“Политику по урегулированию конфликта следует признать проваленной”

Архив 201009/12/2010

Бакинская пропаганда переживает прострацию. Буквально вчера все было ясно и однозначно: Азербайджан не верит в положительный для себя исход мирных переговоров, считает несостоятельной работу Минской группы ОБСЕ и полагает военный путь решения проблемы оптимальным и неизбежным. Теперь ситуация кардинально изменилась.

На днях руководитель одного из отделов администрации президента — Али Гасанов, — резко раскритиковав саммит ОБСЕ, сообщил, что международное сообщество еще “сильно пожалеет”, когда Азербайджан возобновит войну. Спустя сутки другой завотделом все той же администрации, Новруз Мамедов, напротив, похвалил принятое на саммите “заявление пяти” по Карабаху. Тут можно бы напомнить, что две взаимоисключающие мысли в одной голове обычно называют шизофренией. Но повременим с диагнозом. На самом деле в Баку судорожно ищут выхода из сложнейшей ситуации, в которой оказалась страна из-за провальной внешнеполитической концепции, которой здесь следовали все последние годы — с момента восшествия на престол Ильхама Алиева. Концепция проста: сделать принцип территориальной целостности приоритетом на переговорах, не допустить деблокады армяно-турецкой границы, вопреки международным ограничениям нарастить “военную мускулатуру”, запугать Армению и Карабах и без единого выстрела получить то, что обычно получают в результате кровопролитных войн. Результат налицо: посредники не согласны ставить территориальную целостность выше права на самоопределение; турки поколебались в решимости “давить армян” в угоду Баку (Цюрихские протоколы); Ереван углубил и расширил военно-политическое сотрудничество с Россией и заявил, что войны не боится.
Словом, провал, и это уже признается открыто. Как пишет газета “Зеркало”, “…политику по урегулированию конфликта уже давно надо объявить проваленной. Мы не желаем откровенного, честного обсуждения реальной ситуации и путей выхода из нее”. “Откровенное, честное” утверждение. Из числа тех, озвучить которые поручают на самом “верху”. То есть вскоре, надо думать, появятся “стрелочники”, которые за провал ответят. Не исключено, что среди них будут руководители МИД, хотя понятно, что дипломаты тут ни при чем.
Но кадровый погром ничего, по сути, не решит. Поэтому начались судорожные поиски вариантов спасения. Времени на раздумья нет, и “спасательная операция” приобретает черты гротеска. Оказывается, войны желает отнюдь не миролюбивый Азербайджан, а как раз армянская сторона. Армяне хотят спровоцировать противника, чтобы повторить “косовский и грузинский сценарий”. Как пишет то же “Зеркало”, “делается все возможное, чтобы вывести высшее руководство Азербайджана из равновесия”. Так трактуется предупреждение миротворцев, заявивших, что применивший силу может забыть о территориальной целостности. Хотелось бы узнать, что конкретно может вывести из равновесия азербайджанского президента и его ближайшее окружение. Маневры Армии обороны НКР, показавшие, что на блицкриг рассчитывать не приходится? Слова Сержа Саргсяна о том, что правовые основания суверенизации Арцаха совершенно безупречны? Ошибка в том, что они ищут причины провала где угодно — включая взаимоотношения в тандеме “Медведев-Путин”, — но только не в себе. Более того, прозрачно намекают, что это, мол, “московские реваншисты” желают войны — чтобы вмешаться и “возродить российское влияние” в регионе. Словом, кругом враги… Хотя нет, есть и друзья. Например, главный редактор ИА Regnum Модест Колеров. Он к делу подошел хитро — не то что бакинские дуболомы. Армения должна спешно признать НКР, у президента Саргсяна на это “остался один день, завтра будет поздно”, пишет Колеров, совпадая в этом вроде бы не с Баку, а с нашими радикалами. По его словам, “осторожность Еревана… ставит под угрозу безопасность Карабаха как непризнанной и бесхозной с международно-правовой и военно-политической точек зрения территории”. Но не будем спешить умиляться “проармянскими” подходами г-на Колерова. Проблема юридически не решена, и признание Арцаха Арменией даст возможность Баку говорить об “аннексии и оккупации”. К счастью, в отличие от азербайджанской верхушки наши деятели отличаются куда большей уравновешенностью и на такие дешевые провокации “не ведутся”.
Так как же теперь быть Азербайджану? Отказаться от привычных рецептов, конечно, нелегко, так что война с повестки не снимается. Но приходит понимание, что все это может плохо кончиться: “Турция из-за Карабаха не желает воевать с Россией… Любая попытка освобождения оккупированных территорий без обеспечения нейтралитета России, притом под серьезной гарантией внешнего фактора, является авантюрой с плачевными последствиями… Азербайджан окажется у позорного столба”. Кажется, новой концепцией внешней политики может стать “обеспечивание нейтралитета России”. И после этого они еще кого-то винят в своих неудачах…