Пикник по-армянски: культ еды или культура еды?

Архив 201112/07/2011

Загородные прогулки, пикники и прочие радости — неотъемлемая часть летнего сезона, и, думается, вполне нормально, что ереванцы вырываются в выходные на природу, что называется, отдохнуть душой, но в большей степени телом. Все же температурная нагрузка последних двух недель не может не сказываться на самочувствии даже самых крепких.
Правда, зачастую то, что происходит в обустроенных под пикники зонах досуга, далеко от того, чтобы называться отдыхом в его, так сказать, классическом понимании. В минувшее воскресенье довелось побывать в одной из таких зон близ Аштарака, куда народ подъезжает аж с 9 утра — на легковых машинах, микро- и макроавтобусах, из которых довольно долго выгружаются всевозможные сумки с провизией, тазы, посуда и даже небольшие керогазы. В первой фазе отдыха — завтраке — нет ничего необычного: люди как-никак с дороги, проголодались. Дальше пару часиков тихо. Граждане отдыхающие традиционно режутся в карты, играют в бадминтон или просто гуляют. Но то, что происходит после, поражает, как писали классики, широтой размаха. Динамика поглощения пищи идет по такой нарастающей, какая не снилась даже римскому консулу и полководцу Лукуллу с его знаменитыми пирами.
Как-то почти одновременно из многочисленных мангалов, которыми заставлена территория, начинает подниматься дым и одуряющий запах печеных на огне овощей и мяса. Ажиотаж вокруг “хороваца” и “кябаба” с ритуальным принятием на грудь возле огня и сугубо женским занятием — очисткой овощей — заканчивается застольем, продолжающимся часа три.
Казалось бы, ну что еще. Поели — можно расслабиться: погулять, поспать, поиграть во что-нибудь… Не тут-то было. Почти сразу на огонь ставится… хашлама, которая съедается так, будто не было ни шашлыка, ни кябаба.
Хашлама съедена. Народ уже даже не гуляет. Сидит совершенно осовелый. Только дети бегают, шалят: им-то что? Сделать замечание в буквальном смысле язык не поворачивается. Лень…
Вечерело. Из закромов извлекался заключительный аккорд. Так сказать апофеоз. Причем у каждой компании свой — у кого предварительно замаринованная для запекания рыба, у кого ягнятина или изыски вроде грибов, начиненных чем-то таинственным, а у кого… простые сосиски. Словом, не важно что, но под вечерним небом Аштарака аккорд должен прозвучать непременно. После чего граждане отдыхающие в абсолютнейшей отключке собираются назад. Хорошо хоть после себя убирать научились, а то страшно даже представить, какой мусорной катастрофой обернулась бы эта гастрономическая эпопея, от которой больше усталости, нежели отдыха. Точнее — отдыха тут нет вовсе. Один только марафон. За чем — непонятно. И вообще, откуда в нас эта прожорливость, что ли? Считаем себя народом, исповедующим европейские ценности. Да европеец после одного такого уик-энда наверняка загремел бы в больницу с желудочным, а может, даже и психическим расстройством. У них ведь какие пикники? Небольшая корзинка с легким провизом, бутылочка какого-нибудь “каберне”, сыр, фрукты… Все. И это на весь день.
А может, мы как китайцы? О культе еды в этой стране слагают легенды: там едят везде и все. В Китае еда — это основная тема для многих разговоров. В Китае есть — значит, жить. И наоборот. Одна из основных причин такой вот “философии” — массовый голод 1959-1961 годов. Мало кто знает, что в этот период на территории Китая от голода погибли более тридцати миллионов (!) человек — настоящая социальная катастрофа. Но в девяностых китайцы сделали гигантский экономический скачок. Люди богатели с каждым днем. Создавались новые и новые рабочие места, повышались зарплаты. Это как в пирамиде потребностей Маслоу. Что начинает делать человек, когда у него появляются средства? Он начинает есть. Вот и Китай начал есть, точнее — отъедаться: голод и бедность застряли гигантской занозой в сознании целой нации, и этот ментальный страх передается по наследству.
Что происходит с нашей ментальностью, сказать не беремся. Возможно, и наши люди отъедаются за те самые голодные-холодные годы. С другой стороны, помнится, и в советские времена, когда определенно никто не голодал (купить тогда можно было все, правда “из-под полы”), новогодние столы неприлично ломились от яств и пикники закатывались не менее роскошные. А Великая Отечественная, скажете вы? Так, пожалуй, можно додуматься до чего угодно, вплоть до ледникового периода… И потом, европейские народы тоже настрадались по полной. Страна гурманов — Франция — не вылезала из войн в общей сложности лет 150, и при том что едят французы солидно, трапеза у них не превращается в обжираловку.
Что до нас, утомленных хоровацем и хашламой, то все же не хотелось бы думать, что это национальная черта. Скорее непонимание того, что отдых — это совсем не обязательно много еды. Как раз наоборот: врачи давно уже доказали — чрезмерное питание приводит к постоянной усталости и вообще серьезным проблемам со здоровьем. Так что, как и с алкоголем, мешать который не рекомендуется, так и с едой, думается, вполне можно ограничиться чем-то одним. Тогда и времени на отдых больше останется, и здоровье нации сбережем.