Последние аккорды перед подписанием

Архив 200910/10/2009

Состоявшееся вчера в Ереване протестное шествие подвело черту под обсуждением армяно-турецких протоколов накануне проанонсированного швейцарским МИД дня их подписания.

Однако, как заявили представители руководства АРФ Дашнакцутюн, это еще не та “красная черта”, после которой они готовы требовать отставки действующей власти и они надеются, что их требование не подписывать протоколов в их теперешнем изложении будет услышано и Армения, прежде чем поставить подпись, выдвинет свои оговорки. В противном случае борьба против протоколов будет продолжена на этапе их ратификации.

Подойдя к Президентскому дворцу, участники шествия, возглавляемые представителями руководства Дашнакцутюн и присоединившихся к ним партий, передали руководителю президентской администрации Карену Карапетяну петицию, скрепленную собранными ими за последние две недели 50 тысячами подписей. Суть письма президенту в требовании воздержаться от подписания протоколов, в противном случае, говорится в тексте, “вы будете ответственны за непредсказуемые последствия этого процесса”.
Переложив ответственность на главу государства, от которой он, кстати, никогда не отказывался, участники шествия направились в Цицернакаберд к Мемориалу памяти жертв геноцида. “Мы не против открытия границы, не против установления дипотношений, но мы против условий, на которых это происходит. Это не должно происходить путем нашего унижения, путем отказа от прав поколений” — такой беспроигрышный акцент на достоинстве государства и народа, естественно, обеспечивал горячую и искреннюю поддержку собравшихся. А если учесть эмоции, которые возникают у любого армянина при приближении к скорбной стеле, то иных аргументов для обоснования правоты больше не требовалось, все было ясно без слов.
Сложно представить себе, что было бы, не будь этой откровенной волны протеста. В конце концов именно она даст власти возможность маневрировать в переговорном процессе с Турцией, отстаивая интересы и достоинство нации. Но вместе с тем следует иметь в виду и другую опасность — волна эта может повернуть совсем в другое, непредсказуемое и разрушительное русло и в этом случае об ответственности придется задуматься подателям вышеупомянутой петиции — тем, кто усиленно нагоняет и разогревает протестные настроения, как им кажется, с благой целью.
С самого начала обсуждения голос противников подписания протоколов, прочитавших между строк этих документов прямую угрозу нашей безопасности и отказ от признания геноцида, уступки по Карабаху и удар по достоинству нации, признание Карсского договора и дилетантизм отечественных дипломатов, предательство властей и еще целый список подстерегающих нас опасностей, звучал громче и, как казалось, убедительнее, чем аргументы “за”. Любые экспертные доводы просто тонули в море эмоций, сопровождавших публичные дискуссии всех форматов и уровней. Это было естественно и происходило не потому, что аргументы “за” были слабее. Просто они были менее эмоциональны и достучаться до трезвой логики было намного труднее, чем до сердца. К тому же каждый из ораторов, выступавший за протоколы, был скован принципом “не навреди” куда в большей степени, чем те, кто смаковал опасности и страхи.
Было очевидно, что любой аргумент “за”, любая попытка публичного обоснования наших выгод от этого процесса находили очень внимательного слушателя за той самой границей, об открытии которой говорилось.
Кстати, не меньшую услугу противной стороне оказывали и те, кто подсказывал, какие ей следует в дальнейшем предпринять шаги, чтобы загнать Армению в тупик. В этом, собственно, состояли издержки публичного обсуждения, и мы с ними столкнулись в полной мере, умудрившись начать наклеивать оскорбительные и неприемлемые во всех смыслах ярлыки друг на друга тогда, когда от нации требовалась консолидация. О некоторых особо отличившихся на этой ниве деятелях мы уже писали. Не менее показательными являются мастер-классы всех бывших министров иностранных дел, которые принялись наперебой противопоставлять себя действующему главе внешнеполитического ведомства Эдварду Налбандяну и доказывать публике собственную значимость, прозорливость и “великие заслуги” перед отечеством. И где только были их энергия и красноречие в бытность у власти? Или умение обвинять коллегу в некомпетентности, непрофессионализме и прочих грехах — это максимум обретенных ими за это время дипломатических навыков?

Нет сомнений в том, что разговор в Армении и диаспоре должен был состояться, но чем шире разворачивались дискуссии и их география, тем больше росло желание ограничить их узким кругом экспертов и проводить в закрытом режиме. Ситуация очень похожа на трансляцию заседаний Национального собрания. Хорошо известно, что в отсутствие нацеленных на них телекамер народные избранники говорят куда меньше и неохотнее, чем тогда, когда есть вероятность, что их услышат миллионы. Примерно то же самое происходило и с политиками всех мастей и направлений, утративших в процессе обсуждения инстинкт национального самосохранения и ту самую осторожность, к которой со всех трибун призывали власть. Полагаем, что некоторые деятели воздержались бы от половины того, что успели наговорить, если бы знали, что статус ньюсмейкера им не светит. Естественно, за период обсуждения было сделано немало ценных и конструктивных предложений, которые помогут в переговорном процессе. Но их было бы куда больше, если бы советчики не отвлекались на телекамеры и диктофоны.
Нельзя сбрасывать со счетов и тех, кто откровенно пытался и продолжит пытаться словить рыбку в мутной воде. Яркий пример поведение тер-петросяновского конгресса, который за прошедшие недели умудрился сменить тактику несколько раз. Сначала открытое одобрение начатого процесса, потом корректировка позиции с целью нейтрализации набирающей обороты активности Дашнакцутюн, затем выжидательная пауза в надежде дождаться нужной кондиции в ослаблении власти и, наконец, очередной прорыв к микрофонам после нарисовавшегося на оппозиционном поле альянса из двенадцати партий. Все это время их интересовал один вопрос — сменит ли Дашнакцутюн свое требование отставки министра иностранных дел отставкой главы государства. И когда в АРФД, видимо, не без нажима со стороны своих зарубежных структур, заявили, что не исключают такой вероятности в качестве последнего аргумента, Конгресс ответил шквалом комментариев своих представителей о том, что истинной оппозицией являются только они, а все остальные имитаторы. Что ж, самое время начать делиться по хорошо знакомому принципу — кто больше и искренне ненавидит действующую власть.
Турция проводит политику раскола армянского общества — это один из последних доводов противников протоколов. “Турецкие должностные лица постоянно говорят о том, что Армения должна избавиться от влияния диаспоры, а это означает, что Турция проводит политику раскола армянского общества и, к сожалению, достигла определенных успехов”, — заявил глава парламентской фракции АРФД Ваан Ованесян вчера во время парламентских брифингов. По его словам, проводимая Турцией политика уже привела к возникновению споров в армянском обществе, которые зачастую заканчивались оскорблениями. Позволим себе не согласится с оратором. Если уж мы осознаем, что нас пытаются расколоть и утверждаем, что разгадали этот опасный маневр, то что мешает нам не поддаваться и не лить воду на мельницу недоброжелателей? Говорят, армяне сильны задним умом. Может, стоит наконец пересмотреть эту концепцию?
Тамара ОВНАТАНЯН