Победа армянской дипломатии как успех Москвы

Архив 200903/09/2009

Азербайджанская блокада наших границ становится бессмысленной
Договоренность Еревана и Анкары начать процесс установления дипломатических отношений и уже до конца нынешнего года открыть границу стала, без преувеличения, событием мирового значения. Причем событием положительным, о чем свидетельствует реакция всех без исключения государств, имеющих интересы на Южном Кавказе и в целом на Ближнем Востоке.
Разумеется, Россия не стала исключением. Комментарий со стороны Смоленской площади последовал практически незамедлительно. “Армения и Турция — дружественные нам страны. Воспринимаем подвижки в нормализации отношений между ними как закономерный и давно ожидаемый процесс. Будем рады, если консультации, которые являются сугубо внутренним делом этих стран, увенчаются выходом на субстантивные (в данном контексте — существенные, полновесные — А.Х.) договоренности”, — говорится в заявлении российского МИД. И подчеркивается, что “ни один из предусмотренных этими документами шагов не может быть истолкован как наносящий ущерб какой-либо третьей стороне”. Последнее замечание актуально в свете достаточно распространенных как у нас, так и в России представлений, будто армяно-турецкое сближение открывает дорогу для укрепления в регионе влияния США, НАТО, Запада в целом и, напротив, ведет к ослаблению российского фактора. На самом деле такой подход представляется по меньшей мере односторонним. Нами не раз отмечалось, что нормализация отношений между Арменией и Турцией, деблокада границы и взаимовыгодное экономическое сотрудничество были бы невозможны в случае противодействия России, контролирующей как саму границу, так и львиную долю экономики Армении. Выгоды Запада от изменения ситуации в регионе гипотетичны, выгода России — очевидна и вполне конкретна. Представляется, что уже через год Грузия начнет терять статус основной транзитной страны региона. Поддерживаемый Россией процесс политической и экономической маргинализации этой страны ускорится. Между тем основным транзитным коридором Южного Кавказа постепенно будет становится Армения, а на деле — та же Россия, если учесть, что именно Москве принадлежат все транспортные и энергетические инфраструктуры нашей республики. Поэтому комментарий российского МИДа не протокольное заявление. Этот документ отражает реальные подходы кремлевской администрации к происходящим событиям. В данный контекст вполне укладывается и содержание последнего телефонного разговора между Сергеем Лавровым и его турецким коллегой Ахмедом Давутоглу. Напомним, глава турецкого внешнеполитического ведомства “попросил Россию активизировать усилия в направлении урегулирования карабахского конфликта для установления на Кавказе мира и стабильности”.
В переводе с дипломатического языка это означает, что обе стороны — Москва и Анкара — понимают, что открытие армянского участка границы лишь полдела. Реализовать новые транзитные проекты и планы в полном объеме можно будет лишь в том случае, если будет восстановлено также транспортное (имеется в виду не только железнодорожный, но и трубопроводный транспорт) сообщение из Армении в направлении Азербайджана и обратно. Сегодня, когда в Баку царит истерия в связи с “предательством” со стороны Анкары, это представляется маловероятным. Но все понимают, что в перспективе иного развития событий теперь уже быть не может. И не стоит думать, что в данной связи Ереван и Степанакерт должны пойти на фундаментальные уступки в карабахском вопросе. Отнюдь нет. Уместно процитировать президента Сержа Саргсяна, по словам которого “урегулирование конфликта не вопрос дней, недель, месяцев”. Речь идет о годах, а скорее — даже десятилетиях. Доказательство тому те же мадридские принципы, предусматривающие “отложенный статус” для Карабаха. Ясно, что Россия и в особенности российский и турецкий бизнес (ныне выстраивающий с россиянами отношения тесного взаимовыгодного партнерства) так долго ждать не намерены. И, кстати, можно предположить, что и в Баку вскоре придут к мысли, что в условиях существования нормальных отношений между Ереваном и Анкарой слишком уж тянуть и упрямиться не стоит — это просто бессмысленно, да и себе дороже. В прямом смысле слова, заметим. И процесс карабахского урегулирования получит новое дыхание — во всяком случае на декларативном уровне. Но и этого будет вполне достаточно для того, чтобы начала функционировать железная дорога от Карса до Баку через Гюмри, Нахичеван и Мегри. В таком случае актуализируются возможности модернизации и расширения международных транспортных коридоров ТРАСЕКА и “Шелковый путь”. Что и нужно России, поскольку все эти процессы, повторим, будут ею контролироваться и использоваться к собственной экономической и геополитической выгоде. Поэтому не будет преувеличением сказать, что нынешний очевидный успех армянской дипломатии является и существенным успехом Москвы.
Армен ХАНБАБЯН