Планета Матенадаран или эпицентр армянского духа

Архив 200905/11/2009

Армянский мир отмечает 50-летие Матенадарана. Впрочем, не только армянский мир, но и многочисленные зарубежные специалисты, крепко связанные с ним научными узами. Полувековой юбилей, конечно, же не очень корректная цифра, ибо Матенадаран и другие матенадараны — хранилища рукописей — появились через несколько лет после того, как Месроп Маштоц создал армянскую письменность. А нынешнему научно-исследовательскому центру при правительстве действительно полвека. Он был создан на базе национализированного собрания Св.Эчмиадзина еще в 1920 году. В 39-м собрание перевезли в Ереван. В конце 40-х по проекту Марка Григоряна началось строительство здания, ставшего одним из архитектурных символов национальной культуры и всеармянской столицы. Там и пребывает Матенадаран уже полвека. По тем временам и долгие годы — настоящий дворец. Матенадаран стал знаковым культурным объектом для тысяч и тысяч рядовых и высокопоставленных официальных гостей страны. Коллекция Матенадарана постоянно пополнялась и сегодня насчитывает более 17 тыс. древних армянских и инородных рукописей V-XVIII вв. и десятки тысяч архивных документов, а также тысячи первопечатных и старопечатных книг XVI-XVIII вв. Со временем Матенадаран приобрел славу одного из крупных и важных хранилищ рукописей в мире. Для национальной же культуры Матенадаран, можно сказать — это все. Средоточие совокупной исторической памяти армянского этноса, эпицентр его духа, реальный, видимый армянский вклад в мировую цивилизацию. Два года назад директором Матенадарана был назначен Грачья ТАМРАЗЯН, доктор филологических наук, поэт и переводчик. За это время в Матенадаране произошли и качественные, и количественные изменения…

— Матенадаран для меня — близкая, естественная среда, ведь я стал работать здесь после окончания университета — целых десять лет. Защитил кандидатскую, посвященную мыслителю, философу Анания Нарекаци, учителю Григора Нарекаци и основателю Нарекской школы. В дальнейшем всегда был прочно связан с Матенадараном и продолжал сотрудничество. Будучи вначале главным редактором, а потом директором издательства “Наири” — вплоть до 2001 года, считал своим долгом выпускать книги, связанные с Матенадараном: научные труды, альбомы и т.д. Могу с гордостью сказать, что часть выпущенных в эти годы Матенадараном книг издана в “Наири”. Иначе говоря, я очутился в родной атмосфере, что значительно облегчило, конечно, мою работу в качестве директора.
— Среди юбилейных мероприятий особое место заняла научная сессия… Юбилейная.
— Юбилейная, поскольку была посвящена 50-летию. По счету же она оказалась тридцать третьей. За два предыдущих года мы провели четыре научных сессии. Первая из них, тридцатая, была посвящена средневековью, сквозной темой второй была Киликия, Матенадаран провел ее совместно с Киликийским патриархатом в Антилиасе, было прочитано почти полсотни докладов. Третью сессию мы посвятили 90-летию первого директора — основателя Матенадарана академика Левона Хачикяна. Наконец, нынешняя, как бы итоговая, целиком касалась медиевистики. Было сделано сорок докладов, приехали более десятка известных зарубежных арменоведов. Кстати, все наши научные сессии и конференции без исключения являются международными. Интерес к Армении и ее роли исключительно высок, соответственно, зарубежных исследователей очень привлекает Матенадаран, его огромные фонды. Говорят, что у нас хорошо работается.
— Научные сессии — это только одна из граней деятельности Матенадарана. Что еще удалось сделать за это время?
— Начну с нескольких цифр, думаю, достаточно красноречивых. Сегодня у нас трудятся почти 170 человек. Матенадаран значительно омолодился, что вполне естественно, ушло одно поколение, пришло другое. На работу приняты 50 молодых научных и научно-технических работников. Кроме всего прочего, это и веление времени, ведь без современных технологий и методов уже никак не обойтись. Открыты новые отделы, в частности компьютерный, интернета и нашего сайта, отдел реставрации, отдел оцифровки, отдел копий и муляжей. И наконец, отдел генерального каталога армянских рукописей и отдел изучения рукописей.
