“Поздно пить боржоми после того, как президент Армении сказал твердое “да”

Архив 201416/10/2014

“К счастью, Серж Саргсян — не Виктор Янукович…”

В интервью “Кавказской политике” генеральный директор Института ЕврАзЭС Владимир Лепехин рассказал, что дает Армении вступление в ЕАЭС, от кого российская военная база будет защищать регион Южного Кавказа и почему нет проблем в отношении таможенной границы между Арменией и Карабахом. 

— Армения вступила в Евразийский союз. Но сохраняется неясность — в каких границах: с Карабахом или без?

— Не вижу каких-либо неясностей. Все абсолютно ясно. С одной стороны, Армения де-юре вступила в ЕАЭС без Нагорного Карабаха. С другой — никто не собирается де-факто проводить внешнюю границу ЕАЭС по границе НК с Арменией или Азербайджаном.

— Летом 2014 года министр иностранных дел России Сергей Лавров ясно заявил: Нагорный Карабах не входит в евразийский проект. Почему продолжается смута в этом вопросе?

— Не вижу и смуты. С моей точки зрения, кое-кому хочется делать вид, что в этом вопросе существует какая-то неразрешимая проблема. К этим “кое-кому” я отношу как армянских, так и азербайджанских ура-патриотов.

Первые недовольны тем, что Армения вступила в ЕАЭС без Нагорного Карабаха, вторые — тем, что не обозначена граница ЕАЭС там, где им хотелось бы.

Полагаю, что ура-патриоты обеих стран льют воду на мельницу тех, кто стремится дестабилизировать ситуацию в регионе. И мы хорошо знаем, кто сегодня заинтересован в том, чтобы взорвать Закавказье так же, как были взорваны Ирак, Ливия, Египет, Сирия и Украина.

Предлагаю порадоваться тому факту, что Армения вступила в ЕАЭС, а также пожелать Азербайджану поскорее вступить в этот союз в любом качестве.

— Существует мнение, что таможенные пункты, даже если они будут поставлены, будут носить декоративный характер. Как этот вопрос Москва, являясь все-таки посредником в карабахском вопросе, будет согласовывать с Баку?

— Этот вопрос находится в компетенции не только Москвы, но также Астаны и Минска. Думаю, что если какие-то российские чиновники будут закрывать глаза на нарушение Устава ЕАЭС, например, в интересах Армении, их поправят коллеги из Казахстана.

А кроме того, я не вижу смысла ставить таможенные пункты на территории Нагорного Карабаха. Кому это нужно и для чего?

— На фоне вступления Армении в ЕАЭС внутри страны опять бушует оппозиция. Это связанные события?

— Во-первых, бушует, как вы говорите, не оппозиция, а ее часть. Во-вторых, это ничтожное меньшинство населения Армении. А в-третьих, основная масса “бушующих” — это представители ряда политических партий и НПО, фактически финансируемых Западом.

И вот как раз акции названных организаций — из разряда декоративных. Поздно пить боржоми после того, как президент Армении сказал твердое “да” Евразийскому экономическому союзу.

К счастью, Серж Саргсян — не Виктор Янукович, который своими метаниями и попытками усидеть на двух стульях сразу фактически спровоцировал на Украине “майдан”. Будь он последователен, как Серж Саргсян, никакого “майдана” на Украине не было бы.

— Что дает ЕАЭС экономике Армении: от политических верхов до простых людей? Закончится ли время застоя?

— ЕАЭС дает Армении главное — четкие и ясные гарантии и перспективы экономического развития, что связано с притоком инвестиций, открытием рынков стран ЕАЭС для армянских товаров, льготной поставкой в Армению энергоносителей. А самое существенное — с обеспечением национальной безопасности. Только в 2015 году Россия намерена инвестировать в Армению более 1 млрд долларов.

Что касается простых людей, то вхождение Армении в ЕАЭС даст им дополнительные рабочие места, а значит, обеспечит рост доходов населения.

Впрочем, все необходимые экономические выкладки давно известны: у Армении появляются возможности для экономического рывка, и теперь все находится в руках руководства этой страны, которое просто обязано эти возможности реализовать.

— Увеличится ли поток жителей Армении в Россию? И как это скажется на межнациональном вопросе в РФ?

— Рост новых рабочих мест в самой Армении в связи с ростом объемов инвестиций в эту страну снизит, как полагают экономисты, отток населения. Но даже если отток населения из Армении, например, в Россию, вырастет, это никак не скажется на межнациональном вопросе.

Межнациональные проблемы в России существуют не потому, что здесь становится больше армян, азербайджанцев и каких-то еще народов, а потому, что за пределами нашей страны немало сил, которые финансируют праворадикальные организации.

Мы видим, кто финансировал и продолжает поддерживать националистов, например, на Украине. Однако по той же Украине мы видим, что граждане России интернациональны по своей сути, а значит, обострить в нашей стране межнациональный вопрос не получится.

— Лично вы работали на продвижение евразийской идеи в информационном поле Армении?

— Конечно. Я неоднократно выступал с лекциями, докладами и пресс-конференциями в самых разных аудиториях. Выступал в парламенте Армении, Ереванском государственном университете, посетил вузы Гюмри и Ванадзора.

Однако продвижением евразийской идеи я занимался также в Казахстане, Белоруссии, Молдове, Украине. Выступал с евразийскими идеями и в азербайджанских СМИ, а в ноябре намерен посетить Баку.

— Недавно в Армении начались крупные учения на российской военной базе. Это плановое мероприятие? Как это воспримут Азербайджан и Грузия?

— Мы же понимаем, что безопасности России и ЕАЭС угрожают не Азербайджан и Грузия, а радикальные исламисты ИГИЛ, которые в любой момент могут развернуть свои активности в сторону Закавказья.

Очевидно, что в случае движения террористов на север достанется не только Армении, но также Азербайджану и Грузии. Более того, их основной целью может стать руководство Азербайджана, которое, по мнению Запада, не спешит присоединяться к проекту “Восточное партнерство”.

Я не исключаю, что у западных стратегов в скором времени возникнет желание припугнуть Азербайджан угрозой госпереворота по сценарию украинского “майдана”.

Так вот, российская военная база призвана защитить не только южные рубежи ЕАЭС и Армению как своего партнера по ОДКБ. Она — тот бастион, который призван защитить Закавказье в целом от возможной вооруженной экспансии в регион радикальных исламистов.

 

Надана Фридрихсон,

“Кавказская политика”, 14.10