Петербургские картинки с оглядкой на Ереван

Архив 200905/09/2009

Три отпускных недели, проведенных в Санкт-Петербурге, стали целебной повязкой на различные душевные раны, вызванные родным армянским образом жизни.

Это было не первое посещение великого города, их было немало в советскую эпоху, а две последние “послереволюционные” пришлись на раннюю весну, то есть в самую что ни на есть зиму. Другое дело лето — красочное и не особенно дождливое.
Санкт-Петербург визуально претерпел разительные перемены с того дня, как в 2003 году губернатором города стала Валентина Матвиенко. Сама губернатор утверждает, что “вытащила город из конца XX века, в котором он, казалось, “застрял”. Так оно и есть. Вообще вовсе не секрет Полишинеля, что славная, Петром Великим основанная российская столица низводилась большевиками — ленинцами и сталинцами, а далее всеми остальными — до уровня обычного большого города. С того дня как росчерком пера вождь пролетариата перенес столицу в Москву, над Петербургом-Ленинградом, его людьми и культурой измывались как могли. Ленинград казался неухоженным и даже обшарпанным, серо-советским, несмотря на множество памятников, часто шедевров.
Матвиенко, по мнению многих компетентных собеседников, действительно смогла сделать крутой вираж и сказочно отмарафетить Петербург. Хотя, конечно, ее ругают крепко. Так, радикальная оппозиция считает, что внешний облик города претерпел значительные изменения, что снесены ценные здания в историческом центре, что разрушается сложившийся городской ландшафт, находящийся под охраной ЮНЕСКО. Даже на Невском проспекте снесено несколько зданий исторической застройки. Говорят, что уменьшилась площадь зеленых насаждений чуть ли не на тысячу гектаров… Обычные оппозиционные разговоры. Очевидно, действительно были проколы и ошибки за шесть лет, но даже внимательный и пристрастный взгляд гостя их не замечает. Да, действительно на Невском заметны некоторые новоделы, действительно не всегда удачно в старую застройку врезаны современные дома, но чтобы уменьшились насаждения? Очевидно, в новых районах, где построены современные дороги и развязки, возведены промышленные предприятия и т.д.
Любая поездка влечет за собой цепочку различных сравнений и аналогий — как же без этого? Разумеется, со всеармянской столицей. Увы, далеко не в пользу Еревана. Разумеется, речь не о прямых сравнениях, это было бы некорректно. Санкт-Петербург — город громадный, почти 6 млн жителей с соответствующим бюджетом (Матвиенко говорит, что увеличила его в несколько раз) и федеральными впрыскиваниями для строительства великолепной кольцевой дороги, защитной дамбы и др. Так что и ежу понятно, что мы, ясное дело, не можем тягаться с Питером. Но почему бы не поучиться — вот в чем вопрос. Почему не перенять опыт?
Особенно опыт сохранения исторического наследия. Впрочем, большую часть старого Еревана мы профукали самым преступным образом. Другое дело Петербург, где плоды реставрации видны на каждом шагу. Новая же архитектура не слишком впечатлила. Тут разгорелись нешуточные страсти в связи с проектом нового здания Мариинки Доминика Перро. Проект фактически провалили, собираются строить заново. Спорят до одурения из-за 400-метрового небоскреба “Газпрома” — уверены, это исказит исторический облик Петербурга. Нервно обсуждается застройка Новой Голландии, предложенная сэром Норманом Фосером. Петербург по традиции не чурается иностранцев. Помнится, как мы встретили в штыки проект Музея Дж.Гафесчяна. Иностранец? — ни в коем разе…
Однако главное, что может ошеломить ворчливого ереванца, — чистота, царящая в Петербурге повсюду, будь то императорский центр, будь то советские и современные районы. При том что проживают тут, повторим, почти миллионы горожан и наезжают легионы туристов. Нигде никаких мусорных куч, перегруженных урн. С раннего утра допоздна городское пространство скребут, метут и моют. Улицы, площади и дворы. Думается, проблема сбора и вывоза мусора решена кардинально. По нашим понятиям Петербург идеально чист и аккуратен. Глаз режут только бутылки и банки от пива и винно-водочных изделий, которые торчат и валяются повсюду. Кстати, с “зеленым змием”, точнее — золотистым, то бишь пивом, никак справиться не удается — каждый третий парень или девушка ходит с пивом. Называется это ранним алкоголизмом.
