Попасть в Красную книгу и… умереть

Архив 200905/11/2009

Незавидные перспективы арменийских муфлонов, и не только их одних

Жители и гости Еревана на днях стали свидетелями марша по столичным улицам животных, занесенных в Красную книгу страны. Впрочем, шествовали, разумеется, не сами животные, а их чучела, которые несли участники экологического фестиваля “Ареворди” (“Дитя Солнца”). Одной из целей фестиваля было спасение уникальных видов фауны. Между тем как представители международных организаций и культурной общественности и экологи пытаются найти механизмы спасения редких Животных. В стране при попустительстве заинтересованных ведомств делается все для их окончательного и бесповоротного уничтожения.
Охота на представителей Красной книги стала не просто развлечением, а серьезным бизнесом, приносящим баснословные доходы ее организаторам. Понятно, что все они люди отнюдь не последние, а напротив, весьма представительные. В свое время много шума наделало совместное предприятие “Арарат — Сафари”. За ним стояли итальянские и армянские партнеры, причем у нас за успех предприятия отвечал сын экс-министра сельского хозяйства Давида Задояна, Арсен. Вся информация о предоставляемых услугах имелась на сайте организации, где расписывались все подробности — вплоть до стоимости головы каждого пристреленного зверя. Среди последних — немало занесенных в Красную книгу. Но в том-то и состояла вся “фишка” — чем реже встречается зверь или птица в природе, тем выше цена за их отстрел. Был поднят большой шум, но результат оказался обратным ожидаемому. Аналогичные сайты пошли плодиться с невероятной быстротой: это и клуб “Айбекс”, и “Охота в Европе” и много еще чего. Особой популярностью у потенциальных клиентов пользуются арменийские муфлоны, поголовье которых составляет всего лишь 250 единиц, а также безоаровые козлы.
Потенциальных охотников не отпугивает цена, хотя она велика — от 5 до 7 тысяч долларов за каждое убитое животное. Так что можно без преувеличения констатировать, что у нас с успехом, отличным от традиционного, развивается новый вид туризма. Браконьерский. Раскрутка бизнеса подкрепляется фотографиями охотников, запечатленными с трофеями. Кто стоит за этими сайтами? Думается, ответ должны дать природоохранное ведомство, прокуратура и СНБ. Ведь по закону вся “эксклюзивная” живность находится под охраной государства. Штраф за убитого представителя фауны, пользующегося статусом национального достояния, составляет 3 млн драмов, в случае же если отстрел имел место внутри охраняемой территории, штраф утраивается. По словам эксперта армянского филиала Всемирного фонда живой природы Александра Малхасяна, только за последние год-полтора было зарегистрировано более 40 случаев незаконной охоты на приграничных территориях Мегринского и Зангезурского районов. Летом нынешнего года в Каджаране были взяты с поличным четыре браконьера, но это капля в море, крупных игроков засечь не так-то просто. Кто предупреждает браконьеров о готовящейся облаве, остается лишь догадываться. У браконьеров повсюду свои осведомители. Как только группа перехвата выходит на тропу, “черных охотников” как не бывало. Вот почему готовящиеся мероприятия хранятся в строжайшем секрете. Многолетний опыт борьбы с браконьерами позволил создать свои собственные механизмы противодействия. Раскрывать карты не станем, заметим лишь, что результаты не заставят себя долго ждать и будут заметны уже через несколько месяцев. Армянский филиал фонда живой природы стал в свое время инициатором сбора средств для спасения популяции кавказского леопарда в республике, контроля над соблюдением естественной среды обитания пантер, для приобретения техники и оборудования, используемого в охране редких животных, птиц, растений. Но усилий отдельных организаций явно недостаточно. При этом речь не столько о соответствующем госфинансировании, сколько о необходимости обновления законодательной базы. Впрочем, кое-какие шаги предпринимаются. Так, в рамках программы по развитию сети особо охраняемых территорий (на которых можно осуществлять особые проекты) принято решение о создании ООТ “Зангезур” и “Аревик” в Сюнике. Но это все в перспективе, а пока по фауне бьют наотмашь.
Мариэтта МАЛУМЯН