Пересилить себя

Архив 201215/05/2012

В тяжелые минуты испытаний, пожалуй, сполна выступают в обычное время затаенные чувства, проявляются до этого скрытые черты человеческого характера. Случай, невольным свидетелем которого я стал, совершенно по-новому раскрыл, казалось бы, давно известный для меня образ легендарного человека — Зория Гайковича Балаяна. Три дня назад тихим майским вечером к ним в дом пришла большая беда. В трагической аварии погиб его зять, прекрасный врач, ставший для него родным как сын, Давид Гаспарян.

 

Зорий Гайкович Балаян — человек удивительной судьбы, казалось бы, на каждом этапе своей жизни пересиливал самого себя. Будь то в мореходке или в Рязанском медицинском институте, работая на Камчатке или в родном Арцахе, на борту, теперь уже ставшими легендами, “Киликии” или “Армении”, выступая с трибуны Верховного Совета СССР, когда, казалось, любой человек не смог бы выдержать столь мощного духовного и физического напряжения, он не только не сломался, а, наоборот, твердел. Он словно непоколебимая скала олицетворял собой твердь армянского, карабахского духа. И сегодня, когда на память приходят герои Арцаха, в характере каждого из них усматриваешь что-то от Зория Гайковича. Вчитываясь в строки эссе “Продолжающаяся легенда” действительного члена Национальной Академии наук Армении Сергея Сариняна, посвященные Зорию Гайковичу, сознаешься самому себе, что ты даже и близко не подошел к тем глубинным пластам человеческого Я, имя которому Зорий Гайкович Балаян. От осознания этой простой истины впадаешь в растерянность. И преодолеть ее помогает наш великий поэт Ованнес Туманян, который, размышляя об армянском духе, писал: “Вопрос заключается в том, каков исторический путь нашего народа, в чем смысл нашего существования, чего ищет его дух, — и вопрос этот настоятельно требует ответа. Где же нам искать этот дух? Не в горах ли Сасуна, Зейтуна, Мока, Карабаха и Лори или в долинах Ширака, Арарата и Муша? Может быть, под мистическими сводами древних монастырей, где обитает “смысл глубокий, непостижимый и беспредельный?”.
Всматриваясь в сосредоточенные глаза Зория Гайковича, заново понимаешь, что величие и неординарность личности с особой силой и убедительностью проявляются в минуты его скорби.
Зорий Гайкович, узнав весть о трагической гибели Давида Гаспаряна, казалось бы, еще и еще раз пережил утрату своих друзей по жизни, уж точно вспомнил свою боевую сподвижницу Сильву Капутикян… В эти часы скорби, всматриваясь в этого достойного глубокого уважения человека, приходили на память выдержки из книги Виктора Владимировича Кривопускова “Мятежный Карабах”, который был направлен в Карабах в 1990-1991 годы в качестве начальника штаба следственно-оперативной группы МВД СССР: “Не было дня, чтобы в оперативных милицейских сводках не отмечались провокации против депутата (Зория Гайковича Балаяна — А.Г.), устраиваемые официальными органами Азербайджана… Я узнал, что готовилась строго секретная и довольно коварная акция: предполагалось обезглавить Карабахское движение, убить Зория Балаяна и Роберта Кочаряна, а их тела бросить на территорию Иджеванского района Армении, недалеко от границы с Казахским районом Азербайджанской ССР… После ее реализации собирались пустить слух о том, что двух ярых националистов убили сами армяне, считавшие их главными виновниками нынешних “карабахских несчастий”.
Очень трудно писать о переживаниях человека, который на своем веку с достоинством сопереживал утрату сотен и тысяч близких ему людей, для родных и близких каждого из них находил самые простые, но при этом самые востребованные в часы скорби слова. А сейчас он подозвал к себе своего сына, Айка Балаяна, по-мужски обнял его и тихо сказал: “Айк, береги себя, теперь ты в доме за старшего”. В этих словах Зория Гайковича сокрыта суть нашего великого соотечественника, краткая характеристика его яркой жизни, описание которой ждет своего мастера. Озаглавить же книгу можно будет двумя словами — “Пересилить Себя”.
Арташес ГЕГАМЯН,
председатель партии
“Национальное единение”
***
“НВ” приносит свои искренние соболезнования Зорию Балаяну в связи с трагической кончиной его зятя Давида Гаспаряна