Почему Прескотту вдруг стало холодно?

Архив 200917/01/2009

Итоги визита в Ереван содокладчиков Мониторинговой комиссии ПАСЕ Джона Прескотта и Жоржа Коломбье, давших обет молчания прессе, остались тайной для широкой общественности, а потому опасения по поводу лишения армянской делегации в ПАСЕ голоса сохранились в своем первозданном после Парижского заседания Мониторинговой комиссии виде. О том, изменилась ли точка зрения содокладчиков, станет ясно не раньше начала январской сессии. А до этого классическое быть или не быть… санкциям продолжит мучить своей неопределенностью политический истеблишмент республики.
В условиях дефицита информации ситуацию обычно домысливают исходя из жестов, выражения лица или отдельных реплик. Именно в таком положении оказалась отечественная пресса, которой заезжие евродепутаты наотрез отказывались давать какие-либо комментарии. “Холодно очень” — единственная многозначительная реплика, которая прозвучала от Прескотта после выхода из НС в ответ на настойчивый вопрос — каковы ваши впечатления? Присовокупив к сказанному личные наблюдения о недовольном выражении лиц евродепутатов и плохом настроении отечественных слуг народа, журналисты пришли к выводу, что дела плохи и мандаты, по всей вероятности, “заморозят”, ведь не на погоду же намекал Прескотт. Хотя определенные шансы на то, что “народная примета” не сработает, все-таки есть.
Как и планировалось, содокладчики встречались только с представителями властей — президентом Сержем Саргсяном, спикером Овиком Абрамяном, председателем Совбеза Артуром Багдасаряном, генпрокурором Агваном Овсепяном, руководителем армянской делегации в ПАСЕ Давидом Арутюняном, главой временной комиссии НС по расследованию событий 1 марта Самвелом Никояном, омбудсменом Арменом Арутюняном и Группой по сбору фактов. Причем омбудсмену не повезло, аудиенция с ним не состоялась из-за затянувшейся встречи с генпрокурором, и он встречался с выбившимися из графика содокладчиками в статусе наблюдателя во время их беседы с Группой по сбору фактов.
В любом случае список встреч говорит сам за себя и позволяет заключить, что содокладчики приехали не столько оценить уровень реализации рекомендаций ПАСЕ, они об этом были прекрасно осведомлены и раньше, сколько убедиться в возможности проявления политической воли в вопросе амнистирования заключенных по делу семи. Ведь это и есть тот самый пункт, по поводу которого Мониторинговая комиссия, по сути, предъявила ультиматум властям Армении. И хотя Прескотт и Коломбье долго — около двух часов вместо запланированного одного — беседовали по поводу этого дела с генпрокурором, понятно, что они вряд ли ставили себе целью вникнуть в правовые тонкости, даже если Агван Овсепян, как это видно из распространенного прокуратурой пресс-релиза, пытался их представить.
В своих последних комментариях в прессе депутаты НС Самвел Никоян и Армен Рустамян обращают внимание на то, что рекомендация ПАСЕ об амнистии лежит не в правовой плоскости, а носит политический характер. Именно поэтому, уверены депутаты, ни Прескотт, ни Коломбье не осведомлены о правовых аспектах этого дела. Их цель — надавить на власти с тем, чтобы те проявили политическую волю и делу было дано политическое решение. При таком подходе становится понятным, почему Мониторинговая комиссия приняла решение прежде, чем было начато судебное разбирательство. Суд их не интересует, и эта позиция Европы, мягко говоря, вызывает удивление. И не только потому, что не соответствует пропагандируемым Европой ценностям. Эта позиция не способствует снятию напряженности в Армении, ставит власть в ситуацию цугцванга и парализует деятельность демократических институтов.
Шла ли об этом речь на встречах с главой государства и секретарем Совбеза? Как сообщает пресс-служба президента, Серж Саргсян во время встречи с содокладчиками подчеркнул, что углубление демократии вытекает именно из интересов Республики Армения, и в очередной раз подтвердил решимость руководства Армении в вопросе выполнения пунктов резолюций ПАСЕ.
“Применение меры наказания по отношению к Армении на январской сессии ПАСЕ может вывести страну с пути реформ, следовательно, от ПАСЕ ожидается более взвешенная позиция”, — заметил, как сообщает пресс-служба СНБ РА, секретарь Совбеза Артур Багдасарян. Из скупых строк пресс-релизов следует лишь один вывод — акцент делался не на содержании рекомендаций ПАСЕ, а на сроках их реализации. По всей вероятности, на том, что требуемая амнистия в данный момент несвоевременна, более того, опасна с точки зрения дестабилизации внутриполитической ситуации.
Достаточно представить, что будет, если завтра власть под откровенным давлением СЕ, кстати, содокладчики и не скрывают, что оказывают давление, примет в обход судебной процедуры авторитарное решение об амнистии людей, которые подозреваются в организации беспорядков, приведших к человеческим жертвам. И дело не только в том, в какой двусмысленной ситуации окажутся власти предержащие и как будет интерпретирован подобный прецедент со стороны той же оппозиции, а в том, какое он окажет влияние на перспективу, на становление демократии в Армении. Разве что заложит первый камень в фундамент анархии. Несмотря на высокую степень нашего недоверия к судебной власти, надежда на то, что этот институт станет полноценным, у нас никто не отнимал, и вряд ли та же Европа заинтересована в том, чтобы это произошло.
Евродепутаты самого высокого ранга часто любят повторять, что цель СЕ не наказывать, а помогать строить демократию. В приложении к решению Мониторинговой комиссии ПАСЕ это сказать трудно. Минимум, чего ожидает сегодня армянское общество от этой структуры, — это помощь в снятии напряженности. Простая логика подсказывает, что в сложившейся ситуации рекомендация ПАСЕ не только не снимет, но и добавит напряженности. Более того, уже добавила. Окрыленные давлением Европы, радикалы культивируют нетерпимость всеми доступными методами и способами. Совсем свежий пример — вчерашняя потасовка сторонников подсудимых с полицией у здания суда, где уже в шестой раз по причине неуважения к суду было отложено заседание. “Включите гимн, и мы тогда встанем”, — цинично раздает советы в прессе один из подсудимых. А пресс-секретарь АНК Арман Мусинян называет причину, по которой откладывается суд, формальной. Все правильно, в условиях анархии формальностей не соблюдают. Или действуют в точности до наоборот. Так, может, внести коррективы в процедуру и призвать присутствующих “Сесть, суд идет!” Глядишь, тогда подсудимые назло судье решат встать. Впрочем, у них будет время обдумать свою тактику до 30 января. Именно до этого срока отложен суд. Да и Европа к тому времени окончательно определится в своих оценках.
Тамара ОВНАТАНЯН