Пилить или не пилить?

Архив 201315/10/2013

У моего хорошего знакомого из Еревана (не стану называть, чтобы не сделать ему плохо) причин жаловаться на жизнь нет, а есть (точнее, были) надежды на то, чтоб она стала лучше. Но тут все застопорилось, затопталось и никуда с места не сдвинулось. На вопрос “почему” хороший знакомый ходить кругами не стал, а назвал в лоб цифру, однако автор не будет озвучивать и ее. Цифра обозначает рыночную стоимость должности, способной богатого сделать богаче, а очень богатого — и того более. Сумму, которая автору известна, так просто не выговорить и еще труднее вообразить — она из области “фэнтези”. Легко ли, например, представить себе, что масса Земли равна пяти миллиардам триллионов тонн, а диаметр типичного атома составляет 0,000000008 сантиметра? Примерно то же и с неназываемой цифрой…

Теперь представим: мой хороший знакомый сумел каким-то образом собрать и сунуть в карман кому надо необходимые для дальнейшего процветания деньги. И тут встает вопрос — за счет чего (или кого) будет возмещен понесенный товарищем ущерб? Природа, как мы знаем, не терпит пустоты: если где-то сколько-то уплывет, значит, где-то столько же и приплывет. Откуда? Тут и дураку ясно — не от верблюда же: от нас с вами, либо родного государства, которое, если по Конституции, опять же мы! И вот теперь мы подошли к главному — к проблеме коррупции и тому, как с ней бороться.
Понятно — победить ее нельзя, но означает ли это, что и бороться с ней тоже не стоит? Да, так или иначе, в том или ином виде крупное чиновничество ворует по всему миру (считать наших высокопоставленных дармоедов продуктом непорочного зачатия нет никаких оснований), но в тех же странах (по крайней мере в большинстве из них) за чистоту финансовых нравов бьются и, кажется, чего-то добиваются. Вот что по этому поводу сообщают “Известия”.
В Великобритании, например, снижения коррупции достигли с помощью ужесточения наказания. Лицо, получившее взятку, подвергается уголовному наказанию независимо от того, совершило ли оно те действия, за которые была дана взятка, и от мотивов, которыми руководствовался взяткодатель. В отдельный состав коррупционного преступления выделяется подкуп с целью получения почетных наград. Чиновники там не имеют права принимать даже маленькие подарки от кого бы то ни было.
В Сингапуре снижения уровня коррупции добивались, в частности, повышением зарплаты судей, ужесточением наказания за отказ участвовать в расследовании коррупционных преступлений. Немалую роль сыграло и Бюро по расследованию случаев коррупции. Все это способствовало превращению Сингапура из одного из самых коррумпированных в одно из лидирующих по отсутствию коррупции, экономической свободе и развитию государств в мире.
Успешной борьбе с коррупцией в Китае помогает смертная казнь за отдельные виды преступлений такого рода. (Правда, спустя какое-то время уровень коррупции снова повышается).

Здесь ненадолго остановимся, чтоб признаться: радикализм по-китайски в некоторых случаях эффективнее либерализма по-европейски: ведь по ряду своих особенностей (ментальных в том числе) мы все-таки ближе к Востоку, и потому китайскую грамоту должны понимать лучше. Однако призывать к массовым расстрелам попавшихся на мушку следствия прохиндеев автор не станет ввиду и без того малочисленного населения родной страны, а вот наказывать по всей строгости — это непременно.
Но главное и тоже непременное, без чего коррупцию не победить (в смысле свести к минимуму) — это вспомнить и вернуть время, когда воровать было стыдно, а жить по совести и карману — в порядке вещей. Кто скажет, что так не было, либо не знает, либо врет. Было!
О человеке судили не по тому, сколько денег хранится на книжке, а сколько в доме книг и кто их авторы. Ворованным не хвастались не только чтоб не возбуждать профессиональный интерес следствия, а из страха потерять уважение. Гордились не маркой автомобиля, а количеством дипломов в семье. Общество не забывалось в летаргическом сне, а работало на самоочищение. Славились и воспевались совсем другие ценности, а хапки и казнокрады были не в чести и как говорили в старой доброй Англии: “Насколько мало Господь ценит богатство, мы можем понять, посмотрев, кому Он его дает”. Внимательно смотрим…

А пока автор вновь обращает свой взор к большим числам в экономике, статистике, а также кармане ряда широко известных лиц, называемых почему-то элитой, и задает вопрос на сообразительность: что подумает о Пан Ги Муне наш среднестатистический охотник до всего, что плохо лежит, узнав, что ежегодный бюджет ООН составляет пять миллиардов долларов? Вот именно! Между тем Генсек Пан ни сном, ни духом…
Или. Известно ли вам, что на зимнюю Олимпиаду в Сочи Россия готова потратить шесть с половиной миллиардов долларов, а на Чемпионат мира по футболу в 2018 году — и вовсе до ста пятидесяти миллиардов. Пилить или не пилить — вот в чем вопрос? Хотя чего тут спрашивать — пилить, и никаких гвоздей!
Возвращаемся к практике других стран. Случись такой распил в США (а он не редкость и там), у семей членов преступной группировки тотчас бы конфисковали все, кроме необходимого для самой скромной жизни. А главное действующее лицо отправили бы в темницу.
…Из самого свежего и зарубежного. Бывший мэр с треском обанкротившегося Детройта Квэйм Килпатрик (на снимке) получил за коррупцию двадцать восемь лет тюрьмы. Его признали виновным в нецелевом использовании средств гражданского фонда: оплату уроков йоги, игры в гольф, а также своей предвыборной кампании в 2001 и 2005 годах. (Обратите внимание на несущественность срока давности).
Из самого свежего, но отечественного. Кое-что, кажется, есть и у нас, или это только кажется?
Москва