Певица Карине Тонаканян верна пожизненно осужденному супругу

Архив 201001/07/2010

Впервые после страшного преступления, совершенного 32-летним майором милиции Денисом Евсюковым в апреле 2009 года, его жена Карине Тонаканян рассказала о том, как ей жилось с человеком, беспричинно устроившим кровавую бойню в московском супермаркете “Остров”. Тогда, напомним, майор из табельного оружия без видимых причин убил и ранил нескольких посетителей магазина. Бывшая солистка группы “Стрелки”, невольно оказавшаяся в лучах дурной славы мужа-убийцы, говорит, что никогда не поверит в виновность своего супруга. Именно поэтому красавица блондинка намерена не только сохранить брак с пожизненно осужденным за убийство, но и родить от него наследника, сообщает российский журнал Lifenews.

— Карине, тебя искали журналисты, приглашали на разные шоу за большие гонорары, но ты всем отказывала. А ведь ты единственная, кто может пролить свет на случившееся. Почему майор Евсюков совершил этот безумный и страшный поступок?
— Я не понимаю, что произошло… Кстати, и следствие до сих пор этого не выяснило. Я хочу устроиться на работу, но у меня нет такой возможности из-за этого скандала. У всех вокруг сложилось предвзятое отношение к нашей семье. Я не виновата в том, что произошло! Но ведь никому ничего не докажешь…
— Говорят, что ты уже подала на развод, чтобы вычеркнуть из своей жизни этого монстра…
— Нет! Не собираюсь и не буду разводиться с Денисом. Я люблю своего мужа.
— А в чем сейчас проявляется твоя любовь? Ты навещаешь его в тюрьме?
— Да. Именно этим я и занимаюсь все это время.
— Майор Евсюков приговорен к пожизненному сроку! И как ты планируешь жить дальше?
— Я думаю, что всегда есть шанс, и я буду бороться! Хотя про нас писали очень много гадостей, неправды. Я даже не хочу всю эту грязь читать.
— В прессе утверждали, что накануне расстрела в супермаркете у тебя с мужем был скандал на почве ревности и именно поэтому он выпил лишнего в тот вечер…
— Нет, нет и нет! Ничего подобного не было. Это неправда!
— А что тогда толкнуло его на преступление? Может, у тебя есть собственная версия?
— Это лишь одному Богу известно. Но я знаю, что он на это не способен. И больше чем уверена, что ему что-то подмешали. Потому и следствие прошло очень странно. У Дениса даже анализ крови вовремя не взяли.
— Ты думаешь, это сделали, когда вы сидели в ресторане?
— Я не знаю, что и когда сделали… но знаю одно: мой муж на такое не был способен в адекватном состоянии. А причиной неадекватного состояния могло стать только чье-то вмешательство. Как именно — не знаю. Но я уверена, что Денис на такое не способен, поэтому мои чувства к нему по-прежнему сильны.
— А когда ты приезжаешь к нему, о чем вы говорите?
— Я же с ним встречаюсь в тюрьме, где везде есть глаза и уши! Конечно, я не говорю с ним на какие-то личные темы. Там я даже не могу сказать ему о своих чувствах так, как хочу! Хотя я уже привыкла к тому, что никто не верит в искренность моих чувств. Думают, если раньше я пела в группе “Стрелки”, то это все! Значит, меня нашли на Тверской. Никто не верит в святое и прекрасное. А я ничего и никому доказывать не хочу. Обычно доказывают те, у кого нет настоящих чувств. У меня очень строгое воспитание. Я верю, что Денис неспособен был просто так совершить то, что совершил… и пусть народ думает что хочет.
— Ты действительно готова до конца дней сохранять брак с пожизненно заключенным? Может, ты еще и ребенка хочешь родить от мужа-сидельца?
— Конечно, хочу!
— А твои родители в этой ситуации поддерживают тебя или же, наоборот, советуют отвернуться от мужа-убийцы?
— Конечно, поддерживают, а как же иначе?!
— Ты так страстно защищаешь своего майора, что искренне хочется понять — почему? Неужели до этой чудовищной трагедии он был совершенно другим человеком? Расскажи, каким он был раньше?
— Зачем? — устало переспрашивает она. — Хорошим был. Но зачем мне говорить об этом? Ему это не поможет, и я это прекрасно понимаю. Я и так уже много сказала.