— Если не ошибаюсь, недавно вышел очередной том генерального, или фундаментального, каталога.
— Да, четвертый том. Первый отмечен 1984 годом. Дело это исключительно кропотливое и трудоемкое, описать рукопись нелегко, информация о каждой рукописи — целой или фрагментарной — должна быть максимальной.
— И сколько же томов будет всего?
— Всего 32 тома. Работа рассчитана подробнейшим образом и продлится десять лет. Содержимое изданных томов вошло в соответствующий сайт и имеет поисковую систему. Описания и информация о 1500 рукописях вошли в несколько CD, которые, кстати, были презентованы арменоведам — участникам нынешней юбилейной сессии.
— Самое время вспомнить недавнюю историю с оцифровкой армянских рукописей Матенадарана, которая так взволновала общественность, причем далеко не только научную.
— Дело прошлое. История потеряла актуальность и закрыта навсегда. Оцифровку мы делаем сами, в Армении, и в помощи извне никакой необходимости нет. Мы уже два года активно сотрудничаем с местной компанией “Авиаинфотел” и ее руководителем Самвелом Мурадяном. Это высокопрофессиональная фирма, имеющая высокий международный рейтинг. На боевом счету “Авиаинфотела” несколько уже осуществленных в Армении крупных госпрограмм. Они сотрудничают с нами на благотворительной основе, что немаловажно. Матенадаран — общенациональный бренд, им приятно работать в этом проекте.
Оцифровкой занимаются две группы по четыре человека, в будущем году к ним прибавятся еще две, “Авиаинфотел” разработал новый сайт Матенадарана и поисковую систему. Они и сами работают с высококлассной техникой, и нас снабдили такой же. Результаты более чем удивительные. Так, оцифрованная миниатюра размером в 5 см без какой-либо потери качества может быть увеличена в 100 раз — поразительный эффект, просматриваются даже волосные штрихи, мазки и т.д. И все благодаря сверхвысокой плотности пикселей.
— И конечная цель…
— Ну, конечной цели в научных исследованиях не бывает, нам просто надо выполнить в обозначенный срок определенный объем работы. Именно оцифровать всю армянскую коллекцию, выпустить 32 тома, иметь все это в CD. Иначе говоря, увековечить исторические, научные, художественные сокровища Матенадарана. Вот над этим и работают вновь вошедшие в Матенадаран молодые сотрудники.
— Еще совсем недавно высказывались серьезные опасения, что свежей крови в арменоведение не поступает, что это чревато, и в том же духе. Неужели произошел сдвиг?
— Не сдвиг, а, по-моему, взрыв. Мы буквально пропустили сквозь свои фильтры весь контингент вузов с целью найти достойных.
— И нашли?
— Находим, отбираем, готовим. К нашей радости, оказалось, что Матенадаран имеет притягательную, я бы сказал, магнетическую силу. Недавно даже приняли на работу студента, маштоцевского стипендиата. Скажем так, есть прекрасная молодежь, надо только суметь привязать ее к арменоведению, к Матенадарану.
— А зарплата? Жить-то надо…
— Зарплата большинства научных сотрудников увеличена на 80-90%. Не скажу, что это предел мечтаний, но уже что-то. Два года назад мы обратились в правительство, обрисовали общую матенадарановскую ситуацию, положение с Генеральным списком армянских рукописей как основы арменоведения. Были, конечно, подняты и кадровые вопросы. Правительство пошло навстречу. Когда возникнет необходимость, государство дополнительно финансирует новые проекты.
— В том числе, очевидно, и издательские, достаточно обширные.
