Почему не играли на “Раздане”,

Архив 201102/04/2011

Почему не играли на “Раздане”, или Как “Раздан” передали Ашоту Агабабяну
Недавняя игра сборных по футболу Армении и России вновь реанимировала застарелую проблему и подняла актуальный вопрос — почему столь важная встреча прошла не на “Раздане”, а на Республиканском стадионе. В итоге очень много болельщиков, в том числе прибывших из России, остались, как говорится, с носом. “Раздан” же вместил бы всех и, может, заполнился с лихвой, как не раз случалось в 70-80 гг.  Главной причиной называют некондиционное состояние “Раздана”, то бишь весьма далекое от требований ФИФА. Последний раз его худо-бедно к этим нормам подогнали в 2008 году, когда мы играли со сборной Турции. А что потом? А потом ничего — в том смысле, что играть с русскими пришлось на 15-тысячном Республиканском. Решение о строительстве стадиона в Разданском ущелье было принято в 1968 году, вспоминают, что место выбрал сам Анастас Микоян. То есть он как-то высказал такую прозорливую и правильную мысль, которую и материализовали архитекторы Корюн Акопян, Гурген Мушегян и конструктор Эдвард Тосунян (“Армгоспроект”). Построили всего за 19 месяцев, завершили, как водится, впритык к 29 ноября 1970 года — к 50-летию советизации Армении, а открыли в мае 1971 года. Стадион вызвал всеобщий восторг и в советской стране, и за рубежом. Остроумно вписанный в ущелье, удобный и ладный, он стал действительным достижением армянской архитектуры и строительного мастерства. “Раздан” был выдвинут на Госпремию СССР, но премию в тот год присудили московским архитекторам.
“Раздан” верой и правдой служил обществу — спорту и болельщикам, — пока общество от него не отвернулось, как только наступил конец социализму. Было не до стадиона. Но не всем. В 1993 году взошла звезда сметливого человека — Ашота Агабабяна. В интервью (сентябрь 2004 года, “Аравот”) он откровенничает: “Этот объект я принял в мае 1993 года в разрушенном состоянии. Между прочим, пошел туда работать не по собственной воле, а по поручению партии. Республиканская партия хотела доказать, что мы можем одерживать победы не только на поле боя, но и в экономике…” Стало быть, солдат РПА. Отметим, что в 93 году упомянутая партия вовсе не могла направить его “на работу”, ибо не была правящей. Тогда балом правил АОД. Фактически завладеть “Разданом” и прилегающими гектарами городской земли А.Агабабяну позволило “движение” в лице президента Тер-Петросяна и премьера Багратяна. Реально владел с их подачи. Вскоре для победы в экономике А.Агабабян на основе спорткомплекса “Раздан” создал ГЗАО, конкретно — чрезвычайно доходную безбрежную ярмарку. Через 11 лет по решению правительства от 22 июля 2004 г. фактический владелец “Раздана” приватизировал его с потрохами. Купил за смешные 87 520 000 драмов. (Интересно, кто оценивал?) Решение правительства обязывало в течение 5 лет (по 2009 год) инвестировать в стадион 2 млн долларов: 2005 — 200 тыс., 2006 — 300 тыс., 2007 — 400 тыс., 2008 — 500 тыс., 2009 — 600 тыс., а также в течение 10 лет бесплатно проводить крупнейшие государственные, национальные и спортивные мероприятия. Гуляй — не хочу.
