Почерк нацистов

Архив 201105/03/2011

В Москве нападению подвергся армянин Гагик Беньяминян, которого националисты обвиняли в покровительстве азиатам
В среду вечером в Москве было совершено бандитское нападение на нашего соотечественника Гагика Беньяминяна, который был тяжело ранен. Обстоятельства инцидента свидетельствуют о том, что вновь имеем дело с выходкой радикальных националистов. Отличие данного преступления от прежних состоит в том, что жертвой нападения на этот раз стал не эмигрант, а москвич. Более того, Беньяминян — сотрудник правоохранительных органов. Он служит в милиции уже больше 20-и лет и дослужился до майора. Московские правозащитники связывают произошедшее с его попытками встать на защиту выходцев из Азии, оказавшихся на мишени фашистов из запрещенной группировки “Движение борьбы против незаконной миграции”.

Нападение на 42-летнего участкового УВД Гольяново было совершено прямо у опорного пункта милиции. Он парковал автомобиль, когда к машине подошел молодой человек, в руках которого был белый полиэтиленовый пакет. Преступник стрелял через целлофан из самодельного пистолета. Гагик получил три серьезных ранения — два в предплечье и одно в шею. Несмотря на обилие крови, майор смог подъехать к подъезду и позвать на помощь. Врачи говорят, что состояние его тяжелое, но жизни милиционера уже ничто не грозит. Киллер беспрепятственно скрылся, унеся с собой орудие преступления.
Личных врагов у Баньяминяна никогда не было. Его безупречная милицейская репутация ни разу не была запятнана. Коллеги характеризуют Гагика как предельно честного и ответственного офицера, примерного семьянина. У родных и друзей Гагика есть лишь одна версия причин случившегося. И связана она с претензиями, которые имели к нему русские националисты. В августе прошлого года на ряде сайтов, принадлежащих националистическим группировкам и движениям, была опубликована фотография Гагика с текстом, содержащим обвинения в его адрес. Утверждалось, что майор Беньяминян якобы помог незаконной фабрикации уголовного дела против русской женщины, на честь и достоинство которой посягнули инородцы. Речь о давнишнем споре между одинокой учительницей музыки Еленой Журиной, переселившейся в Москву из Грузии, и ее соседями по коммуналке — семьей выходцев из Таджикистана Жуматовых, каракалпаков по национальности. Пресловутый “квартирный вопрос” превратил соседей в злейших врагов. Конфликты между ними доходили до драк. В позапрошлом году Калбай Жуматов был приговорен к условному заключению за неадекватно жесткую реакцию на истерическую выходку соседки: увидев, что Журина бросилась с ножом на его жену, Жуматов избил обидчицу ногами. Спустя несколько месяцев в милицию обратилась уже другая сторона. Семья каракалпаков и их сосед по подъеду, русский Николай Лопатин, потребовали от правоохранителей защитить их от постоянных угроз Журиной. “У этой женщины не все в порядке, — заявила в беседе с журналистами соседка Журиной Ольга Лопатина, поддержавшая обвинение семьи Жуматовых. — В какой-то момент уже никаких сил у нас не осталось. Муж зашел по делам к Калбаю, она в очередной раз заорала, что всех убьет. Мы и решили подать в суд”.
На суде Калбай и Лопатины легко доказали, что Журина действительно не раз грозилась их всех зарезать. Судья приговорил женщину к шести месяцам условного заключения. Но признанная преступницей Журина решила напустить на правоохранителей фашистов из ДПНИ (Движение борьбы против нелегальной иммиграции). Главари этой запрещенной и распущенной судом радикальной группировки не только обеспечили соотечественнице юридическую защиту, но и взялись катить телегу на сотрудников милиции и прокуратуры, которые посмели дать ход жалобе азиатов. В центре внимания нацистов оказался прежде всего Гагик Беньяминян, который первым принял жалобу к рассмотрению и ходатайствовал о возбуждении уголовного дела. Дэпэнишникам очень не понравилась фамилия майора. (Кстати, заметим, что настоящая фамилия предводителя ДПНИ тоже не русская. До того как господин Белов поменял паспорт, в документах он значился как Поткин, что у многих его соратников вызывало подозрение на счет семитских корней великого борца против иммигрантов.) Нацисты выставили Беньяминяна как зачинщика операции, цель которой унизить и оскорбить русскую женщину. Претензии шовинистов из ДПНИ распространились и на руководство музыкальной школы N 68, из которой Журина была уволена за неадекватное поведение. Бритоголовые подчиненные господина Белова-Поткина выяснили, что школу возглавляет армянин Нерсес Погосов, и принялись его третировать.
Между тем этническое происхождение прямых и косвенных участников всей этой истории в действительности не имеет никакого значения. Национальный окрас обычному бытовому спору был предан совершенно искусственно. Не может быть сомнений в том, что сделано это было осознанно. Фашисты из ДПНИ добивались именно того, что произошло. Заметим, что нападение на Гагика Беньяминяна произошло спустя пару недель после вердикта суда, признавшего “Движение борьбы против нелегальной иммиграции” экстремистской организацией и запретившего ее деятельность. Возмущенные нацисты искали способ продемонстрировать свое величие. Атака на милиционера-армянина стала, по-видимому, их ответом на приговор суда.

Националистический сайт Zarusskiy.оrg с удовлетворением сообщает о том, что нападение на Беньяминяна было совершено в полном соответствии со стратегией деятельности “Боевой организации русских националистов” (БОРН). Список акций этой фашистской группировки весьма богатый. Правоохранители считают, что именно БОРН стоит за такими громкими преступлениями, как убийство судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, рискнувшего вынести обвинительный приговор по делу скинхедов, расстрел антифашистов Ивана Хуторского, Джапаридзе, Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Боевики БОРНа взяли на себя ответственность и за самосуд над нашим соотечественником Сосо Хачикяном. Все эти преступления остались нераскрытыми. Мало надежд на то, что нападавшие на Гагика Беньяминяна все-таки предстанут перед судом и ответят за содеянное.