Политические партии в поисках “паровоза”

Архив 201105/02/2011

На политическом поле республики идет полным ходом процесс, который одни называют “укрупнением партий”, а другие — “принципом паровоза”, согласно которому мало кому известные партединицы получают возможность пройти в парламент страны, влившись в ряды ведомой силы. Но как бы ни называли этот процесс, суть его от этого не меняется.

Наибольшую пассивность в этом вопросе пока проявляет оппозиция. Впрочем, один паровоз с прицепом на этом поле уже имеется в лице АНК, ведомого Левоном Тер-Петросяном. Вряд ли кто-нибудь из рядовых избирателей способен вспомнить названия 18-ти примкнувших к нему партий. За исключением двух-трех более-менее известных, имена всех остальных, можно сказать, канули в Лету. Лидеры некоторых еще держатся на плаву, выступая время от времени с какими-то комментариями, но собственным электоратом они уже не располагают. Что касается других представленных на оппозиционном фланге партий, не признающих лидерства ЛТП, то не исключено, что с приближением выборов и они станут перед выбором своего “паровоза”.
В каком формате пойдут на выборы “Наследие”, Народная партия Тиграна Карапетовича, АРФ Дашнакцутюн — ответа на этот вопрос не знают даже в самих этих партиях. “Наследие” продолжает играть в “кошки-мышки” с АНК, хотя очевидно, что расходится с его лидером практически во всех вопросах политической повестки, кроме освобождения заключенных по делам 1 марта. Карапетыч пока находится на волне народной любви и потому на приглашение воссоединиться с конгрессом отвечает встречным предложением — еще неизвестно, кто с кем должен соединяться. АРФ Дашнакцутюн на волне идеи о двухпалатном парламенте явно воспряла духом и рассчитывает, как вчера заявил Грайр Карапетян, по меньшей мере на 30% симпатий избирателей. Однако статус конструктивной оппозиции позволяет аналитикам рисовать самые невероятные расклады с участием этой партии.
Между тем на коалиционном поле процесс укрупнения уже начался. Первыми на этом поприще отметились Прогрессивная и Молодежная партии, которые уже заявили о самороспуске и влились в ряды “Баргавач Айастан”. Кстати, на днях некоторые члены Молодежной партии, около ста человек, выступили с заявлением о том, что на прошедшем в минувшую субботу съезде партии их мнения никто не спрашивал, тогда как они вовсе не согласны вливаться в ряды “Баргавач Айастан”. По их мнению, идеи их партии никак не стыкуются с идеями “Баргавач Айастан” и поэтому они намерены выйти из рядов Молодежной партии. Правда, непонятно, откуда они будут выходить, если партии больше не существует — ведь съезд принял решение о самороспуске.
Кстати, об идеях. Как известно, на политическом поле республики партий намного больше, чем политических идей, придуманных человечеством. С этой точки зрения можно только мечтать о том, чтобы из семи десятков партий осталось хотя бы десять. Тем более что сами политические деятели признаются — большинство из зарегистрированных партий не разглядишь даже под микроскопом. С другой стороны, возникает вопрос: “Что дадут слабые, которые, примкнув к сильному, надеются, что, ухватившись за его хвост, пройдут в парламент?” Задавшийся этим вопросом лидер Христианско-демократического союза Хосров Арутюнян, к примеру, считает — “Ничего не дадут, только возьмут”.
“Мощные партии выступают в качестве объединяющих сил, мелкие, нежизнеспособные партии присоединяются к крупным, а их активные члены продолжают свою политическую деятельность. От этого выигрывает общество”, — считает Эдуард Антинян, возглавивший с недавних пор партию Рамкавар Азатакан (бывший лидер партии Арутюн Аракелян сдал свои позиции без боя, можно сказать, по собственному желанию). По мнению Антиняна, высказанном в интервью одной из газет, “если и самая влиятельная Республиканская партия в свою очередь станет активным инициатором укрупнения политического поля, то мы добьемся качественно нового уровня”.
Определенные тенденции того, что Республиканская партия пойдет по этому пути, уже просматриваются. Тем не менее, судя по комментариям некоторых республиканцев, сообщения о том, что в ряды “Баргавач Айастан” влились уже две партии, были встречены их коллегами по коалиции с явным раздражением. Они не преминули, в частности, заметить, что слияния с другими партиями все равно ничего не дадут, так как если к величине Х добавить ноль, то эта величина не изменится.
А если к единице добавить ноль? У депутата от РПА Лерника Алексаняна, к примеру, на этот счет свой ответ — он полагает, что дело не в количестве, а в качестве и если б количество имело значение, то РПА при желании за сутки удвоила бы число своих членов. Вряд ли стоит спорить с тем, что дело в качестве, только в выборном процессе количество еще никому не мешало. Поэтому можно не сомневаться — республиканцы не отдадут “карликов” на откуп “Баргавач” и возьмут процесс укрупнения под свой контроль.
Что касается возникшей было на этой неделе откровенной напряженности между коалиционными партнерами, вызванной попыткой Гагика Царукяна дистанцироваться от слухов об опеке Роберта Кочаряна и связать его имя с РПА, то его публичное исправление ошибок, мол, я никого не хотел обидеть, похоже, сыграло свою примиряющую роль. Во всяком случае зампред РПА, комментируя последнее заявление Гагика Царукяна, отметил, что после него вопрос можно считать закрытым и “политической перепалки” больше не будет. Однако речь идет только о “водяном перемирии”. “Но я не могу дать гарантий, что до мая 2012 года этого больше не произойдет”, — добавил Размик Зограбян.