В упомянутом интервью А.Агабабян утверждает, что за 1993-2004 гг. он потратил на стадион 1,3 млн долларов, то есть еще до приватизации. Любопытно, правда? Получается, в свое вкладывал, не в чужое. Он утверждал также, что весь доход от ярмарки шел на ремонт и содержание стадиона. В 2008 году государство выделило 2 млн долларов на ремонтные работы — до игры с турками. Не будем вдаваться в финансовые дебри — магия чисел завораживает. Но есть глаза тысяч и тысяч ереванцев, для которых “Раздан” не просто стадион и тем более не ярмарка, а символ, архитектурный и инженерный памятник. Сегодня и многие предыдущие годы, несмотря на упомянутые миллионы, он не внушает радости. Конечно, содержать такой громадный объект в европейском порядке — дело затратное и хлопотное. Одному не осилить, даже солдату РПА. Да, без сомнения, немало сделано: установлены “триколором” пластиковые сиденья (они разрушили цветовую гармонию стадиона и его органичную связь с ущельем), высятся мачты с прожекторами. Подлатали как смогли. Внешне вроде все хорошо. Однако стадион — это далеко не только трибуны, прожектора и служебные помещения. Это все пространство, в данном случае — весь уникальный и крупнейший стадион страны — “Раздан”. Это его галереи, пандусы, лестницы, туалеты, сопредельная территория и т.д. Тут Ашоту Агабабяну похвастаться абсолютно нечем. Подъярусное и подтрибунное пространство, все углы и закоулки огромного сооружения уже много лет заброшены и ветшают. Бесчисленные протечки из стыков и “волосных” трещин конструкций, обнажившаяся проржавевшая арматура несущих балок и прочих частей, битая в мелкие дребезги плитка галерей, развалившиеся стены, разошедшиеся швы, разбитые двери, забитые бомжеским скарбом затхлые помещения, иссохшие “пулпулаки”, исписанные и закопченные поверхности, мусор: тряпье, железки, бутылки, кучки песка и щебня, наконец, продукты жизнедеятельности некоторых сородичей — вот что видит и обоняет любопытный индивид под ярусом и трибунами. Вызывают опасения тонкие трещины в конструкциях и подпорки-трубы (на снимке), которыми якобы укреплены некоторые части сооружения. По свидетельству директора “Армпроекта” Григора Азизяна, в 2006 году по заказу владельца была проведена тщательная экспертиза состояния стадиона и был подготовлен проект насущного ремонта конструкций, усиления. Особое внимание было уделено гидроизоляции, а также удалению воды с яруса и т.д. “Коррозия — вот главная опасность для “Раздана” — вот вердикт Азизяна. Об этом говорит и Гурген Мушегян. К нему как к автору с тех пор руководство “Раздана” не обращалось. А кому, как не ему, знать каждый кусочек сооружения. “За “Разданом” нужен регулярный уход и обслуживание, — говорит Азизян. — Как, положим, за крупным мостом. Мы пять лет назад дали рекомендации сделать в трещины инъекции специальным немецким составом, правда, дорогим…”
Если что и сделано, то тяп-ляп. И не теми материалами. Правда, части конструкций с обнажившейся арматурой отмечены пунктиром, но даже элементарно заштукатурено только кое-где. Несколько лет назад глава ФФА Рубен Айрапетян заявил, что “Раздан” — потенциальная угроза для людей. Для зрителей и для многочисленных ярмарочных торговцев, по выходным торгующим под ярусом, и покупателей. Будем считать это преувеличением. И Г.Азизян, и Г.Мушегян, другие специалисты утверждают, что прямой опасности нет. Сегодня нет, а послезавтра? А через… Протечки ведь не мелочь. Известно, что вода, расширяясь в мороз, расширяет любую трещину. И так до бесконечности… Не такие сооружения рушились.
“Раздан” пустует едва ли не круглый год, лишь изредка тут что-то происходит. Зато ярмарка, то есть Торговый центр “Раздан”, работает как часы. Правда, опять же на мизерном уровне, неряшливо. Похоже, именно эта сфера и заботит прежде всего владельца. Что касается миллионов, вложенных в “Раздан”, то их не слишком видно. “Раздан”, проданный официально одному-единственному пламенному республиканцу — конечно, в принципе, нонсенс. Подавляющее большинство стадионов в мире, тем более футбольных, не есть собственность частных лиц. Так, “Ноу Кампо” принадлежит клубу “Барселона”. “Сантьяго Барнабеу” — мадридскому “Реалу”, “Хайберри” — “Арсеналу”, “Стадио Олимпико”, где тренируются “Рома” и “Лацио”, — это муниципальная собственность Рима. “Олимпийский комплекс Лужники” — ОАО. Примеров — несть числа. Так что непонятно, почему ФФА и Рубен Айрапетян не разворачивают героической борьбы за всеармянский “Раздан”. Может, потому что Республиканский стадион принадлежит федерации, т.е. выгодно заполнять именно его?
“Раздан”, конечно, надо спасать — всем армянским миром. Для этого нужно его выкупить у владельца, поставить на прикол на несколько лет, вложить большие деньги и капитально отремонтировать, подвергнув частичной реконструкции. Вот единственно возможный путь спасения национального достояния. В том, что именно таков его статус, думается, никто не сомневается. Разве что в РПА, где, похоже, никого не заботит состояние “Раздана”. Ведь, очевидно, именно она санкционировала уже документальную приватизацию стадиона в 94-м. Может, потому никто из партийных “камарадов” не поинтересовался, как там “Раздан”, не упрекнул солдата РПА типа “не можешь — откажись”. “Раздан” числился в списке памятников архитектуры, подлежащих охране, — говорит Г.Мушегян, но вдруг его из списка выкинули, очевидно, чтобы при продаже не было лишнего шума”. Резонно. Поступили так же и с летним залом кинотеатра “Москва”: вычеркнули, чтобы попытаться снести.
…”Мы доказали, что можем содержать и восстанавливать “Раздан” без господдержки, без использования бюджетных средств… Стадион не может служить источником бизнеса… только вещевая ярмарка приносит доходы, которые направлялись и будут направляться на ремонт “Раздана”, — молвил в том интервью владелец стадиона. Кто бы сомневался…