Почему принят закон, направленный против коллектива?

Архив 201314/11/2013

12-летняя безукоризненная работа целого коллектива может быть зачеркнута одним росчерком пера. Победа в тендере, которая по всем законам морали, логики и здравого смысла должна быть предоставлена людям, положившим жизнь на любимое дело, может им не достаться. Почему? Да просто кто-то, видимо, желает прибрать к рукам уже отлаженный и отшлифованный годами “бизнес”. Ведь это так просто — собрать урожай на уже вспаханной, напоенной потом и кровью и щедро плодоносящей почве…

 

Впрочем, “бизнес” — это не совсем или даже совсем не то слово, которое относительно своей работы когда-либо употреблял коллектив столовой НИИ курортологии и физической медицины Минздрава РА. Ну какой это бизнес, если люди годы напролет буквально жили столовой, за здоровье каждого “клиента” готовы были положить свою душу, “болели” вместе с пациентами и “выздоравливали” вместе с ними. Какой это бизнес, если от результата работы каждого из сотрудников коллектива зависело, встанет ли пациент на ноги, будет здоров, не попадет ли снова на больничную койку. Эти люди разве что клятву Гиппократа не давали, а так, ведь “выкладывались” для больных до такой степени, что иным врачам и не снилось… Оно и не удивительно — столовая Физиотерапевтического института никогда не была местом общепита. Это было и есть одно из важнейших звеньев слаженно работающей системы по оздоровлению. Ведь именно здесь рождалась и осуществлялась стратегия по “здоровому питанию”. Именно здесь разрабатывались меню для пациентов института. И, заметьте, для каждого из них вырабатывалась своя система питания и готовились определенные блюда. Случайный человек с такой задачей ни за что бы не справился. Это сложная профессия, которую надо осваивать годами. Член Республиканской партии РА Нина Павловна Гаспарян прошла этот путь с лихвой. Много училась, получала дипломы, участвовала в конкурсах и побеждала. И все это умение, всю свою профессиональность положила на дело служения людям, которым как никому другому требовалось правильное питание. 12 лет назад ей посчастливилось встать во главе столовой Физиотерапевтического института, и этой цели верой и правдой она служит по сей день.
Если принять во внимание, что в заведении одновременно лечатся от 200 до 300 пациентов, то можно представить, с какой нагрузкой работала как сама Нина Павловна, так и весь подобранный ею со всей тщательностью коллектив. На плечи каждого из его членов ложилась невероятная ответственность. Причем в равной мере она распределялась и на руководство, разрабатывающее оптимальные для каждого больного блюда, и на поваров, материализующих эти идеи, и… на официантов, обслуживающих больных. Ведь для пациентов института — в большинстве своем инвалидов войны, пенсионеров — важно не только правильное лечение и питание, но и теплое и сердечное отношение, способное зачастую бороться с болезнью покруче иных лекарств. Более того, здесь не только кормили людей, но и организовывали их досуг: ежемесячно устраивали торжественные ужины с концертами, проводить которые приглашали известных артистов на благотворительной основе.
И вот все это здание, воздвигнутое многолетним упорным трудом на фундаменте любви, доверия и профессионализма, может рухнуть в одночасье. Вдруг оказалось, что на управление столовой объявлен тендер. Примечательно, что эту новость коллективу столовой “нашептали” их поставщики продукции и только потом, обратившись с расспросами к руководству института, они узнали, что в связи с новопринятым законом вопросы обслуживания больных должны решаться путем проведения тендера. О чем институту было сообщено управлением государственного имущества РА, которое является владельцем 100% акций института.
Казалось бы, коллективу столовой не о чем было беспокоиться. Предпочтение, без вариантов, должно было быть отдано им. Ведь иначе выходило, что рожденное ими и с честью выращенное “дитя” могут вырвать из “семьи” и отдать в чужие руки — “приемным” родителям, которые еще неизвестно, смогут ли справиться с такой ответственной задачей. Кто в здравом уме и светлой памяти мог решиться на такое? Так что сам тендер их не пугал — им было что представить на суд комиссии: на их стороне был опыт, безупречная репутация, многолетняя документация, свидетельствующая о честности и умении вести доверенное им дело. Ведь руководство столовой, кроме всего прочего, всегда слыло прекрасным администратором, умеющим выбирать как своих непосредственных сотрудников, так и поставщиков…
Правда, сначала их вообще не собирались подпускать к тендеру (!?). Коллективу столовой было объявлено, что они не смогут принять участие в “торгах”, так как не являются “юридическим лицом”. Действительно, 12-летний коллектив таковым не являлся, так как все работающие в столовой являлись сотрудниками НИИ курортологии и физмедицины. Но это как-то не мешало им 12 лет верой и правдой служить своему делу. Впрочем, понимая, что новоиспеченным формальностям надо как-то соответствовать, Нина Павловна решила бороться за тендер при помощи собственной зарегистрированной фирмы, в которую, по замыслу, должны были плавно вписаться все члены коллектива столовой — ведь заведующая не желала терять ни одного из проверенных временем, верных их общему делу сослуживцев. Короче, с этой фирмой Нина Павловна и пошла на ковер. Представить хороший “бизнес-план” ей труда не составило — дело свое она знала как никто другой. Цена обслуживания одного больного, которую необходимо было представить по условиям тендера, у коллектива столовой оказалась ниже, чем у их конкурентов (в “конкурсе”, кроме команды Нины Гаспарян, участвовала одна организация, называть которую не будем из этических соображений), но за спиной которой стоит управление государственным имуществом РА. Казалось бы, чего еще надо? Но, как оказалось, цифры эти никого на самом деле не интересовали — создалось впечатление, что тендерное заседание было сделано скорее так, для галочки, чтобы не говорили, что коллектив столовой проигнорировали… А так было заявлено, что фирма Гаспарян не имеет нужного оборота, а значит, на обладание тендером не тянет… Значит, более десятилетия эти люди без всякой фирмы прекрасно тянули на себе эту работу, да так, что в их адрес, кроме благодарностей и благословений, ничего другого сказано не было, а теперь вдруг перестали удовлетворять “взятым с воздуха” критериям… Что же это за законы такие, перечеркивающие опыт, преданность и профессионализм? И как те, кто их придумал, будут смотреть в глаза больным, которые придут в “свою” столовую и вдруг увидят, что там нет их любимой Нины Павловны, что такая домашняя и родная Эмма больше не разносит борщ и что гречка пахнет совсем не так, как пахла при поварах Римме и Анне…

P.S.

Следует отметить, что корреспондент “НВ” присутствовала на проведении этого тендера и, к своему удивлению, услышала, что хоть коллективом и была названа сумма обслуживания одного больного ниже аналогичной суммы конкурентов и вроде бы коллектив выиграл, но все еще нужно “обдумать” в управлении государственным имуществом, а затем будет объявлено окончательное решение. И вот через несколько дней было заявлено, что тендер признан недействительным, и он будет повторен в январе 2014 года. Получается, что поставлена твердая задача уволить коллектив из 17 человек. Но ведь в таком положении находятся и другие организации, работающие в этой сфере и подпадающие под тот же закон.
В связи с этим редакция очень надеется получить ответ от должностных лиц, которые принимали закон и его исполняют, на следующий вопрос: почему принят закон, который направлен против добросовестно работающего коллектива? И как исправить это недоразумение?