Открытие Армении

Архив 201417/07/2014

Репортаж из страны накануне ее вступления в Таможенный союз

Армения, не имеющая общей границы с Россией, присоединяется к Таможенному союзу, договор о присоединении должен быть подписан в ближайшее время. Корреспондент “Денег” Алексей

Боярский нашел в этой маленькой горной стране золотой рынок, абрикосовый коньяк и очень умных детей, но экономического смысла присоединения не нашел, говорится в преамбуле статьи в газете “Коммерсантъ” (14.07.14)

Вторая после
Мадагаскара

Когда-то были поезда Москва — Ереван, они шли либо через Азербайджан, либо через Грузию. Сегодня железные дороги Армении находятся в концессии у РЖД, но фактически эта железная

дорога — остров. С Азербайджаном у Армении незавершенная война — железнодорожные пути разобраны. А путь через Грузию проходит по Абхазии, с которой уже у Грузии, мягко говоря, напряженные отношения. В итоге железнодорожного сообщения между Россией и Арменией нет. Из Москвы в Ереван можно добраться за двое суток на автомобиле через Северный Кавказ и Грузию или менее чем за три часа на самолете.
По дороге из аэропорта гляжу по сторонам: в память о советской дружбе на русском языке продублирован только уцелевший в одном месте указатель “Ереван”, да на автосервисах встречаются непереводимые, очевидно, слова “шиномонтаж”, “вулканизация” или “карбюратор”. Все остальные вывески только на армянском. Ни одного памятника Ленину, зато памятники героям революции почему-то сохранились. “А это кто? — указываю водителю на каменного мужчину в длинном пальто. — Комиссар?” Он кивает. “А почему Ленина снесли, а местных комиссаров Мясникяна и Шаумяна оставили?” — недоумеваю я. “Ну так они же армяне”, — смеется он.
Впечатление, появившееся сразу и не покинувшее до последнего дня: здесь удивительно спокойно. Страна действительно на последнем месте по уровню преступности в СНГ, а по сравнению с Россией преступлений на душу населения в девять раз меньше. Причем более 90% преступлений приходится на Ереван. Однако это, пожалуй, лучшая часть статистики по Армении. Если говорить об экономике, в 2011 году журнал Forbes внес Армению в десятку худших экономик мира — хуже в рейтинге только экономика Мадагаскара. “Э, парень, ты хочешь написать о том, чего нет…” — говорили мне почти все, узнав, что я приехал собрать материал об экономике Армении.
Согласно переписи 2012 года, в Армении зарегистрированы 3,2 млн жителей, из них постоянно проживают в стране 3 млн. “Наш ВВП составляет около $10 млрд, — рассказывает экс-мэр Еревана, экономист Ваагн Хачатрян. — Частные трансферты — переводы армян, работающих в других странах, — составляют $1,8 млрд в год. Правда, не учитываются суммы, привезенные наличными: с ними, думаю, эти трансферты составят до $2,5 млрд. 90% денег привозят или переводят из России”. Средняя зарплата в Армении — около $300.
Однако тотальная зависимость от России связана не только с денежными переводами. Российским компаниям на 100% принадлежит распределительная электросеть (монополия “Электросеть Армении”) и большая часть энергетических мощностей: Разданская ГРЭС, пятый блок Разданской ГРЭС (это разные объекты), Севанский каскад гидроэлектростанций. Россиянам принадлежат закрытые уже заводы электроники и вполне успешно работающий завод по выпуску алюминиевой фольги “Арменал” — входит в группу “Русал”. Многое было передано России по договору 2004 года “имущество — за долги”. Газопроводы, в том числе идущие из Ирана, полностью принадлежат России — ЗАО “Газпром Армения” (стопроцентная “дочка” “Газпрома”). Из трех сотовых операторов в Армении два российских — Beeline и MTC, а третий — французский Orange. На рынок связи Армении активно внедряется и “Ростелеком”. В банковском секторе тоже армянского капитала минимум: из 25 банков страны 21 подконтролен иностранным собственникам.

