Похороним “отощалого, с бледненькой обложкой”?!

Архив 201124/02/2011

В редакции “Литературной Армении” было холодно и мрачно. Альберт Налбандян и Сергей Мурадян стояли молча, глядя в окно на пустынный проспект Баграмяна. Ни людей, ни машин. И вдруг — похоронная процессия. Альберт Мамиконович вдруг нарушил тишину, выдав сакраментальное: “Надеюсь, это не наш последний читатель!” Это сценка из 90-х. И тогда “Литературная Армения” “умудрилась” выйти аж шесть раз в течение года. Сейчас вроде бы наступило благополучие, а “Литературная Армения” на 53-м году жизни дышит на ладан.

В декабре 1958 года в Ереване вышел первый номер журнала “Литературная Армения”. А с января следующего года он стал выходить ежемесячно — как литературно-художественный и общественно-политический орган Союза писателей Армении. Не будет преувеличением сказать, что журнал стал явлением в культурной жизни не только Армении, но и тогдашнего Союза, поскольку с самого начала занял прогрессивные, демократические позиции. Своей задачей он считал не просто пропаганду лучших образцов армянской литературы на русском языке, но и всемерное укрепление культурных связей между народами, бережное сохранение духовных ценностей прошлого и настоящего. В шестидесятые и последующие годы, в условиях жесткой цензуры, на страницах “периферийной” “Литературной Армении” появлялись такие произведения, которые порой не могли пробить себе дорогу в центральных журналах. Достаточно сказать, что здесь впервые были опубликованы цикл стихов О.Мандельштама “Армения” и его же “Путешествие в Армению”, роман С.Городецкого “Сады Семирамиды”, повесть В.Гроссмана “Добро вам” (до этого она несколько лет пролежала в редакции “Нового мира”), “Уроки Армении” А.Битова, “Тоска по Армении” Ю.Карабчиевского, стихи и проза А.Белого, М.Цветаевой, В.Брюсова, М.Волошина и многое, многое другое. Публикации журнала вызывали живые отклики читателей, привлекали внимание таких авторитетных изданий, как “Новый мир”, “Дружба народов”, “Звезда”, “Знамя”, “Литературная газета”, не раз отмечавших и рецензировавших эти публикации.
До распада Советского Союза тираж “ЛА” достигал десяти тысяч экземпляров, на него подписывались во всех уголках необъятной страны, он регулярно поступал в розничную продажу.
С октября 1991 года государство прекратило финансирование издания журналов и для “ЛА” настали трудные времена. Она стала выходить раз в три месяца — при огромных финансовых трудностях. Однако, как это ни странно, трудности эти почти не отразились на художественном уровне журнала, и это не раз отмечалось в армянской и российской печати. Несколько лет назад “Литературная газета” посвятила “ЛА” пространную статью критика и прозаика Б.Евсеева, которая завершалась такими словами: “Хвала же отощалому с бледненькой обложкой и явно небогатому журналу, поддерживающему в столь скудные времена, как наши, никем не отменяемую русско-армянскую духовную связь”.
Увы, “скудные времена” продолжаются. О тяжелом положении “ЛА” писали “Литературная газета” (26-31 декабря 2007 г.), журнал “Знамя” (N4, 2009 г.), не говоря о республиканской периодике. И в этих условиях строить какие-то грандиозные планы, конечно же, несерьезно. Речь может идти лишь о выживании. Вот что написал в своей недавней статье в “Литературной России” Леонид Теракопян: “Едва ли не самое сильное мое впечатление от недавней поездки в Ереван — бедственная ситуация журнала “Литературная Армения”, практически переставшего выходить с началом нынешнего года. Когда-то со страниц этого журнала вошли в нашу жизнь произведения Г.Матевосяна, В.Петросяна, Г.Эмина, П.Севака, С.Капутикян, С.Ханзадяна. Будет ли продолжена традиция открытий, теперь под вопросом. Принцип экономии на литературе действует не только в России, но и за ее пределами. Потерять обретенное, накопленное поколениями мастеров перевода проще простого. Только как восстанавливать будем? Боюсь, что здесь уже не только частные проблемы попавшего в полосу испытаний журнала, но и всего нашего общественного сознания”.
В течение нескольких лет “Литературной Армении” в некоторой степени помогал Союз армян России (Ара Абрамян), но вот уже полтора года, как перестал оказывать эту помощь. Мизерной государственной поддержки — благо, которого “ЛитАрмения” удостоилась совсем недавно, — и собственных средств хватает на оплату лишь половины расходов. Последний номер журнала вообще был напечатан в долг. Журнал умирает и никому нет дела до этого. А между тем это единственное издание Армении, пропагандирующее армянскую литературу на русском далеко за пределами маленькой страны. Но, видно, никто в этом не заинтересован. С уходом в небытие “Литературной Армении” уйдет целое поколение русскоязычных читателей-армян, для которых журнал был единственной отдушиной — покупать дорогие книги на русском языке они не могут, так как средств не хватает, а вот “Литературная Армения” была очень даже доступна. Удивительное дело, этот журнал читали даже ереванские бомжи, выкинутые за борт жизни после развала Союза и ностальгирующие по русскому языку.
Власть имущие, дельцы от культуры и “пох” имеющие не склонны поддерживать культурные проекты, особенно такие невыгодные, как какой-то русскоязычный литературный журнал. Но на похороны у них всегда находятся деньги. Потому что похороны должны быть пышными, пафосными, по ним судят о толщине кошелька и могущественности. И похоронят они отощалого, который так и остался в бледненькой обложке. Есть не очень хорошая армянская поговорка — “умри, и я тебя полюблю”. Это же относится и к “Литературной Армении”, которую все будут вспоминать добрым словом — мол, был такой хороший журнал…
Альберт Налбандян надеется только на поддержку диаспоры, поэтому по опыту других толстых литературных журналов принял решение о создании попечительского совета. Что же это такое? Попечительский совет — это вроде редакционной коллегии, имена попечителей публикуются в каждом номере. Если каждый из членов совета (коллективным членом совета может быть и целая организация) будет давать на нужды журнала 2 тысячи долларов в год (при составе из 7-8 человек), этого вполне хватит для издания “ЛА” с нынешней периодичностью один номер в квартал, в свою очередь журнал обязуется публиковать интервью и материалы о жизни и деятельности этих людей, а также размещать их рекламу на сайте “Литературной Армении”, за создание которого взялся один из энтузиастов и радетелей журнала из России.
Захочет ли кто-нибудь из местных войти в попечительский совет, верится с трудом. Это же не престижно, не круто. Престижно, к примеру, купить билет за 300 тысяч драмов на концерт Пугачевой. Или за те же 300 тысяч поместить свой фэйс на обложку глянцевого журнала. А за 150 тысяч можно засветиться в какой-нибудь передачке по ТВ.

P.S. Поразительно… Говорим о высших материях, ценностях, дружбе двух народов, но когда дело доходит до действий, все умывают руки. Неужели те же посольство РФ, Дом Москвы, Российский центр науки и культуры — о своих сказано выше — не могут протянуть руку помощи умирающему русскоязычному журналу, который призван в первую очередь сохранять русскоязычие в Армении?!