“Полезная встреча” в Алма-Ате,

Архив 201020/07/2010

или Посредников начинает раздражать неконструктивный подход Азербайджана
Встречу посредников Минской группы ОБСЕ по Карабаху и глав МИД Армении и Азербайджана в Алма-Ате в дни неформального саммита руководителей дипведомств стран ОБСЕ Эдвард Налбандян назвал “полезной”, несмотря даже на отсутствие по ее итогам совместного заявления. А председатель ОБСЕ, глава МИД Казахстана Канат Саудабаев удовлетворен уже тем, что встреча вообще состоялась: это, считает он, успех на фоне известных событий в регионе.

Термин “известные события” относится к недавней провокации азербайджанцев под Чайлу. По этому поводу посредники выразили сожаление, как, впрочем, и в связи с прозвучавшими вслед стрельбе “резкими публичными заявлениями”. Руководители дипведомств России и Франции Сергей Лавров и Бернар Кушнер, замглавы Госдепа США Джеймс Стайнберг считают, что “именно применение силы привело к нынешней ситуации и ее повторное использование может привести лишь к страданиям, разрухе, и последствиям конфликта и вражды, которые протянутся на поколения”. Поэтому в адрес сторон конфликта прозвучал призыв к “укреплению духа компромисса для достижения согласия на общей основе, необходимого для продолжения переговоров”. Кроме того, миротворцы особо подчеркнули — все элементы урегулирования, предложенные президентами Медведевым, Саркози и Обамой на прошлогодней встрече в Л’Аквиле и вновь подтвержденные ими в Торонто около месяца назад, “были задуманы как единое целое, и любая попытка выбрать несколько элементов из общего числа сделает достижение сбалансированного решения невозможным”. Как отметил по этому поводу Эдвард Налбандян, существенно, что в заявлении говорится о недопустимости доминирования одного из принципов и вообще о выборочном к ним подходе. “Страны-сопредседатели очень четко и открыто заявили, что это неконструктивный подход, что нельзя использовать дискриминацию принципов”, — сказал, в частности, глава МИД. И это отнюдь не единственный момент, по которому можно судить, что миротворцев начинает всерьез раздражать стремление Баку избежать какого-либо компромисса и при этом продолжать нагнетать напряженность. Не зря же они призвали укреплять режим прекращения огня, от чего (включая предложение об отводе снайперов с передовых позиций) азербайджанская сторона продолжает упорно уклоняться. С такой оценкой солидарен и политолог Степан Григорян. По его мнению, заявление глав делегаций стран — сопредседателей МГ ОБСЕ стало результатом интенсивных воинственных заявлений президента Азербайджана. Григорян считает, что этим Алиеву было сказано, что “он перешел все границы”. Таким образом, более чем очевидно, в “чей огород” направлен на сей раз “посреднический камень” и кто мешает “принятию сбалансированного решения”.
При всем том после выступления миротворцев возникают некоторые вопросы. Пусть риторические, это не снижает их актуальности. Сожаление, выражаемое по поводу инцидентов последнего времени, выглядит безадресным. У людей, плохо знакомых с реальностью (а мы знаем, что таких очень много в тех же международных структурах, в парламентских и иных руководящих органах Европы), может создаться впечатление, что у конкретных провокаций нет конкретного виновника или, того хуже, что все виноваты в равной мере. Далее, в документе сказано, что “до сих пор усилия, предпринятые сторонами конфликта, не были достаточными для преодоления разногласий”. Какая из сторон успешней сдала “экзамен на миролюбие”, а какую при всем желании не назовешь “отличником”? Из заявления этого понять нельзя. То есть для стороннего наблюдателя как бы “уравновешиваются” готовность официального Еревана к весьма существенным уступкам и абсолютно непримиримая позиция Баку, не желающего ничего слышать о компромиссе и угрожающего очередным витком противостояния. Насколько такой подход способен продвинуть переговорный процесс? Далее, посредники, в очередной раз продекларировав свою готовность к поддержке сторон в достижении мирного соглашения, подчеркнули, что “основная ответственность за решение нагорно-карабахского конфликта лежит на лидерах Азербайджана и Армении”. Ответственность лидеров двух стран действительно очень велика, никто этого отрицать не собирается. Но где же упоминание о карабахской стороне? Думается, прежде чем говорить о мере ответственности, надо в равной мере разложить ее бремя на все без исключения стороны конфликта, ибо без этого решение невозможно в принципе.
Повторим, нет сомнений, кто именно является конкретным адресатом посреднического послания. Но официально, так сказать, де-юре этот адресат остается неизвестен. На наш взгляд, это порождает у истинного виновника напряженности ощущение наглой безнаказанности. Эльмар Мамедъяров, комментируя встречу, заявил, что у него, мол, “создалось такое мнение, что Армения не хочет продвижения в переговорах”. Знаете почему? Оказывается, “армянская сторона выдвигает вопросы, например, статус Карабаха…” Между тем в трактовке Мамедъярова, “сначала надо решить самый трудный вопрос — оккупированные земли”. Но не может быть никакого “сначала” и “затем уж…”. Мы, конечно, прекрасно понимаем, что в техническом смысле проблема неизбежно будет решаться поэтапно. Однако Баку хочет, чтобы этот подход стал универсальным. Он желает получить районы безопасности вокруг НКР без политических гарантий самоопределения Арцаха. Видимо, в их трактовке это и означает “хотеть прогресса в переговорах”. А заодно отказывать армянской стороне в праве “ставить вопросы”. Таково их понимание урегулирования.

Впрочем, насколько можно судить, за кулисами разговор шел все же достаточно жесткий. Потому что на сей раз г-н Мамедъяров с непривычным для него спокойствием заметил, что “в этот раз не получилось, но необходимо быть терпеливым и продолжать работу”. Значит, все угрозы Баку выйти из переговорного процесса, “силой вернуть оккупированные земли”, как и предполагалось, пустые слова. Азербайджанцев, кажется, одернули. Плохо только, что происходят такие “внушения” кулуарно.