Постоянная величина

Архив 200905/11/2009

Ничто не вечно под луной. Все в мире меняется, но смена устоявшихся представлений не всегда радует: бывает, забавляет, а бывает, и огорчит.
Из забавного. Долгие годы считалось, что протяженность реки Лена, самой длиной в мире из протекающих в зоне вечной мерзлоты, составляет четыре тысячи четыреста километров. Оказалось, нет — недавно установлено, что Лена на пять километров длиннее. Это из сферы физико-географической. Теперь из моральной и этической, и поскольку с радостным у нас не так чтобы каждый день, придется о безрадостном.
Когда-то в нашей жизни многое делалось по совести, и пусть это не было нормой, но примером для подражания было. Сегодня верх над всем, и совестью в том числе, взяла кредитная карта, и много ли вы можете назвать случаев, когда наоборот? К тому немногому, что удалось вспомнить, еще одно — от автора.
Регулярно читая российскую периодику, автор наткнулся на удивительное, рядом с которым ему, увы, и поставить нечего. “Новая газета” рассказала о тяжбе по поводу “Футбольного марша” Матвея Блантера, который с 1938 года звучал на всех стадионах страны (само собой, и ереванских), а сегодня — России.
Суть вопроса. Российское авторское общество потребовало от Российской футбольной премьер-лиги платить авторские отчисления внучке композитора Блантера, Татьяне Владимировне Бродской. Футбольный союз перечислять деньги отказался и ответил истцу, что, мол, раз уж вы такие настырные, то мы закажем новую музыку, будем крутить ее на стадионах и платить деньги тем, кому захотим мы, а не вы.
Понятно, что ни внучку композитора, ни защитников авторских прав такой ответ не устраивал, но больше всего он не устраивал миллионы болельщиков футбола. Ведь гимн Блантера запал в историческую память поколений очень давно, сидит в ней очень крепко и живет почти на тех же правах, что и известное произведение на стихи Сергея Михалкова, под которое все встают. Отказаться от гимна Блантера и играть перед началом матча что-то другое означало бы неуважение к памяти композитора — раз и пренебрежение мнением поклонников всенародно любимой игры — два. И тогда наследница композитора сказала, что нет, никаких денег она требовать не станет, а дарит гимн футбольному союзу просто так, безгонорарно, от души, потому что он, то есть гимн, принадлежит не лично ей, а всему футбольному миру.
Внучка композитора в клубе миллионеров журнала “Форбс” пока вроде не замечена (хотя мало ли случаев, когда мультимиллионеры просто так и копейку со счета не сбросят), но тут именно тот случай, когда цена поступка определяется не размером счета, который может либо расти, либо сокращаться, а совестью. А когда она у человека есть, то в девяноста случаях из ста от смены обстоятельств она не зависит, поскольку совесть — величина постоянная. А деньги, как ни крути, все-таки переменная.
Как метко подметила американская писательница Маргарет Митчелл, большие деньги можно сделать в двух случаях: при созидании нового государства и при его крушении. При созидании этот процесс более медленный, при крушении — быстрый. Вряд ли кто рискнет сказать, что, мол, не знаем где и как, а вот у нас, в Армении, деньги делались в процессе созидания вдумчиво и не торопясь.
Между тем именно так: вдруг, неожиданно, сразу частный капитал образуется почти везде, почти всеми и почти всегда. Когда автомобильного магната Америки Генри Форда спросили, как с этим делом у него, он ответил: “Я могу объяснить происхождение каждого моего миллиона, кроме, разумеется, первого…”

Богатых, когда они не плачут, часто не любят, и не только из-за классового неприятия, а еще и потому, что не видят с их стороны предполагаемой щедрости и ожидаемой открытости. Вот совсем недавно в интернете гуляла информация со снимком. На снимке ишак неизвестного происхождения и два льва, вроде бы готовые его загрызть. Сообщалось, что львы принадлежат Гагику Царукяну (в чьей собственности ишак, не уточнялось). В воздухе повис немой вопрос: зачем Царукяну львы? Типа — планета в жестком кризисе, Армения все еще не процветает, а у кого-то во дворе лев со львицей.
А по мне — хоть мамонты со слонами. Потому что Царукян очень богат — что хочет, то и покупает. Говорят, если захочет, мог бы и Западную Армению прикупить. Во-вторых, Царукян подарил ереванскому зоопарку не одно дорогостоящее животное, в-третьих, он давно и всерьез занимается благотворительностью. Совсем недавно его фонд запустил новую программу. “Программа не имеет аналогов в Армении и предусматривает финансовое содействие перспективным проектам в области науки, образования и культуры. Один из проектов связан с Государственной консерваторией имени Комитаса”, — сообщили армянские СМИ.
Точно так, правда не коллекционируя хищников в личном подворье, поступает Рубен Варданян, успевая с добрыми делами не только в Москве, но и в Ереване.
Или вот миллиардер-благотворитель Роман Абрамович с женой, сыном и тремя друзьями отобедал давеча в ресторане “Nello” в Нью-Йорке, заплатил двадцать семь тысяч евро и даже не вздрогнул. Обед длился ровно семьдесят девять минут — считайте, сколько стоит минута удовольствия, когда хочется вкусно пообедать.

Чтобы оставить добрый след в жизни, богатым человеком можно и не быть, но быть человеком — обязательно. И тогда получаются Шаваршы Карапетяны, Леониды Азгалдяны, Минасы Аветисяны и другие замечательные люди, в данном случае прошедшего времени.
Впрочем, почему только прошедшего? Фонд “Линия жизни” в Москве прямо сегодня собирает средства на операции тяжелобольным детям, и все желающие могут поделиться содержимым своих домашних копилок. Пожалуйста, милости просим…
В мире многое меняется, и не всегда с минуса на плюс, но постоянной величиной как единицей измерения представлений о совести являются как раз такие люди. Случай с футбольным гимном, с чего мы начали заметки, и люди, которые были названы выше — тоже оттуда.   
Сергей БАБЛУМЯН
Москва