Памятник Гейдару Алиеву как монумент российско-азербайджанской дружбы?

Архив 200926/11/2009

Разочаровавшись в Анкаре, Баку вновь потянулся к Москве
Прошедший вторник стал заметным событием в отношениях между Москвой и Баку. Все российские и азербайджанские СМИ подробно комментируют встречу президентов Дмитрия Медведева и Ильхама Алиева в Ульяновске. Формальный повод саммита — открытие первой очереди одного из самых крупных в мире 24-километрового моста через Волгу и чествование Гейдара Алиева.

Связь бывшего президента Азербайджана с родиной Ленина довольно опосредствованная. В 1983 году здесь, на Волге, потерпел аварию пассажирский теплоход “Александр Суворов”. В результате страшной катастрофы погибли 176 человек, был разрушен мост, с которым столкнулся корабль. А Гейдар Алиев был тогда первым зампредом советского Совмина. В этом качестве он возглавил госкомиссию по ликвидации последствий аварии. Это стало поводом к тому, чтобы 25 лет спустя, в 2008 году, по инициативе Всероссийского азербайджанского конгресса в Ульяновске был установлен памятник Алиеву-старшему, исполненный в лучших традициях романтического соцреализма, а в сентябре нынешнего года городские власти назвали его именем и площадь, на которой этот памятник установлен.
Мост успешно открыли, цветы к памятнику возложили. Но для нас, разумеется, важно содержание переговоров, которые провели лидеры двух стран. Однако прежде отметим, что накануне в Баку побывал руководитель администрации российского президента Сергей Нарышкин. На сей раз поводом для его визита на берега Апшерона стало открытие совместного российско-азербайджанского банка — ВТБ-Азербайджан. Нарышкин отметил, что проект стал возможен “благодаря политической поддержке государственных властей России и Азербайджана”. По его словам, это “большое событие не только в экономической, но и в политической жизни двух стран”, которое “дает дополнительный стимул и импульс для развития экономического сотрудничества”. Заметим, что при этом Сергей Нарышкин подчеркнул, что “сотрудничество между Россией и Азербайджаном уже вышло на уровень стратегического партнерства”. Одновременно высокопоставленный посланец Кремля произнес немало теплых слов в адрес азербайджанской экономики, каковая, по его мнению, динамично развивается, невзирая на мировой кризис. Поэтому естественно, что основной темой беседы двух лидеров на берегах великой русской реки стали вопросы двустороннего сотрудничества, в первую очередь экономического. Москва никогда не скрывала своей заинтересованности в азербайджанском газе и нефти. Контроль над энергетическими ресурсами Азербайджана важен для России потому, что позволит избежать установления обходных путей их доставки на Запад. В принципе, российская сторона не против, чтобы Баку экспортировал часть углеводородов в Европу, но стремится, чтобы происходило это при российском посредничестве и по российской территории. Вероятно, учитывая как-то незаметно возникшее между сторонами “стратегическое партнерство”, именно эта проблематика и была ведущей в ходе переговоров. И здесь важно отметить, что буквально в день встречи в Ульяновске стало известно, что американская компания Devon Energy решила продать свою долю в проекте разработки блока морских месторождений “Азери — Чираг — Гюнешли”. По некоторым данным, компания выставит свою долю на продажу уже в первом квартале будущего года. А доля эта немаленькая — более 5,5 процента в месторождении, совокупные запасы нефти которого оцениваются в 900 миллионов тонн. Оператором этого проекта, который за три квартала текущего года дал более 240 миллионов баррелей легкой (то есть высококачественной) нефти, является “Бритиш Петролеум”, а транспортируется “черное золото” на Запад по нефтепроводам Баку — Супса (грузинский транзит) и Баку — Тбилиси — Джейхан (грузинско-турецкий транзит). Среди многих компаний — участниц проекта российских нет.
Не исключено, что об устранении такого “недостатка” и говорили президенты, тем более что уход американской Devon Energy позволяет российским нефтяным гигантам попытаться выкупить ее долю. Можно предположить, что президент Медведев пытался прощупать настроения своего азербайджанского коллеги по этому и ряду аналогичных вопросов, в том числе по наболевшей и застарелой проблеме раздела Каспия. Согласование позиций Москвы и Баку в данном контексте позволило бы усилить нажим на “своенравные” Тегеран и Ашхабад.
Где экономика — там, разумеется, и политика. В официальных сообщениях о встрече говорится, что стороны “подробно обсудили ситуацию с продолжением переговорного процесса по нагорно-карабахскому урегулированию. Президент Азербайджана рассказал президенту Медведеву об итогах очередного раунда переговоров с президентом Армении, которые прошли с участием представителей Минской группы”. Российский лидер воспринял рассказ благосклонно, о чем можно судить по тому, что он “приветствовал позитивное движение переговорного процесса и заверил коллег в том, что Москва и дальше будет прилагать все необходимые усилия для достижения урегулирования нагорно-карабахского конфликта”.
Из всего этого следует очевидный, лежащий на поверхности вывод. Столкнувшись с “предательством” со стороны Анкары, в Баку запаниковали и решили восстановить и укрепить отношения с Москвой. То есть несколько диверсифицировать свою внешнюю политику. Естественно, это обещает России большие политические дивиденды и заметное расширение ее роли и значения на Южном Кавказе — тем более с учетом того, что США не прочь признать лидирующую роль Москвы на постсоветском пространстве в обмен на благосклонность России на “иранском направлении” и заключение нового договора об ограничении стратегических вооружений. У нас все это начинает явно тревожить некоторых политиков. Так, например, один из лидеров традиционно пророссийской Дашнакцутюн Ваан Ованесян заявил, что “Россия играет опасную роль для Армении как в процессе урегулирования карабахского конфликта, так и в армяно-турецких отношениях”. Мы не склонны, однако, драматизировать ситуацию. Нет оснований считать, что платой за дружбу с Азербайджаном станет Карабах, хотя в Баку этого, разумеется, очень бы хотели. Напротив, полагаем, что усиление российского влияния стало бы значительной гарантией от возобновления военных действий. Последнее весьма существенно в свете очередного витка милитаристского психоза в Азербайджане.
Армен ХАНБАБЯН