Парламент “за стеклом”

Архив 201026/10/2010

Вчера парламент страны начал работу в новом отреставрированном по европейским стандартам зале. Как выяснилось сразу же после начала заседания, у отечественных депутатов проблемы не только с демократическими, но с техническими стандартами. Новая система голосования далась большинству депутатов с большим напрягом. “Пришли бы на полчаса раньше и потренировались бы”, — посоветовал коллегам спикер НС Овик Абрамян, пытаясь в четвертый раз безуспешно провести регистрацию.

Было бы удивительно, если бы у депкорпуса не возникло трудностей в освоении новой системы голосования. Особенно если учесть, что злые языки утверждают — среди представителей депкорпуса имеются люди, испытывающие трудности не только с компьютерной грамотой, а и с грамотой вообще. “Если на мониторе появляется надпись “Спасибо за голосование”, значит, вы уже проголосовали”, — разъяснял коллегам вице-спикер Самвел Никоян. Хотя, по логике, этот тренинг руководство НС могло бы провести не за счет заседания, а заблаговременно. Для некоторых, возможно, и в индивидуальном порядке, дабы не позориться на всю страну, демонстрируя полную беспомощность при виде сенсорной техники.
Впрочем, журналистов как главных свидетелей своего “позора” (если бы только компьютерного) депкорпус технично оттеснил в застекленную ложу, откуда если и можно что-нибудь заметить, то только стоя. А стоять не разрешают охранники. Если добавить к этому отсутствие возможности записать качественный звук, кроме как по стойке смирно с микрофоном в вытянутой руке, плюс охранников, преграждающих путь к фойе, откуда выходят и входят в зал депутаты, то становится ясно — руководство парламента целенаправленно делает все возможное, чтобы свести к минимуму общение народных избранников со СМИ.
Роскошные интерьеры нового зала стали всего лишь поводом для того, чтобы осуществить эту заветную мечту. Кстати, началось это не сегодня, а постепенно. Сначала с приходом нового спикера аккредитованных в НС журналистов стали допускать в здание только в определенные дни. Если раньше аккредитация давала возможность входа в здание НС в любой день и в любое время, то теперь только в дни заседаний ли каких-либо мероприятий. В остальное время необходимо спецразрешение, дабы не беспокоить “по пустякам” законодателей, денно и нощно корпящих над законопроектами.
Но если речь действительно о тех депутатах, которые на самом деле этим занимаются и на работу ходят исправно, то они как раз в защите от журналистов не нуждались. Скорее наоборот, представители СМИ только помогали им создать образ слуги народа, который вовсе не зря получает депутатскую зарплату. Что касается тех, кто появляется на работе только по большим праздникам, а если и приходит, занимается вовсе не законопроектами, то эта часть депкорпуса действительно нуждалась в защите от постороннего глаза.
Ведь имевшие свободный доступ в НС журналисты могли видеть, чем именно занимаются в рабочие часы народные избранники, а это уже прямой удар по планам спикера, взявшего курс на повышение реноме парламента. В итоге депутаты теперь могут не вздрагивать, услышав стук в дверь своего кабинета, — ведь “посторонним вход запрещен”. Видимо, руководство и всерьез поверило в то, что это журналисты мешают депутатам заслужить народную любовь и расположение.
Начало на стр. 1

