Плата за жизнь

Архив 201003/04/2010

В том, что в России рванет еще, и еще не раз, сомнений нет, вопрос в том, где (на земле, в небесах иль на море) и как скоро.
О чем думаешь, когда приходит весть об очередных смертях? Во-первых, благодаришь Бога за то, что еще живешь и думаешь. Потом ищешь в списках жертв своих (по родству, крови, знакомству), и когда, как с недавним взрывом в московском метро, находишь две фамилии на “ян”, то помимо боли лишний раз убеждаешься: перед Богом равны все. И те, кто утверждает, что в Москве приезжих бьют, и москвичи, полагающие, будто все беды в Москву приходят с Кавказа и потому с чего бы это с кавказцами чикаться?
Далее ход мыслей может уйти в разнобой, но чем дальше, тем больше сдвигается к вопросу: сколько платят за смерть? Впрочем, можно спросить и так: а сколько стоит жизнь? Здесь надо брать в расчет две вещи: плата за страх быть убитым и плата за крах государственной машины, не умеющей обеспечивать безопасность людей от убийств. Во втором случае за понесенные потери надо платить, в том числе и деньгами, и ничего вульгарного в этом нет. Так делается во всем мире, и не только в случаях с терактами. Здесь, чтобы все встало на свои места, нам будут нужны факты, цифры и сопоставления.
Но начнем с песни, из которой хотелось бы выкинуть (а ведь не выкинешь, особенно когда они написаны Окуджавой) такие вот общеизвестные слова-заклинания.

Горит и кружится планета,
над нашей Родиною дым.
И значит, нам нужна одна победа,
одна на всех, мы за ценой не постоим…

При всем почтении к победе смущает то, что выраженная в человеческих жизнях цена по существу ничего не стоит: раз нужно, значит нужно, сколько надо, столько дадим. Как чугуна и стали в годы великих пятилеток. Так в войну и было, когда наши славные полководцы часто брали не столько умением, сколько числом. Но так и во время войны было неправильно, а в мирное время — тем более. На том, что “жизнь копейка, а судьба индейка” в СССР воспитывались и выросли целые поколения, и вот вам, пожалуйста, эхо минувших дней.
По данным центра стратегических исследований “Росгосстраха”, опросившего более шестнадцати тысяч человек в сорока четырех городах России, горожане оценивают свою жизнь где-то в пределах четырех миллионов рублей, т.е. что-то около 140 тысяч долларов. И вот, если помните, летом 2006 года в Иркутске упал А-310 авиакомпании “Сибирь”: родственники погибших получили по одному миллиону рублей. Всего-навсего.
Другая громкая катастрофа: в 2000 году терпит бедствие сверхзвуковой “Конкорд” компании “Эйр Франс”. Компания выплачивает каждому из родных погибших по полтора миллиона, но евро. Разницу валют улавливаете?
Летом прошлого года в иранском небе случилась беда и с армянским самолетом, а еще раньше то же самое произошло в воздушном пространстве России. И там и там погибли все. Государство чем могло помогло, но могло оно не очень, и не только потому, что денег мало, но еще и по причине нашей низкой самооценки: хоть и часто пытаемся представить себя богоизбранными, а все равно жизнь свою оцениваем в грош. А раз так, какой с государства спрос и с чего ему суетится?

Перехожу к обещанным сравнениям из новейшей истории терроризма. В результате сложения выплат из разных источников сумма, которую получат на руки родственники каждого погибшего в метро 29 марта текущего года, составит один миллион восемнадцать тысяч рублей, и это признано рекордом для подобных компенсаций в России. Но это в десять раз меньше тех денег, которые получили бы американцы в подобном несчастном случае. При этом в США выплаты от страховок нередко превышают сумму выплат, поступающих от государства. Про Израиль я уже не говорю. Хотя почему бы и нет?
Если человек будет признан пострадавшим от враждебных действий по отношению к государству Израиль, то ему причитаются как единовременные выплаты, так и специальные регулярные пособия, размер которых определяется индивидуально. Такое законодательство в Израиле существует с 1970 года. В Испании же после взрыва поездов на мадридском вокзале 11 марта 2004 года выплаты колебались от 250 тысяч (для пострадавших) до 900 тысяч евро семьям погибших, но сумму в каждом случае назначал суд.
Деньги, конечно, большие, но, как известно, скупой платит дважды. Платить дважды англичане не хотят и потому на модернизацию системы безопасности своего метро потратили 14,8 миллиарда евро. Правда, полной гарантии от неприятностей не дает и это. Московское метро перевозит за день восемь миллионов пассажиров, и это в три с лишним раза больше, чем все население Армении, если считать, что живут у нас три миллиона человек. Что в данном случае даже на пользу. Как по расходам на обеспечение безопасности, так и вопросам денежных выплат, если не дай бог что произойдет.
Москва