“Почему-то думают, что наш слушатель не расположен к интеллектуальным передачам…”

Архив 201221/01/2012

После новогоднего телеэфира многие люди культуры выразили свое резко негативное отношение к представленной программе ТВ в целом. Ругать можно и нужно. Но давайте попытаемся перейти от порицания к конструктивной критике. Об этом и многом другом говорит профессор Госконсерватории им.Комитаса Михаил КОКЖАЕВ.

— Телевидение — это особый жанр деятельности. Многое на нашем ТВ заслуживает порицания — начиная с абсолютно дилетантских сериалов и заканчивая телерабисом: потоком низкопробной музыкальной продукции вперемешку с жующими людьми и странного вида девушками в коротких юбках. Но вместе с этим есть, например, интересные церковные передачи, циклы о мироздании и т.д. Обидно, что их немного и такие передачи можно найти чаще на российских каналах, нежели на наших.
Я считаю, телевидение должно стать чуть более энергичным, чуть более интенсивным. Почему бы не подумать в направлении создания телепроектов, как, скажем, у Познера? Или сделать наш аналог передачи Гордона с просмотром некоммерческого кино и последующим обсуждением. Вроде и кино снимают, и на фестивалях представляют, и даже призы получают…
— А возможно, обсуждение и театральных спектаклей…
— Безусловно! Бытует ошибочное мнение, что наш зритель и слушатель не расположены к интеллектуальным передачам, а лишь жаждут насладиться легкоперевариваемой телепищей. Это не так, не надо недооценивать зрителя. А вы сделайте хороший — по-настоящему интересный — проект и увидите, как он будет востребован. Неужели тот факт, что значительная часть нашей телеаудитории предпочитает российские и европейские “заумные” передачи, ничего не значит?
…Думаю, необходимо больше устраивать телевстреч с неординарными людьми. Больше нужно передач о музыке — о джазе, в частности. Хотя, конечно, грех жаловаться — я всегда с удовольствием смотрю передачу Армена Тутунджяна о джазе. Вот таких бы побольше! Ничтожно малым также считаю и количество детских передач. Не секрет, что телевидение и интернет на сегодняшний день являются самым мощным образовательным фактором. Это надо учитывать.
— Но все же аудитория привыкла к определенной “потребительской корзине”…
— Увы, и в этом проглядывается элемент болезненности нашего общества. Меркантильное стало главным. Раньше в интеллигентном обществе говорить о деньгах было просто неприлично. А сегодня основа основ — как сериалов, так и прочей подобной продукции — материальный фактор, деньги… Раньше самым главным для человека была честь, сегодня считают, что самое главное — это жизнь.
— На российском ТВ идет довольно ощутимая религиозная пропаганда — у нас же почему-то этот сегмент совсем не затронут…
— Даже в коммунистическую эпоху тотального атеизма люди находили какие-то способы приобрести Библию, перепечатать, тайком почитать. А сегодня, когда вся эта литература доступна, она перестала быть интересной, а вера из разряда мировоззрения плавно перетекла в некий церковно-ритуальный формат.
В Библии есть ответы на все вопросы — нередко говорю я своим студентам. Ищите да обрящете! А многие ленятся не то что Библию, а просто какую-нибудь интересную книгу почитать. Ищут в интернете примитивную информацию обязательного порядка и только. А ведь настоящую силу может дать только книга. Почему? Да потому что она не отягощена видеорядом. Сознание читающего само “вынуждено” создавать картины, образы. Человек приобщается к творчеству. Пускай оно потом не перейдет на холст или бумагу — в эти моменты Господь дозволяет созидать свой собственный мир. Человек становится личностью!
— И напоследок, ваш прогноз на будущее.
— Когда я был маленьким, отец впервые привез меня в Ереван и повел на детскую железную дорогу. Там было место, где бил родник, а рядом старик вырезал из белого туфа оклад для этого родника — высекал виноградную лозу. Мы остановились посмотреть, как из камня рождается виноградная лоза, и тогда отец сказал: “Посмотри на лицо этого человека — это лицо твоего народа!” Это был обычный человек, трудяга с мозолистыми ладонями… Но его лицо — открытое, мудрое, светлое — навсегда врезалось в мою память, как та лоза в камень. Я порой встречаю такие лица. Увы, не часто… Но меня не покидает надежда, что кто-то рано или поздно снова возьмет резец и высечет из камня виноградную лозу. Это неизбежно!