Переговоры о Карабахе прошли и на берегах Каспия

Архив 201020/11/2010

Президент Ирана “не скажет того, что от него хотят услышать” азербайджанцы
Вчера в Баку завершился очередной саммит президентов прикаспийских государств. Лидерам России, Ирана, Казахстана, Туркмении и Азербайджана удалось подписать соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности. Однако по главному вопросу — о правовом статусе озера-моря — понимания они опять не достигли.

Впрочем, этого никто и не ожидал. Слишком велики разногласия между прибрежными странами, особенно Баку, Ашхабадом и Тегераном. Поэтому спор о разграничении национальных секторов водной глади продолжится, а Каспийское море останется морем проблем. Впрочем, переговоры в Баку вышли за рамки чисто “морской” проблематики. Это естественно, ибо в каспийском контексте тема Карабаха имеет немалое значение. Ведь нерешенность противостояния, кроме всего прочего, тормозит, а то и блокирует многие инфраструктурные планы и проекты, связанные с транспортировкой каспийских энергоносителей. Вполне естественно, что лидеры наиболее заинтересованных сторон — России, Ирана и Азербайджана — уделили этому вопросу особое внимание. По сообщению кремлевской пресс-службы, в ходе переговоров с Ильхамом Алевым Дмитрий Медведев заявил, что “Россия готова и впредь способствовать развитию отношений между Азербайджаном и Арменией и процессу нагорно-карабахского урегулирования”. Алиев, разумеется, вежливо поблагодарил, дипломатично выразив надежду, что активная работа Москвы в переговорном процессе, личное участие в нем президента Медведева помогут “продвинуться и обеспечить мир и безопасность в регионе”. Наблюдатели немедленно провели параллели с недавней встречей Медведева с армянским президентом Сержем Саргсяном в Кремле. 

Тогда, напомним, лидер Армении не только поблагодарил российского коллегу за активное участие в миротворческом процессе, но и выразил надежду, что эти усилия “завершатся скоро и положительно”. Алиев оперировал куда более общими, мало к чему обязывающими формулировками типа “урегулирование на основе норм международного права, решений международных организаций” и т.п. Возражать по поводу “международного права” Дмитрий Медведев, конечно, не стал, отметив, что “соответствующая работа ведется на всех линиях”. Вопрос только в том, что подразумевается под этими обтекаемыми словами. Известно, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ в лице президентов РФ, США и Франции совершенно четко указали: все принципы международного права равны и недопустимо выпячивать принцип территориальной целостности в ущерб праву народов на самоопределение. В Азербайджане, как известно, считают по-другому. Потому логично предположить, что, произнося одинаковые слова, российский и азербайджанский руководители имели в виду весьма разные подходы. Несомненно одно — встречи в Москве с Саргсяном и в Баку с Алиевом стали завершающим этапом подготовки к саммиту ОБСЕ в Астане, до начала которого осталось менее двух недель. И если здесь будут хотя бы зафиксированы позиции, по которым удалось достичь согласия, а также будет заявлено о продолжении переговоров, это явится промежуточным успехом. Такая декларация понизила бы вероятность возобновления войны, что сейчас важнее всего. Не исключено, что об этом — укреплении мира и снижении военных рисков — и шла речь, поскольку Баку в последнее время сделал все, чтобы “напрячь” международное сообщество своими милитаристскими заявлениями. У многих даже создалось впечатление, что война вот-вот возобновится. Конечно, это никак не способствует стабильности, в том числе и экономической. Поэтому никто не собирается поддерживать оголтелый азербайджанский милитаризм, включая единоверных мусульман. Между тем именно слова поддержки надеялись услышать от иранского президента Ахмадинежада буквально “осадившие” его азербайджанские журналисты. Лидер Исламской республики, однако, повел разговор тонко. Он крайне резко высказался в адрес США, что было ожидаемо. Вашингтон “читает мораль” Тегерану в связи с нашумевшим делом приговоренной к казни “изменщицы” Сакинэ Аштиани, а сам держит в камерах смертников 53 женщины, ждущие очереди на электрический стул. Пора бы “на себя оборотиться”, считает Ахмадинежад, тем более что американцы после терактов 11 сентября “убили в регионе более миллиона человек”. А вот относительно Карабаха глава ИРИ был куда как более сдержан. Он лишь повторил традиционную иранскую формулу: решать вопрос надо миром, путем переговоров между странами региона, без вмешательства сторонних сил. Азербайджанские журналисты, однако, все время пытались “раскрутить” Ахмадинежада на большее, вопрошая: о каком “справедливом урегулировании” идет речь, если “20 процентов азербайджанской территории оккупированы, а Иран поддерживает с Арменией тесные политические и экономические отношения”. Как это следует понимать? Услышав этот вопрос в третий раз, Ахмадинежад прямо ответил: “Того, что вы хотите от меня услышать, я не скажу”. Этим он ясно дал понять, что Тегеран, претендующий на лидерство в исламском мире, не будет поддерживать чрезмерные аппетиты Баку. И хотя Иран не является членом ОБСЕ и на саммите в Астане представлен не будет, миротворцы и международное сообщество в целом, конечно, не могут не учитывать позицию одного из ведущих “игроков” региона.