По следам “растленного” Запада

Архив 201031/07/2010

На неблагополучие в собственной стране мы сетуем часто. Между тем есть критерии, по которым мы занимаем очень престижные позиции, опередив по части благополучия в этих сферах многие процветающие и высокоразвитые страны мира. Это алкоголизм и злоупотребление наркотиками. По сравнению с другими государствами — как дальнего, так и ближнего зарубежья — Армения имеет устойчивую репутацию малопьющей и не склонной к наркомании страны. Наши показатели вызывают завистливое удивление даже у наших ближайших соседей. К примеру, в Грузии, где только в столице официально состоят на учете 50 тысяч наркоманов, считают нашу тысячу с небольшим “совершенно благополучным показателем”. Мы же сами, зная ситуацию изнутри, уже ощущаем первые симптомы тревоги…
До 1974 года в СССР наркоманов не было, как, впрочем, не было секса, мафии, порнографии, жестоких преступлений, т.е. ничего такого, что было присуще “растленному Западу”. Разумеется, на самом деле все это было, но закрытая страна жила по законам строгой секретности, исповедуя на весь мир принцип “чего не знают, того нет”.
Сердобольный Леонид Ильич, говорят, прослышав о страдающих наркоманах, гибнущих в страшной ломке, даже прослезился и велел их лечить. Так 35 лет назад вышло специальное постановление ЦК КПСС о создании Наркологической службы и открытии ее подразделений по всей стране. В Армении предписано было открыть 5 таких диспансеров — в Ереване, Ленинакане, Кировакане, Севане и Кафане. И хотя эти медучреждения обслуживали не только наркоманов, но и хронических алкоголиков, с посетителями особой напряженки не было, поскольку, как уже сказано было выше, наш народ особого пристрастия к этим вредным привычкам не имел.
Это вновь подтвердилось, когда было принято еще одно решение об открытии вытрезвителей по всей стране. Тогда Армения оказалась единственной из 15 республик, где подобная служба была явно неуместной, чем руководство республики, надо сказать, немало гордилось, неоднократно упоминая об этом факте в докладах и отчетах. Вытрезвитель на короткий срок открылся лишь в 1989 году в Ленинакане, куда в составе строительных бригад прибывали “дети разных народов”, среди которых были и те, кто вовсе не собирался отказываться от своих вредных привычек. После развала страны наркологическая служба работала в прежнем инерционном режиме вплоть до 2002 года, когда парламент РА принял Закон “О наркотических средствах”. Помимо этого закона эта область здравоохранения регулируется несколькими статьями Уголовного кодекса РА и тремя конвенциями ООН.
Принятие нового закона было жизненно необходимо, поскольку Армения, ставшая независимой и декларирующая приверженность принципам демократии и защиты прав человека, уже не могла руководствоваться прежними, в основе своей принудительными методами борьбы с наркоманией и алкоголизмом. Но в то же время прорыв в международное пространство, широкие возможности для поездок за рубеж и приток иностранцев в нашу страну, развивающиеся миграционные процессы, заметно активизировавшийся контрабандный бизнес, самый доходный в котором — оборот наркотиков, заметно ухудшили нашу благополучную доселе статистику по части злоупотребления наркотиками и алкоголем. Немало этому поспособствовали и многочисленные фильмы, сериалы, в которых воспевались супермены, испытывающие сильное пристрастие к спиртному и “травке”.
Словом, авторам проекта и законодателям, оказавшимся между Сциллой и Харибдой, пришлось изрядно потрудиться, прежде чем на свет появился закон в своем нынешнем варианте. В соответствии с ним любой гражданин страны, страдающий наркоманией или алкоголизмом, может добровольно обратиться в наркологическую службу, где он пройдет 24-дневный курс, необходимый для полного излечения за счет госзаказа. В случае если гражданин или гражданка отказываются от принудительного лечения, но при этом представляют потенциальную опасность для общества, то его родные, соседи или даже врачи могут подать иск в суд на предмет принудительного лечения. Решение об этом может вынести только суд. Лечение анонимное. Врачи не раскрывают личности своих пациентов никому. Единственное исключение — официальный запрос прокуратуры или милиции.
Таким образом, сильно придвинувшись к цивилизованной Европе по части демократических методов борьбы с алкоголизмом и наркоманией, мы одновременно позаимствовали и кое-что из образа жизни европейцев, что доселе абсолютно не соответствовало ни нашим национальным традициям, ни менталитету.
