Пойдет охота на волков, пойдет охота?..

Архив 201112/02/2011

Среди отечественных охотников оживление — правительство приняло решение финансово стимулировать тех, кто изъявит желание поохотиться и подстрелить волка. Порядок регулирования численности волков был одобрен кабинетом министров в четверг, а уже вчера с утра в Союзе охотников и рыболовов раздалось множество звонков от его членов, жаждущих в будущем получить обещанные 100 тысяч драмов. Именно такую компенсацию предусмотрело правительство за каждого умерщвленного зверя. Всего же на уничтожение хищников будет выделено 10 миллионов драмов.

Событие воистину историческое, поскольку в охотничьих рядах чего-то подобного ждали уже давно. Последние 30 лет механизм награждения был успешно забыт. И практически полная незаинтересованность людей с ружьями к такого рода охоте привела к резкому росту численности хищника. А затем и к чрезмерной агрессивности в его поведении. Волки принялись, что называется, входить в “дом, семью, коллектив”. На полном серьезе, отдавая предпочтение не только овчарням, но и жилищам сельчан.
К примеру, в 2007-м — в год, когда, кажется, были побиты все рекорды по количеству волчьих визитов в марзы страны, — один “серый” сначала напал на четверых жителей села Брнакот. Затем наведался в село Уйц, и в конечном итоге добрался до Сисиана. В городе наглый хищник забрался на кухню одного из собственных домов и вознамерился покусать 24-летнего Мгера Погосяна, однако вовремя подоспел отец парня, который прикончил зверя прикладом ружья. Ближе к весне волки разгулялись уже в Ширакском марзе — нападали, к счастью, не на людей, а на овец. В одной из деревень загрызли 34-х барашков. А в июле в деревне Бюракн того же марза “оприходовали” очередные 38 голов мелкого рогатого скота: 23 барана “пало” в фермерском хозяйстве семьи Асрянов. А Акопяны лишились 15-ти голов. Причем зубастые твари напали не на пасущееся в горах стадо, а пролезли через оконные проемы прямо в хлев. Хорошо, что бог миловал самих крестьян — пострадавших не было.
Проблема столь активного поведения волков наблюдается по меньшей мере последние лет восемь. Причем, согласно данным управления животноводства Минсельхоза, первое место по числу “хвостатых” все эти годы делят Ширакский, Лорийский и Гегаркуникские марзы. А в отдельных райцентрах местное население буквально “сроднилось” с волками. Так, один из варденисских охотников несколько лет назад умудрился даже выследить, где находится логово, и когда волчица разродилась, позаимствовал одного из новорожденных. Посадил его в клетку, намереваясь либо приручить и использовать в качестве домашнего животного (видимо, в роли дворового пса), либо продать по сходной цене в столичный зоопарк.
Точного числа зубастых тварей никто не знает. В Минохраны природы предполагают, что в лесах наличествует порядка 300-350 волков, что несколько превышает нормативный показатель. Но дело даже не в количестве, а в “качестве” поведения нынешнего зверя — волки не только навещают овчарни и стада, лакомясь мелким рогатым скотом, не чураются они и мелкого дикого зверья. В числе последних немало краснокнижных. Отдельным видам, обитающим в заповедниках, уже нанесен серьезный урон. Что, надо полагать, и вынудило природоохранителей обратиться в правительство с идеей о “волчьей компенсации”. Последняя оказалась как нельзя кстати и по иной причине.
Если ранее можно было рассчитывать хотя бы на управу против волка со стороны медведей, то ныне кое-где в лесах перевелись и косолапые. В связи с тем, что и их визиты в жилища участились, местное население принялось гнать мишек куда подальше. В итоге бурые “забурились” в иные марзы, а те марзы, где их помощь как зверя, способного “поломать” волка, была необходима, оказались беззащитны. Ведь людей “серые” уже давно ни во что не ставят. Так, в деревне Агви Лорийского марза, где волчьи “проказы” имеют место на протяжении вот уже лет 12-ти, чтобы отогнать подошедших впритык к загонам зубастых, порой собирается человек 200 (почти вся деревня). Улюлюкают и закидывают “гостей” из леса камнями до одурения. Пастухам же, отправляющимся в горы на выпас, и вовсе приходится туго. Единственная панацея избавиться от спутников — менее трех волков вслед за стадом не увязывается — это ружье. Но имеют его немногие. Обзавестись огнестрелом денег стоит — необходимо выложить долларов 200-300. Словом, сельский люд предпочитает жертвовать более дешевым барашком или коровой.
