общего с настоящими интересами народа и государства.
Подытоживая, скажем: нынешние внешнеполитические новации невыгодны правящему режиму Азербайджана, известным политическим силам внутри нашей страны и “денежным тузам”, состояние которых создано и приумножается благодаря их монопольному положению на рынке, порожденному, в числе прочего, многолетней блокадой границ. Ни с первыми, ни со вторыми, ни с третьими нам явно не по пути.
Армен ХАНБАБЯН