Подменили стенограмму с самолета Качиньского?

Архив 201005/06/2010

Полковник польских ВВС Бартош Строиньский, приглашенный в Москву для консультаций в ходе расшифровки данных черных ящиков разбившегося под Смоленском Ту-154 президента Польши, заявил, что опубликованные стенограммы не те, под которыми он ставил свою подпись, сообщает польский телеканал TVN24.
Как заявил Строиньский, он был приглашен в Москву как человек, имевший опыт работы с самолетами Ту-154. Эксперт летал на этих машинах, когда служил в Специальном транспортном полку ВВС Польши. По его словам, свою подпись под расшифровкой записей переговоров в кабине разбившегося самолета он поставил в конце апреля. Строиньский уверяет, что документа, переданного российской стороной 31 мая и опубликованного в Польше 1 июня, он не подписывал. Следовательно, Россия передала Польше какую-то другую стенограмму. Опубликованная польской стороной стенограмма датирована 2 мая. Фамилия Строиньского в документе указана, однако его подпись отсутствует. Одним из разночтений, отмеченных Строиньским, стало утверждение, что перед крушением в кабине самолета находился шеф дипломатического протокола МИД Польши Мариуш Казана. По словам эксперта, в подписанной им версии документа присутствие Казаны подтверждено не было. По словам представителя МВД Польши Малгожаты Возняк, фамилию Казаны в стенограмме указали представители Межгосударственного авиационного комитета (МАК), который расследует причины катастрофы. Польские эксперты смогли определить личность только одного из посторонних, присутствовавших в кабине пилота, — им оказался глава ВВС Польши генерал Анджей Блазик. Кем был второй человек, так и осталось неизвестным. Напомним, МАК опубликовал первые данные расшифровки бортовых самописцев 19 мая. Эксперты заключили, что причиной катастрофы стали плохие погодные условия и недостаточная видимость. При этом российские специалисты утверждали, что самолет разбился из-за неопытности польского экипажа, в то время как польская сторона усматривала в случившемся некомпетентность диспетчеров российского аэродрома. Через некоторое время польская сторона признала, что причиной катастрофы стал “человеческий фактор”.