Меж тем в далекие доперестроечные годы производилось так называемое “санитарное уничтожение” волков. Численность хищников доводилась до допустимого предела, разумеется, благодаря усилиям профессиональных охотников. Последние за каждый хвост получали по 50, а то и 100 рублей. И за такие деньги готовы были запастись дорогостоящей мясной “наживкой”, а главное, сидеть в засаде более недели. Однако в последние три десятка лет не только не стимулировалась охотничья инициатива, но и прекратили функционировать заготконторы, куда сдавались шкуры убиенных зверей. Не возрождены они и поныне. Так что пока не очень понятно, куда будут сдаваться предъявленные охотниками шкуры волков. Пока что, заявляют в Минохраны, шкуры станут лишь доказательством самого факта умерщвления особи. В этом предстоит убедить специальную комиссию при Минохраны природы. Кстати, туда же охотники должны обратиться за получением разрешения на отстрел зверя, предъявив членский билет и прочие нужные документы. Примерно та же процедура проделывается и перед тем, как охотники отправляются за иным зверем в сезон охоты. И, как известно, предполагает получение лицензии, за которую вносится определенная госпошлина. Надо полагать, за финансово стимулируемую государством волчью охоту денег брать все же не будут. Иначе сей факт вновь отпугнет людей с ружьями от намерения бить зверя. Но что, если вошедшие в раж охотники примутся стрелять волков без удержу?
Как пояснили в Минохраны природы, волноваться на сей счет не стоит — подстрелить волка не так-то просто. Обладающий отменным чутьем и слухом, этот зверь всячески ускользает от сидящих в засаде. Кроме того, требуется подсократить нынешнюю численность примерно на 100 особей, из расчета на что, собственно, и было выделено 10 миллионов. Сумма эта, кстати говоря, не будет выделяться госбюджетом ежегодно. А лишь в случае, если результаты очередного мониторинга убедят природоохранителей в насущной на то надобности.
Ориентировочно первые результаты охоты на волков станут очевидны к концу января будущего года — ведь на этого зверя ходят с ноября по конец января. Впрочем, и местное население вне охотничьего сезона может приложиться к зубастым тварям — новый порядок предусматривает также участие в отстреле непрофессионалов, столкнувшихся с волчьим беспределом. Свои 100 тысяч за убиенного зверя сельчане тоже получат. Правда, по предъявлении шкуры комиссии в 10-дневный срок. Думается, до столицы жители марзов все же доберутся — ведь порядка 300 долларов на дороге не валяются. А вот хоть как-то покрыть финансовый ущерб, наносимый стадам годами, все же помогут. Кстати, глядишь, в этой связи произойдет и некоторое удешевление мяса. Помнится, несколько лет назад крестьяне “волконаселенных” марзов уверяли, что рассчитывая стоимость килограмма мяса, учитывают и возможный урон от потенциального нападения хищников. Наценка, правда, была невелика. Но если волчий разгул не предотвратить, заверяли тогда собеседники, она может стать вполне ощутимой. Ныне все идет как раз к его предотвращению, так что по логике вещей в будущем следует рассчитывать на мясное удешевление. Глядишь, вослед ему уценка коснется и молока. Ведь кроме прочей пользы от ликвидации волчьих променадов, крестьяне перестанут постоянно прикупать новых коз и даже коров — были случаи нападения и на крупный рогатый скот. Ну а это сокращение расходов, причем расходов немалых!..