Последнее интервью Талаата за несколько дней до расстрела

Архив 201617/09/2016

Как известно, британский дипломат, путешественник, разведчик и член парламента Обри Герберт взял эксклюзивное интервью у Талаат паши в феврале 1921 года – за несколько дней до того, как Талаата в Берлине расстрелял Согомон Тейлерян. Недавно к этой теме вновь вернулся Арут САСУНЯН, учредитель и редактор газеты «Калифорниян курьер».

Герберт впервые встретился с Талаатом в 1908 году, во время работы в британском посольстве в Константинополе. Спустя 11 лет Герберт получил неожиданное письмо от Талаата с просьбой встретиться с ним в какой-нибудь «нейтральной стране». Отчаянно пытавшийся восстановить свою репутацию на Западе Талаат заверял, что он не несет «ответственности за армянские погромы, что может это доказать и очень хотел это сделать». Герберт отказал в просьбе Талаату, заявив: «Я был рад слышать, что он не ответственен за армянские погромы, но не думал, что встреча в то время могла служить какой-то цели».

Но Герберт изменил свое решение в феврале 1921 года, когда глава британской разведки сэр Бэзил Томсон приказал ему ехать в Германию и встретиться с Талаатом. Конфиденциальная встреча состоялась 26 февраля в небольшом германском городе Хам. Талаат еще раз заявил Герберту, что он «всегда был лично против попыток истребить армян». Что еще более невероятно, Талаат утверждал, что «он дважды противостоял этой политике, но получил отказ от германцев».

Забыв о собственных заверениях по поводу невиновности в погромах, Талаат стал оправдывать массовые убийства армян, обвинив их в том, что во время войны они нанесли удар с тыла. Опять же вступая в противоречие с собой, он заявил, что выступал за широкую автономию для меньшинств и «с радостью рассматривал любые поступавшие предложения». Затем Талаат спихнул вину за резню армян на британцев: «Вы, англичане, не можете избежать ответственности в этом вопросе. Мы, младотурки, убедили вас, но вы отказали. Одним из бесспорных последствий стало истребление христианских меньшинств, которые, как утверждал ваш премьер, рассматривались вами как союзники. Если греки и армяне были тогда вашими союзниками, когда мы воевали с вами, то вы не могли ожидать, что турецкое правительство отнесется к ним дружественно».

Затем Герберт и Талаат решили перевести разговор в Дюссельдорф. Герберт рассказывает о противоречивых попытках Талаата, с одной стороны, скрыть свою вину в геноциде армян, с другой, оправдать это чудовищное преступление. Талаат отмечал, что он написал «меморандум» об армянской резне и очень хотел бы, чтобы британские официальные лица почитали его. В начале войны, в 1915 году армяне создали армию и атаковали турок, которые тогда воевали с русскими. «В этом активно участвовали три армянских депутата: якобы произошли столкновения с мусульманами, которые сопровождались варварством в отношении женщин и детей. Он дважды выступал против насильственной депортации, стал также автором расследования, по итогам которого некоторые виновные турки и курды были казнены».

По иронии судьбы Талаат уверенно сказал Герберту, что не боится смерти. «Он сказал, что никогда не думал об этом. Почему кто-то его должен невзлюбить? Я сказал, что после того, что написали о нем в газетах, армяне могут попытаться отомстить ему, но он не стал обращать внимания на эти слова». Спустя две недели народный мститель Согомон Тейлерян в Берлине расстрелял Талаата…

Завершая интервью с Талаатом, Герберт заметил: «Он был одним из немногих представителей своего поколения, который умер в ненависти, проклятым. Может, он действительно был таким, каким его представляют. Не знаю. Знаю только, что он обладал исключительным состоянием и харизмой, но не знаю, был ли он ответственен за армянскую резню». Только специалисты того периода могут проверить достоверность этого интервью. Если оно действительно реальное, то какова была цель Талаата, который выдвигал идею «англо-турецкого альянса», и зачем британское правительство так хотело его выслушать?

Арут САСУНЯН,

учредитель и редактор газеты

«Калифорниян курьер»