Виды замусоренного и, увы, не слишком убранного Еревана назойливо преследовали постоянно и портили радужную петербургскую картину. Особенно когда вспоминались ереванцы, нагло и не таясь вываливающие мусор на улицах вплоть до главных. На проспектах Маштоца, Баграмяна и далее по списку. Невский же проспект сверкает днем и ночью. (Отметим, роскошно иллюминирован и подсвечен весь город.) Он буквально вылизан. Отремонтирован сверху и донизу, вширь и вглубь. Заново выкрашены фасады, сверкают витрины, упорядочена реклама. Тротуары выложены толстыми гранитными квадрами. Что имеем мы на главной ереванской улице, по которой въезжают практически все гости? Имеем неопрятные фасады, неочищенные и некрашенные, имеем бездарно обрезанные деревья, вытоптанные газоны, некачественные плитки. Хорошо хоть в этом году появились цветы на некоторых участках. Короче говоря, проспект Маштоца вовсе не выглядит как центральная улица столицы. Что и кто мешает нам сделать дизайн-проект и кардинально обновить эту улицу с учетом всех “мелочей”, хотя на улицах мелочей не бывает. Например, остановки, которые у нас получились весьма убогими. Их ломают — высаживают пластик, отгораживающий остановку от тротуара. Дурацкая, совершенно излишняя “стена”. В Петербурге остановки того же типа, но прозрачные, из закаленного стекла. И т.д.
В Северной столице, известно, далеко не на всех улицах высажены деревья, особенно в центре, там прохладу навевают сады и скверы. Уже несколько лет как их методично реконструируют — восстанавливают исторический образ. Опять же от и до. Многие уже приведены в порядок — Михайловский и Александровский сады и ряд других. Месяц назад началась реконструкция Летнего сада, заложенного Петром Первым. Его трогают впервые за двести лет. Выделены огромные деньги — два с лишним миллиарда рублей. Должны снести почти 80 деревьев, вылечить больные деревья, убрать часть посадок, немного перепланировать, укрепить и восстановить ограды и некоторые старые постройки, главное — реставрировать мраморные скульптуры. Их заменят на абсолютные копии, сделанные в Италии из особого пластика. В итоге хотят возродить Летний сад образца середины XIX века.
Летнего сада у нас нет, но что и кто мешает нам начать приводить в порядок, восстанавливать сады и скверы, обезображенные в течение десятилетий? Отгородить, например, сквер у Консерватории и придать ему цивилизованный вид. Причем сделать это до того, как его полностью захватят под различные харчевни. Кстати, кусок Летнего сада в бытность городским главой тов.Яковлева (его считают едва ли не бандитом) был продан под сортир некоему Х. Отхожее место он не построил, но бумажная неразбериха продолжается.
В городе Петербурге невозможно увидеть неухоженное дерево или газон. Там никто не помышляет своровать зеленые территории и построить объект общепита с музыкой. Там никто не спилит дерево, чтобы открыть взору свой “объект”, как это сделали владельцы нашего “поплавка”. Дубы, которым уже лет сорок, здесь никак не могут вырасти. Кроме того что в Питере люди любят всякую зелень, там у них несравнимо лучше с мозгами и с законом. И, очевидно, там работают профессиональные дендрологи. В отличие от Еревана, где каждый сам себе и дендролог, и директор, и нарушитель моральных норм.
