Познер: “Если все останется так, как есть, то не миновать крови, причем большой крови…”

Архив 201317/10/2013

О бирюлевских событиях и межнациональных столкновениях вообще рассуждал на днях на своем сайте (pozneronline.ru) популярный ведущий, журналист или, как его еще называют, академик российского телевидения — Владимир ПОЗНЕР. Позиция его, надо сказать, вызвала весьма неоднозначную реакцию среди тех, кто сочувствует погромщикам, полагая, что нет нужды вникать в суть проблемы. Нашлись и те, кто усмотрел в его словах антироссийский подход. “НВ” решила обойтись без интерпретаций и приводит запись Познера полностью, как есть… 
Я хотел бы сказать несколько слов по поводу того, что происходило вчера, да и продолжает происходить сегодня на юге Москвы, в Западном Бирюлеве. Действительно, я зря употребил прошедшее время, потому что это происходит не только в этом регионе, не только в Москве, это происходит во всей стране. Не в том смысле, что массовые движения или восстания, если угодно, а в смысле, что проблема существует и не решается.
Конечно, удобно объяснить все действиями каких-то экстремистских групп, националистов, которые зажгли толпу. Но ведь для того, чтобы что-то зажечь, должен быть горючий материал. И этого материала у нас более чем достаточно. А уж если продолжать эти сравнения, то я бы сказал, что этот материал не горючий — материал уже взрывчатый.
Я довольно много общался сегодня утром и в течение дня с самыми обычными людьми. Это, конечно, никакой не опрос, хотя, кстати говоря, опрос не помешал бы. Но у всех была реакция совершенно одинаковая. Мне говорили люди: “Выходишь из дома и такое впечатление, что попал то ли в Азербайджан, то ли в Узбекистан, то ли в Таджикистан”. Или: “Заставили народ встать на рога”. Или: “Эти приезжие ведут себя все наглее и наглее. Идешь в полицию, а толку никакого”. Я опустил некоторые другие слова, которыми это сопровождается, но вы меня, как говорится, понимаете.
Дело ведь не в мигрантах и не в гастарбайтерах. Это внешний раздражитель. Повторяю, дело не в них, дело в коррумпированных представителях власти и, что важнее, дело в отсутствии национальной политики. Еще дело в том, что не желают открыто и честно признавать наличие проблемы, а, значит, не могут поставить диагноз. А без диагноза никак нельзя лечить болезни.
Я-то совершенно убежден, что если все останется так, как есть, то не миновать крови, причем большой крови.
В СССР говорили о дружбе народов. Конечно, это была ложь. Одно доказательство: когда забирали человека в армию из какой-то республики, скажем, из Казахстана, он никогда не оставался служить в Казахстане — его всегда направляли куда-нибудь еще. Понятно почему: если надо будет стрелять, то казах в казаха стрелять не будет, а, скажем, в украинца, может быть, и будет.
Сегодня о дружбе народов не говорят и, наверное, это правильно, потому что ее нет. Но не говорят о разгуле национализма, расизма, не говорят о религиозной розни. Об этом не говорят. И, конечно, поза страуса, засунувшего голову в песок, она очень удобная, но до того момента, пока сзади кто-то не подкрадется и не даст как следует по одному месту так, что мало не покажется. Может быть, пора менять позу?
Удачи вам.