Пока волки хозяйничают в селах, шакалы пытаются проникнуть в города

Архив 201322/10/2013

Сотрудники иджеванского магазина днем 17 октября были шокированы: к ним забежала то ли лисица, то ли волк. Вызванные спасатели определили: это шакал. После чего немедля выдворили его за пределы торгточки. Но что подвигло животное внедриться в людскую среду? К тому же не в село или деревушку, а в город? Если бы представитель фауны был гоним голодом, то наверняка отправился бы не в мебельный — именно туда был нанесен шакалиный визит — а в продуктовый магазин. К тому же, как пояснил в интервью “НВ” завлабзоологии позвоночных животных Института зоологии Мамикон Касабян, шакал недостатка в пище обычно не испытывает — он всеяден.

 

Привередливы, как правило, волки: любят свежее мясо, подъедают и падаль. А фрукты (особенно виноград) едят лишь, если очень оголодали. Шакалы же, напротив, жуют абсолютно все: виноград, арбузы, дыни, упавшие яблоки, слетки водоплавающих птиц. Заглядывают даже на мусорные свалки. Так что в этом смысле для них полное раздолье. Касабян предполагает, что иджеванского шакала либо выпустили люди — иногда их просто держат на собственном подворье, — либо животное больно бешенством, вот и повело себя неадекватно: “Шакал, несомненно, может спокойно зайти в помещение: в хлев или курятник. Но чтобы в магазин?.. Такое практически не случается. С этим животным явно что-то не то”. Но, быть может, в ареале обитания именно этой особи не оказалось ничего, что было бы пригодно для питания?
Такой расклад Касабян исключил, ведь за последние 30-40 лет, по его наблюдениям, шакалы довольно сильно расширили свой ареал. Если ранее жили больше по руслу рек Аракс, Вохчи, Агстев и Дебед, то с 70-х начали подниматься наверх, в леса. Как-то собеседник нашел самку с детенышами на высоте 1800 метров. Встречал несколько особей и в окрестностях городов: однажды зверь уходил из Арарата, а недалеко от центра Арташата был замечен другой его собрат. “Вероятно, там было найдено удобное место для пропитания”, — полагает Касабян. Версия об отсутствии еды у шакала, забредшего в Иджеван, отпадает. Но что же тогда? И где гарантия, что “серые” не обоснуются в городах, в том числе и в Ереване?
Зоолог полагает, что в центре столицы шакалиный вой пока что вряд ли может быть услышан. А вот на окраинах, к примеру в поселке Нубарашен, он уже нет-нет да раздается: “Полагаю, что шакалы все же продвигаются по руслу Раздана, расширяя свои владения”. Отчего же зверю не сидится на месте? Все просто: за последние годы его стало заметно больше, вот он и поселяется на все новых “жилплощадях”. За отсутствием мониторинга представить точные данные о количестве шакалов в стране Касабян не смог. Однако, основываясь на собственных наблюдениях (более 20 лет изучения ситуации с волками и шакалами в Армении), он предполагает, что численность выросла втрое! Выходит, и шакалы не желают отстать от волков, которых, как неоднократно заявлялось в Минохраны природы, расплодилось больше, чем хочется?
Касабян говорит, что с волками как раз полный порядок: как и лет 25 назад, так и сейчас в лесах водится 600-800 особей. Причина же более частых набегов хищника на овчарни и стада — в дефиците еды: “В природе истребили объект его питания. В основном это были кабан, косуля, заяц. Вот почему волк и начал появляться ближе к людям”. Что же касается “демографического взрыва” среди шакалов, то причина в отсутствии к ним интереса со стороны охотников. Если во времена Союза шкуру убитого зверя можно было сдавать в заготконторы, то уже много лет этих структур нет. По какой-то причине не жалуют шакалиный мех и скорняки. Это при том что и шубы, и ушанки получаются из них очень даже неплохие. Не предусмотрено за убитого шакала и каких-либо выплат от государства. В то время как начиная с 2011 года за каждого умерщвленного волка выплачивают по 100 тысяч драмов. Кстати, как подтвердили в пресс-службе Минохраны природы, в этом сезоне не выделено средств и на отстрел волков. Во всяком случае существует лишь проект решения, добро на которое правительство еще не дало. Зато и на волков, и на шакалов охота и в этом сезоне не ограничена. Но будет ли кто-то пускаться во все тяжкие, умерщвляя шакалов? Да и надо ли?
Особого ущерба, за исключением разве что нападений в лесах на потомство косуль, шакалы, как заверил собеседник, не наносят. Да и участившиеся вхождения в села и пригород, если речь не идет о бешеном животном, тоже не повод для тревоги. Если не загонять зверя в угол и не дразнить, то, завидев человека, он ретируется, поджав хвост — больно труслив! Однако известно, что все популяции животных в природе — звенья единой цепи. И неконтролируемый рост численности одной может вызвать необратимые последствия для другой. Меж тем долгие годы не ведется ни мониторинг, ни картографирование, следовательно, не анализируется и ситуация по численности животных. Может, все упирается в серьезные деньги? “Не думаю. Гораздо более существенные суммы тратятся впустую вместо того, чтобы работать непосредственно в природе. Меньше надо организовывать тренингов, семинаров, печатать буклетов, — говорит Касабян. — В советские годы проводился наземный учет. Выделялся вертолет, с которого вели учеты зимой. Час работы вертолета стоил 500 рублей (или по тем годам около 700 долларов). Сейчас это тоже очень недешево. Но оно того стоит. Нам надо руководствоваться реальным материалом, чтобы осознать, что вообще происходит с нашей природой!”… Шакал — животное сумеречное. И негатив от его постепенного внедрения в среду обитания людей один: душераздирающий ночной вой. Но если не разобраться с шакалиными стаями, да и других более опасных хищников, то вой этот будет раздаваться все чаще и чаще. И наверняка одним лишь воем нашествие шакалов не ограничится…