Возьмем, к примеру, злоупотребление алкоголем. Встретить на наших улицах совершенно пьяного, не стоящего на ногах мужчину, а уж тем более женщину или ребенка равносильно публичному явлению нудиста. Одни утверждают, что умение армян пить и не пьянеть объясняется высокой культурой застолья, уходящей корнями в далекое прошлое. Другие утверждают, что все дело в том, что в крови армян есть специальный фермент, расщепляющий алкоголь и не позволяющий ему накапливаться в крови. Но такой фермент есть практически у всех южных народов, в отличие, кстати сказать, от очень пристрастных к алкоголю северных.
Между тем обладающие тем же ферментом грузины пьянеют гораздо быстрее армян, хотя предпочитают вино более крепким коньяку и водке.
Тем не менее алкоголиков и у нас становится все больше. По данным наркологической клиники психиатрического медцентра МЗ РА, если на 1 января 2004 года на учете состояли 3784 больных, страдающих алкогольной зависимостью, то на то же число 2009 года — 4097, причем 35 из них — женщины. Напомню, что речь идет только об алкоголиках, добровольно поступивших на лечение, а сколько тех, кто от лечения отказывается. Если посчитать и их, то приведенные цифры можно удвоить и даже утроить.
Еще более сильная динамика роста наблюдается среди наркоманов. В 2003 году на учете состояли 452 человека, в 2006 — 502, а в 2008 — 1198, из них 6 — женщины. Между тем, по неофициальным данным, общее число наркозависимых граждан в стране уже превысило 30 тысяч, причем почти треть их принимают наркоту внутривенно, что особенно опасно.
Анонимные исследования, проведенные среди наркоманов, показали, что большинство их на первое место по востребованности ставят марихуану, на второе — кокаин, на третье — экстази, остальные перебиваются чем придется, в том числе самым опасным, по свидетельству наркологов, — опиумом, изготовленным кустарным способом. Именно его чаще всего обнаруживают в тайниках наркодилеров и контрабандистов.

Что вызывает алкогольную и наркотическую зависимость — вопрос, издавна волнующий человечество. Врачи установили, что “провокатором” этой зависимости является эндорфинная система, вырабатывающая эндорфины — вещества, очень схожие с наркотиками и отвечающие за наши эмоции. Когда человек начинает злоупотреблять алкоголем или наркотой, эндорфинная система реагирует на вторжение “конкурентов” резким сокращением выброса эндорфинов. И тогда человек, ощущая их нехватку, испытывает сильную потребность пополнять образовавшийся дефицит за счет постоянного потребления спиртного или наркотиков и попадает в замкнутый круг, как в популярной рекламе “Чем больше пьешь, тем больше хочется”. Так рождается зависимость, которая из вредной привычки превращается в болезнь. Излечима ли она?
— Безусловно, — считает руководитель наркологической клиники Петрос Семерджян. — Психиатрическая служба, одним из подразделений которой является наша клиника, — единственная из отраслей здравоохранения, которая имеет официально утвержденные протоколы. В соответствии с ними мы и лечим наших пациентов. Лечение состоит из двух компонентов — медикаментозного и психотерапевтического. Методика лечения включает дифференцированный подход, исходящий из того, какой именно наркотик принимает тот или иной пациент.
Курс лечения позволяет полностью излечить больных от зависимости, выходят они от нас практически стопроцентно здоровыми. Наша проблема — в рецидиве. Примерно 20-25% излеченных через какое-то время вновь возвращаются к прежнему пристрастию. Причина одна и та же — человек возвращается в прежнюю среду обитания, снова общается с людьми, которые страдают алкогольной или наркотической зависимостью, поддается на уговоры и в результате все наши усилия идут насмарку. Многие из этих “рецидивистов” возвращаются к нам и лечатся уже по второму кругу. Во многих странах после выхода из клиники пациенты проходят еще и курс реабилитации, что во многом способствует полному и окончательному излечению. У нас это важное звено отсутствовало. А около года назад в нашей клинике были открыты отделения реабилитации и реанимации.
Открытие этих двух отделений — “на совести” министра здравоохранения Арутюна Кушкяна. Глава ведомства обещал обеспечить отделения самой современной аппаратурой. И сдержал свое слово.
В клинику было поставлено первоклассное оборудование для быстрой дезинтоксикации стоимостью в 30 миллионов драмов. Благодаря этому аппарату из крови пациента под наркозом в кратчайший срок выводятся токсины. И тот результат, который при обычном лечении достигается за 15 дней, получают всего за сутки.
В центре установлена сверхсовременная аппаратура для централизованной подачи кислорода. Работает и новое отделение метадоновой заместительной терапии, специальное обучение кадры прошли в Вильнюсе. По словам руководителя клиники, она по многим своим параметрам, в том числе по передовым методикам лечения, приближается к ведущим наркологическим центрам — московскому и нью-йоркскому.
Это признают и зарубежные специалисты, посещающие клинику и, кстати, оказывающие ей очень существенную помощь.