— Издание научной и прочей литературы — лицо Матенадарана. Только в последнее время изданы три фундаментальных научных альбома — исследования по книжной живописи с новым, широкой публике не известным иллюстрированным материалом. Например, “Армянская книжная живопись и архитектура Крыма”. Книгу подготовили немецкие ученые Гайде и Гельмут Бушхаузены и Эмма Корхмазян. Кроме текстов и аппарата она имеет 1500 иллюстраций. Готовится к выпуску исследование-альбом киликийской миниатюры, серьезнейший труд немецких арменоведов Маргарет Яшке и Роберта Штелле, посвященный серебряным окладам Матенадарана. Задумана и постепенно готовится серия монографических альбомов отдельных авторов, например, Момика. Что еще? Конечно же, издаются научные труды наших сотрудников, а статьи помещаются в сборник “Бамбер Матенадарани” (“Вестник Матенадарана”). Добавлю, что Матенадаран активно и результативно сотрудничает с зарубежными центрами по изучению рукописей.
— Как идет строительство нового корпуса Матенадарана?
— Работы ведутся без каких-либо задержек и сбоев, несмотря на пресловутый кризис. Инвестор Сергей Амбарцумян верен своему слову. Он, если помните, год назад сказал, что некоторые строят церкви, а он поможет построить новый корпус Матенадарана — храм армянского духа.
Проект Артура Месчяна — новый корпус — начал осуществляться в советские годы, однако строительство было прервано землетрясением и последующими событиями. Между тем Матенадарану новые площади насущно необходимы. Московский предприниматель Сергей Амбарцумян одним из первых откликнулся на призыв президента Сержа Саргсяна делать инвестиции в Армению. Выбор остановил на Матенадаране. Работы идут полным ходом, до конца года будет выстроен железобетонный каркас здания — все по жесткому план-графику. Строительство должно быть завершено в 2011 году в сентябре. Новый корпус несравнимо улучшит условия и эффективность работы научного центра.
После того как новые площади будут освоены, начнется частичная реконструкция Главного корпуса. Мы уже ведем подготовительные работы. Так, мы предусматриваем иметь пять больших экспозиционных залов, несколько маленьких. Изначально Матенадаран имел всего один экспозиционный зал и показывать хотя бы временные выставки не было возможности. В ближайшей и реальной перспективе планируем отдельные постоянные экспозиции, например, старопечатных книг, архивных документов, карт и т.д. Главная задача — иметь экспозиции мирового уровня. Обязательно хотим пригласить зарубежных специалистов музейного дела, дизайнеров. Матенадаран ведь действительно храм и символ общеармянской культуры и традиций. Не случайно весь армянский космос проявляет к Матенадарану живой и неподдельный интерес, не случайно растет число и география благотворителей и дозаторов. За последнее время наши фонды обогатились более чем 80 ценнейшими рукописями, значительная их часть — дары. Остальные приобретены Матенадараном.
— Новый корпус и реконструкция изнутри главного здания, конечно же, повысят рейтинг Матенадарана как научного и музейного объекта. Но вот среда, окружающая его, пока не вдохновляет.
— Согласен. И хочу обрадовать: среда также будет приведена в порядок. Артур Месчян подготовил эскизный проект, это третий этап проводимых работ. Так что пока придется удовольствоваться той средой, какая сложилась за полвека.
* * *
Среда, в которой пребывает Матенадаран, конечно, должна быть очищена, благоустроена и озеленена по-новому. Конечно же, в перспективе надо бы убрать несколько этажей “высотки”, так хамски загораживающей вид на Арарат, ведь Матенадаран и библейская гора связаны духовными узами. В конечном итоге необходимо заново переосмыслить это пространство, совершенно уникальное в армянском мире. И при этом совсем не обязательно ждать третьего этапа. Пока надо мэрии столицы хотя бы подмести и подлатать окрестное пространство, надо навсегда запретить проведение здесь каких-либо митингов. Вся 1600-летняя история обязывает сделать это.
Карэн МИКАЭЛЯН