Цветов в Петербурге — море, они украшают не только сады и скверы, но и растут в кашпо на столбах, в ящиках на изгородях и заборах — везде, где возможно. Простые однолетники — с весны до поздней осени. Петунии, гвоздики, бегонии, настурции, “собачки” и т.д. Не говоря о всей прочей зелени. В Петербурге виден системный подход к вопросу озеленения, у нас же это только отдельные локальные акции, причем не всегда эффективные. Да, Ереван озеленяется, высаживаются тысячи саженцев, но все по окраинам, и сколько их прижилось — тоже вопрос. В центре города только Сад влюбленных, сквер Национального собрания (для причинения визуальных радостей) да еще Каскад достигли некоего среднеевропейского уровня, все остальное убого и ужасно до чрезвычайности. Тот же парк Ахтанак — Монумент, сад Кирова, парк Комитаса — Пантеон и прочие. На эти темы разговоры идут много лет — хоть бы что изменилось. То же неопрятное запустение. Что и кто мешает?

А еще говорим о туризме, едва ли не туриндустрии. Петербург осажден ордами туристов, и главное — готов к этому. Десятки маршрутов по городу и окрестностям, музеи, театры, концерты. Все ясно. Туристу там есть что делать, что смотреть, что купить на память. Дело опять же не в объеме, не в числах. Турист, попавший в Ереван, явно заскучает без соответствующей литературы — в Петербурге он может затеряться в литературе о великом городе. О его истории, памятниках, музеях, архитектуре, улицах, нравах, обычаях, праздниках, гастрономии, культуре — бесконечные высококачественные альбомы, книги, буклеты, карты, справочники, планы на разных языках на разные кошельки. И тысячи сувениров и артефактов — бери не хочу. Их продают в магазинах, музеях, рядом с памятниками, развалах, но никогда среди грязи и пыли, как на ереванском вернисаже.
Туристы — любые — буквально атакуют музеи. Работают они в разном режиме, закрыты в разные дни, что весьма удобно. И никто не удлиняет рабочий день, как сделал наш Минкульт, якобы озабоченный посещаемостью ереванских музеев. А как великолепен Музей истории Санкт-Петербурга на территории Петропавловской крепости! Лучше и вообразить трудно. Высочайший мировой уровень. Конечно же, вспомнился Музей нашего города, которому отчаянно не везет. После долгих лет мытарств его загнали в новое, совсем не музейное помещение, придаток здания мэрии. Тесное, куцее, жалкое, не дающее возможности показать историю и реалии всеармянской столицы. Кстати, в Инженерном доме на территории Петропавловской крепости в рамках Международного фестиваля короткометражных и анимационных фильмов Open Cinema проходила Параджановская неделя: пластический номер от Театра балета Л.Якобсона, музыкальное видео, показ авторской версии “Цвета граната”, а также выставка фоторепродукций и фото из ереванского музея. Именно она и расстроила: вывозить такую экспозицию в город, где кипит культурная жизнь и одновременно экспонируются десятки роскошных выставок, нельзя категорически. Такие “прогулочные” экспозиции хороши в лучшем случае для глухой провинции, да и то в своей стране. Нехорошо играть впустую великим именем. В утешение добавлю, что главный приз фестиваля — песочные часы — в анимации получила Наталья Мирзоян за очаровательный фильм “Дерево детства”.
Мы вроде приглашаем туристов, но не учитываем, что турист не любит мусора и грязи, турист любит благоустроенную среду, наконец, он хочет безопасно гулять по городу. Что он и делает в Петербурге, где и водители, и пешеходы дисциплинированны предельно. Даже если вы зазевались и шагнули на красный свет, машины будут вежливо ждать. В нашем городе пешеходов, переходящих улицу на зеленый, давят водители, поворачивающие на свой зеленый свет. О зебре и прочих мелочах никто даже не думает. Размажут по асфальту — не моргнут. Что и кто мешает навести порядок в Ереване? Уж не супостаты ли иноземные?
…Неважно, велик город или мал. Надо любить свой город и страну. Как это умеют делать в Петербурге. Нам есть чему учиться. Именно поэтому я бы порекомендовал мэру Еревана слетать разок в Питер со своими коллегами, пройтись пешком, увидеть и понять, что такое благоустроенный город. Как его надо холить и лелеять, как сохранять историю, как озеленять. Как мыслить, наконец, по-городскому.
Карэн МИКАЭЛЯН