Порнографический этюд

Архив 201128/06/2011

Удивительное рядом: главный советник одного из армянских министерств подал в отставку после того как был уличен в разглядывании скабрезных картинок. В связи с произошедшим у автора возникло и по сей день остается ощущение попранной справедливости. Что случилось, в чем дело, за что его так?!..
Размышляем вместе: порнография, не говоря уже о крутой эротике, уверенно вошла в нашу жизнь, заняв в ней примерно то же место, чем стал для всех для нас водопровод, сработанный еще рабами Рима. Включаем телевизор, читаем газеты, ходим в кино — вот вам, пожалуйста, смотри, оценивай, трогай… Все нормально, все в порядке вещей, секс с нами. Тогда отчего отставка?
Упрямые факты таковы. Главного советника министра потянуло на эротику не в свободное от работы время, когда делай что хочу, а на международном форуме в Ереване, где надо смотреть туда, куда надо. А он, мятежный… Более того, как подчеркивается в информационном сообщении на данную тему, в совещании принимали участие члены Совета национальной безопасности, что, по всей вероятности, усугубляет вину. И все-таки, отчего отставка? Дьявол, как водится, скрыт в деталях и тут возможны по меньшей мере два соображения. Либо министерство второпях взяло в штат и пригрело на груди сексуального маньяка, во что трудно верится, либо форум был настолько ленив, скучен и вял, что его потребовалось чем-нибудь оживить. Второе объяснение кажется автору правдоподобнее.
Еще момент. Отойдем на миг от порнографии, чтобы подойти к практике проведения собраний и других официальных мероприятий, предусматривающих их высокую значимость и, соответственно, повышенное внимание к тому, о чем говорят, и к тем, кто говорит. Но часто ли вы, уважаемые читатели, видели, чтобы одно совпадало с другим? По жизни еще задолго до первого перерыва аудитория, мерцая нервнопаралитическим глазом, посматривает на часы, а сияющий отполированными лицами президиум вянет и блекнет час от часу. Но куда денешься? Разве что журнальчик с веселыми картинками полистать и это будет самое то, ведь сегодня голые бабы во всех подробностях интереснее, чем Сикстинская мадонна, написанная, как говорил поэт Жуковский, не для глаз, а для души.
Сказать, что главный советник министерства, не ко времени увлекшийся порно, продал душу дьяволу, а посему должен быть высечен, осмеян и выставлен за дверь, — нет, автор этого не скажет. Наш герой ровно таков, какова в общем и целом окружающая нас действительность: без ограничений в пошлости, без осуждения непристойностей и в конечном счете — без стыда.
Самое массовое из искусств вопит отборным матом, борделей, замаскированных под респектабельные клубы не меньше, чем театров, взрослым без порно все равно что детям без сладкого. В открывшемся недавно в Москве музее эротики вниманию посетителей предложен огромный черный член. “Десять скульпторов выстроились перед ним в ряд (Молодцы, ребята! Вам бы еще на это дело присесть, задуматься… С.Б.) и стали поливать его из бутылочек разными красками. Цветные струи медленно стекали вниз, перемешиваясь в радугу. Публика затаила дыхание”, — сообщается в газетном репортаже, в котором смущает только то, что публика затаила дыхание. Не тот народ нынче прет на порно, чтобы от него в зобу дыханье сперло. Когда голая правда в виде девок с вываленными подробностями выше пояса и выставленной на обозрение аппаратурой ниже талии ломится в дверь и днем, и ночью, происходит не только падение нравов, но и спад рождаемости детей. Давно известно: бескрайнее обилие и почти абсолютная доступность голых тел приводит к пресыщению и рождает не детей, а импотенцию.
Вот автор недавно перечитывал “Темные аллеи” Бунина, где что ни рассказ, то любовный роман, но без грязи. Сейчас сделаем вам смешно, напомнив, как писатель видит одну из своих героинь. “Она сидела с другой стороны стола, вся взобравшись на стул, поджав под себя ногу, положив полное колено на колено, немного боком ко мне, над лампой блестел ровный загар ее руки, сияли сине-лиловые усмехающиеся глаза и красновато отливали каштаном густые и мягкие волосы, заплетенные на ночь в большую косу; ворот распахнувшегося халатика открывал круглую загорелую шею и начало полнеющей груди, на которой тоже лежал треугольник загара; на левой щеке у нее была родинка с красивым завитком черных волос”. И никаких “заниматься любовью”, никаких “перепихиваться”, пусть даже писатель получил Нобелевскую премию по литературе и, зная много разных слов, мог бы в качестве спецэффекта так расписать постельную сцену, что пальчики оближешь.
…Вернемся, однако, к главному советнику, за которого все равно обидно, да так сильно, что автор думал-думал и рискнул представить на рассмотрение министерства проект нижеследующего Приказа. Учитывая овладевающие обществом порнографические настроения, приводящие в ряде случаев к необходимости голой правды во всем, считать главного советника не виновником, а жертвой сложившихся обстоятельств. В связи с чем:
1. Отозвать приказ об увольнении главного советника по собственному желанию и восстановить его на прежней должности;
2. Предупредить главного советника о недопустимости занятий посторонними делами в рабочее время;
3. Войти в вышестоящие инстанции с предложением повысить качество подготовки и эффективность проводимых в Ереване форумов, совещаний, съездов и др. т.п. мероприятий.
Печать. Подпись.
Москва