Потеряли дом, но нашли кров…

Архив 201122/01/2011

Бабушка Римма встречала Новый год на автобусной стоянке неподалеку от площади Республики.

Единственное, что она помнит из прошлой жизни, это год своего рождения — 1935-й. Как долго ютилась на ереванских улицах, сказать не берется. Ноги старушки обернуты картоном, на голове пластиковый пакет. Видавшее виды пальто с трудом сходится на теле, затрудняя дыхание. Зимой в приюте для бездомных “Ахтанак”, основанном в 2006-м, вакантных мест нет. Как бы то ни было, благодаря содействию корреспондента “Р»пщ”-а, бабушку Римму все же удалось обеспечить кровом. Со слов директора Айка Погосяна, среди обитателей приюта немало психически больных людей, которые представляют собой опасность не только для жильцов, но и работников заведения.
Каждый из обитателей может провести в приюте до двух месяцев. Помещение отапливается, трижды в день постояльцы получают еду, раз в неделю принимают душ. Одна из обитательниц заведения — 51-летняя Армине Погосян. Ее история похожа на многие другие. Окончила факультет психологии Ергосунта. Некогда работала в библиотеке, давала частные уроки. Ее сестра с мужем продали родительский дом, намереваясь открыть магазин. Армине определили в приют, пообещав, что, когда построят новый дом, заберут ее к себе. Меж тем, по словам женщины, ее родственники все еще проживают в арендованной квартире. Когда начнут строить дом — неизвестно. Свою пенсию Армине до копейки отдает сестре: верит, что наступит день и та заберет ее к себе. “Все, что у меня есть, — это кровать и кое-какая одежда, — говорит женщина. — Мне тяжко жить здесь, ведь ничего общего с другими жильцами у меня нет”.
41-летняя Армине Иванян вот уже четвертый год находится в приюте. Была замужем. Ее дети, чьи фотографии бережно хранятся в мобильнике, учатся в колледже и часто навещают свою мать. О том, почему оказалась в приюте, предпочитает молчать. Известно лишь, что долгое время женщина болела, однако врачам определить точный диагноз не удалось. В конце концов оказалась в приюте.
Офик Ктрян — из деревни Олавер (Ахалкалаки). “Скоро мне исполнится 60 лет, хотя я не уверена в этом”, — говорит пожилая женщина на диалекте джавахкских армян. С ее слов, в Олавере у нее много родственников, но Офик предпочитает оставаться в приюте. На вопрос, какие жизненные обстоятельства вынудили оказаться в приюте, пожилая женщина отвечает лаконично: “Меня сюда привели”.