Перманентная театральная история

Архив 200901/12/2009

По наивности казалось, что несерьезная и непродуктивная идея о слиянии государственного Молодежного экспериментального театра и театра “Гой”, еще летом запущенная в качестве пробного шара в культурное поле, на этом же поле затерялась и исчезла окончательно.

Оказалось, нет. Она вновь в ходу…
Летом, помнится, под шумок в театр внедрили нового то ли директора, то ли и.о. Артура Налбандяна. Особым рвением, а также умением поработать он за это время не отличился, зато вновь разгорелись разговоры о соединении экспериментального театра с театром “Гой”, коими владеет Армен Мазманян — человек с безбрежными амбициями. Тогда, летом, Минкульт успокоил взбудораженный коллектив МЭТа, что, мол, быть такого симбиоза не может.
МЭТ, в бытность “цбл”, некогда был изгнан из своего помещения по улице Туманяна, ибо оно было продано Минкультом частному лицу. Уже несколько лет как театр не имеет своей площадки и работает и играет в Доме писателей, в других театрах. Свою функцию тем не менее выполняет, то есть дает возможность работать (по заявкам) молодым режиссерам. Собственно же в МЭТ работают 25 человек, которые в нелегких условиях подготовили четыре премьеры. Была бы и пятая, но появился Налбандян, и все перевернулось вверх дном. В довершение в конце октября артисты театра получили извещения на предмет того, что срок их контракта истекает 31 декабря, причем без обозначения причин, без обоснования. Что незаконно. Естественно, коллектив впал в уныние, поскольку распознал нотки той самой летней песни о скрещении с театром “Гой”. Министерство в свою очередь напевает старый мотив — мол, живите спокойно, сливать не будем.
Атмосферу накалило и телевыступление, как всегда, неутомимого и возбужденного Мазманяна, который заявил — ни больше ни меньше: “раздавим, растопчем вас”. Неймется человеку…
МЭТ ведет себя достойно, конечно, не считая директора Налбандяна, выпавшего в осадок, чуть ли не приятеля Мазманяна. МЭТ “лавры” театра “Гой” совершенно не интересуют — считает, что каждый сам по себе. Однако усматривает вполне реальную тенденцию. Дело в том, что МЭТ — театр государственный, получающий госдотацию, а “Гой” только мечтает о госстатусе. Просто, как колумбово яйцо. МЭТ даже без собственной площадки ни на что не жалуется, он в дружественных отношениях с СП и его председателем Левоном Ананяном.
Перманентные разговоры о грядущем симбиозе раздражают и мешают работе — вот в чем проблема. Между тем Министерство культуры, вместо того чтобы раз и навсегда положить конец подобным разговорам, своей нерешительностью лишь еще более раскаляет атмосферу. Ситуация, скажем так, смешная — ведь как получается — главное культурное ведомство страны исподволь желает соединить в творческом экстазе два совершенно разных, концептуально других театров. Вообще-то считается в цивилизованном мире, что чем больше театров, тем оно лучше. Но, очевидно, наше Министерство культуры придерживается диаметральной точки зрения. Иначе пресекло бы дурные помыслы А.Мазманяна — несомненно, человека способного — раз и навсегда. Тем более что творческий путь его не ознаменован бесконечной чередой успехов на театральной ниве. Значительную часть своей энергии он, к сожалению, время от времени направляет против своих же коллег по цеху. Забывает, что действие рано или поздно может иметь и противодействие.
Министерство культуры, по нашему глубокому убеждению, должно наконец поставить точку в затянувшейся коллизии, но не путем обреченного воссоединения театров, как оно, судя по всему, тайно желает. Пусть будет Государственный молодежный экспериментальный театр, пусть здравствует и театр “Гой”. Каждому свое. Каждый пусть занимает свою нишу, каждый делает свое дело. Министерство забывает, наверное, что его функция — всемерно развивать национальную культуру, а не предлагать обществу ее адаптированный, облегченный, карманный формат. И так ведь мы не катаемся как сыр в масле. Уже не говоря о том, что театральных вопросов, так и не решенных министерством, еще не мало. О них все пишут и говорят, все говорят и пишут. Так стоит ли к ним добавлять новые? Особенно в ситуации, когда люди сцены прямо-таки изнылись в ожидании закона о театре. Впрочем, даже если он и будет — не факт, что на него, на некоторые пункты не плюнут, не разотрут. Проще простого. Не впервой…