В частности, меблировка новых отделений была осуществлена на средства NNDP, помог и Фонд Сороса. Благодаря помощи греческого правительства, выделившего 250 тысяч евро, в клинике внедрена система обогрева на солнечных батареях, что позволило ежесуточно получать 8 тонн горячей воды.
Японское правительство взяло на себя внедрение Бакси-системы на территории в 5 тысяч кв.м, что обеспечит круглосуточное отопление.
Кстати, это одна из немногих клиник, где пациенты получают питание, стоимость которого тоже входит в госзаказ. И еще одна “парадоксальная деталь”: Наркологическая клиника — единственное медучреждение, которое не получает абсолютно никаких препаратов, содержащих наркотики.

И в связи с этим возникает важнейший вопрос — откуда все-таки граждане, подверженные этой опасной зависимости, добывают свое “зелье”? Ну с алкоголем все ясно — он в избытке продается повсюду по любой цене и на любой вкус. А наркотики? Ведь, согласно статье УК, любой оборот наркотиков подлежит уголовной ответственности (увы, давно уже не секрет: львиная доля наркоты поставляется в Армению соседями с юга. Способы — самые изощренные и разнообразные). И не только оборот — запрещено употребление наркотиков, причем не только у нас. В Голландии, возмущенной информацией о том, что якобы в этой стране официально разрешено употребление марихуаны, демонстративно развесили на стенах плакаты с надписью “Наркотикам — нет!” Между тем курение марихуаны в специальных клубах там разрешено, чем молодежь сильно злоупотребляет.
У нас, разумеется, ничего подобного нет. Однако проведенный пару лет назад в Армении анонимный опрос среди 1200 школьников в возрасте 12-17 лет выявил шокирующие факты. Выяснилось, что около 3% опрошенных употребляют наркотики, причем треть их — девочки.
Годом раньше такой же опрос проводился среди школьников Сюника. В возрастной группе 15-16 лет 2,7% признались, что “они периодически балуются марихуаной”, 0,7% заявили, что они употребляют алкоголь с таблетками.
Откуда же школьники, особенно в провинции, добывают марихуану и другие наркотические средства?
Что касается препаратов, содержащих кодеин, то они продаются в аптеках. Другие психотропные средства выдаются только по рецептам, снабженным круглой печатью руководителя медучреждения. Однако и такие рецепты, несмотря на категорический запрет, попадают в руки наркоманов.
По непроверенным данным, и некоторые врачи усердно промышляют наркотическими средствами, находящимися в их распоряжении. Методика отработана до мелочей: постоянные и проверенные клиенты приходят на “прием” к своему врачу и получают “дозу”. Употребленное наркотическое средство затем записывается за больным, находящимся на лечении в стационаре, который получает взамен другой болеутоляющий препарат. Утверждают, что продажей наркотиков грешат и некоторые аптеки.
По словам Петроса Семерджяна, аптечные и больничные препараты никак не могут удовлетворить отъявленного наркомана — они для него слишком слабы. Поэтому главным источником получения заветного “снадобья” для него остается контрабандная торговля и отлаженные связи с подручными наркодилеров. Проблема эта не только наша внутренняя, с ней борется весь мир. Но спрос настолько велик, прибыли столь огромны, что, несмотря на самые суровые карательные меры, введенные во многих странах, нелегальный оборот наркотиков продолжается и даже набирает темпы.
В результате проведенных несколько лет назад двух этапов операции “Канал” компетентными органами государств — членов Организации Договора о коллективной безопасности, в которую входит и Армения, из незаконного оборота изъято более 11 тонн наркотиков, в том числе 550 кг героина, свыше тонны гашиша. Выявлено 9352 наркопреступления, возбуждено 7567 уголовных дел. Изъято более 1000 единиц огнестрельного оружия и около 38 тысяч боеприпасов.
Эксперты утверждают, что наркомания не имеет никаких социальных параметров — ей одинаково подвержены представители всех слоев общества — от самых богатых до самых бедных.
Врачи утверждают, что употребление наркотиков оказывает самое разрушительное влияние на организм, прежде всего на сердце и печень. Передозировка может вызвать паралич дыхательных центров и остановку сердца.
Правоохранители называют злоупотребление алкоголем и наркотой первоосновой большинства тяжелейших преступлений. Социологи настаивают на том, что из-за подверженности этим двум порокам общество лишается тысяч талантливых, перспективных молодых людей, способных принести ему огромную пользу. Как же бороться с этим общепризнанным злом?
— Наркотики дают мне остроту ощущений, радость жизни, им нет никакой альтернативы, — заявил 24-летний Артем К.
Альтернатива есть, да еще какая! Это сама жизнь!