На следующем этапе предстояло отлучить журналистов от зала заседаний, и тут весьма кстати подвернулся ремонт. До сих пор журналисты, вопреки международным стандартам, сидели с народными избранниками в одном помещении и имели возможность наблюдать за их поведением вблизи, а заодно и слышать реплики, которыми они обмениваются. Хотя, если честно, некоторые реплики куда лучше было бы вообще не слышать. Да и присутствие журналистов никогда не было сдерживающим фактором для депутатов, увлекающихся непечатной лексикой. Теперь, оттеснив журналистов в “аквариум” (именно так была окрещена в первый же день ложа для прессы), депутаты могут расслабиться на полную катушку, потому как за стеклом ничего не слышно. Дам-депутатов не так много, чтобы стесняться в выражениях, в крайнем случае им могут посоветовать заткнуть уши.
И наконец, последний бастион на пути к народным избранникам — это ограничение доступа журналистов к фойе. Тем самым руководство НС может считать, что полностью решило проблему общения прессы с депутатами и теперь имидж парламента взлетит на недосягаемую высоту. Облетевшая по каналам интернет и телевидения картинка ультрасовременного парламента тоже работает на эту цель.
Как выяснилось, помимо прочих причин, по которым были созданы искусственные барьеры на пути свободного общения прессы с депутатами, есть еще одна. Руководство НС озабочено тем, что некоторые откровенно одетые представительницы СМИ смущают своим видом парламентариев. “Посмотрите на себя снизу и подумайте, как решить эту проблему”, — заявил вчера на встрече с возмущенными плохими условиями для работы журналистами руководитель аппарата НС Гегам Гарибджанян. Заметим, что если проблема действительно в этом, то она легко решаема, тем более что со своей стороны руководство НС намерено ввести дресс-код. “Все, начиная с сотрудников парламента до любого, кто входит в парламент, должны одеваться так, чтобы при взгляде снизу или сверху не возникало посторонних тем для обсуждения”, — заявил Гарибджанян, согласившись с репликой о том, что журналисткам далеко до некоторых помощниц депутатов, которые явно путают коридоры НС с подиумом.
Руководитель аппарата НС после беседы с журналистами обещал поговорить со спикером и облегчить часть “драконовских ограничений”, вызвавших возмущение у аккредитованных в НС представителей СМИ. На жалобы о клаустрофобии, которая возникает при входе в журналистскую ложу, и просьбу убрать стекло, которое мешает съемке, озабоченно заметил: “Уберем стекло, вы начнете перегибаться и, не дай бог, упадете с балкона на головы депутатов”… Тем не менее пообещал: “Ладно, запишите, убрать стекло, поставить решетки или что-нибудь еще. Подумаем и все решим”…
Вообще-то, подумать можно было бы с самого начала. Но, видимо, на подсознательном уровне возобладала мысль о том, что более удобного повода для того, чтобы изолировать журналистов, больше не представится… А главное, можно сослаться на Совет Европы, где журналисты тоже работают за стеклом. Хотя депутаты, которые ездят в Страсбург, должны были бы заметить разницу и поделиться с коллегами наблюдениями о том, что из журналистской ложи Дворца Европы просматривается весь зал, к тому же само помещение по своим размерам не вызывает ассоциаций с аквариумом…
…Картина вчерашнего дня была бы неполной, если бы не законопроекты, которые первым делом обсудили разомлевшие от евроусловий депутаты. Речь о внесении изменений и дополнений в законы “О прокуратуре” и “О должностных окладах руководящих работников законодательной, исполнительной и судебной власти”, по которым правительство предлагает фиксировать зарплаты прокурору и судьям не отдельным законом, как было до сих пор, а законом о госбюджете. Интрига в том, что оппозиция подозревает — это всего лишь хитроумный ход, чтобы повысить эти зарплаты. А обосновывается периодическое повышение зарплат в судебной системе, как известно, необходимостью борьбы с укоренившейся там коррупцией… Симптоматично, что сразу вслед за этим на обсуждение был поставлен законопроект “О минимальной ежемесячной зарплате”, которую правительство поднимает на 2500 драмов. В итоге минимальная зарплата становится 32,5 тыс. драмов, в то время как минимальная потребительская корзина равна 42 тысячам. Однако правительство и представителей парламентского большинства эта разница не смущает. На большее повышение мы сегодня пойти не можем. Но очень скоро догоним и перегоним, обещают они… Видимо, сразу после того как повысим зарплату прокурорам и искореним коррупцию…