Армянский патент

В Армении ювелирная отрасль на втором месте после добычи меди и молибдена. Помимо крупных компаний — например, Ереванского ювелирного завода — работают сотни небольших мастерских.
Золотой рынок Еревана расположен в бывшем здании городских бань. Девять этажей. На первых двух идет торговля, а на остальных расположены мастерские. …Есть отделение соответствующего ведомства: можно поставить пробу государственного образца. Мне показывают золотые слитки с клеймами швейцарского банка, от которых откусывают кусочки для переплавки. Впрочем, переплавляют и золото, скупаемое у населения тут же на первом этаже. В сотнях мастерских что-то точат, плавят, гнут. Здесь можно купить готовые золотые изделия без камней — вставить свои, можно заказать копии с выставленных образцов: их отольют в формах за сутки. “Здесь можно купить и наши часы”, — гордо сообщает мне один из торговцев, показывая на витрину. Присматриваюсь: в витрине Rolex и Tissot. “Эти часы — патент”, — пояснил продавец, он же мастер-часовщик. “Какой еще патент? Вам швейцарцы патент продали?” — все еще не понимаю я. “Ну смотрите, механизм из Китая, а ювелирный корпус здесь сделан, — у меня на глазах часовщик вставляет механизм в золотой корпус и демонстрирует готовый Rolex. — Себестоимость этих часов для меня $600, я их продаю за $750. Это не подделка за $10 — это патент”. Теперь ясно: “патент” здесь означает то, что в России называется репликой, — более или менее качественная подделка. На другом прилавке золотые часы с механизмами Первого московского часового завода “Полет”. Точно знаю, что эти механизмы уже давно не производятся. “Мы, армяне, запасливые: десять лет назад столько завезли, что до сих пор хватает”, — хихикают продавцы.
…Московский бизнесмен Гагик Геворкян, владелец ювелирной компании “Эстет” и президент Всемирной ассоциации армянских ювелиров, готовит к открытию ювелирную свободную экономическую зону “Меридиан” по соседству с заводом “Арарат”. Как рассказала руководитель проекта Ника Манукова, на огромной территории бывшего оборонного завода откроются мастерские и торговые павильоны компаний со всего мира для безналогового производства ювелирных изделий, как, например, в Дубае или Шэньчжэне.
Абрикосовый коньяк

Третье место в экономике Армении — у сельского хозяйства. Большую часть доходов в этой отрасли приносит переработка винограда, а попросту — коньячная промышленность. Главная достопримечательность Еревана, которую обязательно покажут туристу, — два расположенных друг против друга коньячных завода — “Арарат” и “Ной”. Когда-то это были площадки единого треста “Арарат”, выпускавшего знаменитый коньяк “Арарат”. Сегодня права на этот бренд только у одного предприятия, акциями которого давно владеет французская компания Pernod Ricard. Помимо “Арарата” в Армении еще 27 производителей коньяка.
…По пути к одному из символов Армении, монастырю Татев, на подъезде к поселку Арени у дороги стоят лотки с фруктами, за ними — ряды двухлитровых бутылок Coca-Cola. Подходишь ближе и понимаешь, что в бутылках с несмытыми этикетками продают местное домашнее вино. Хотя в Армении десятилетиями высаживали коньячные сорта винограда, из которых вино не очень хорошее, именно Арени славится вином. Еще здесь гонят абрикосовую водку, и, если не выпивают сразу, после выдержки из нее получается “абрикосовый коньяк”. Занимаются этим и на маленьком винзаводике, построенном в 1994 году, и в подвалах частных домов. В полуторатысячном Арени вино делают в 60 дворах. “Это самый винный поселок Армении”, — замечает хозяин домашнего погреба Айказ. Его жена и дочь торгуют вином у дороги. История Айказа типична для этих мест. Ему 52 года, когда-то был трактористом в колхозе. Потом выбор: уезжать в Россию на заработки или пытаться выжить здесь. “Уехать — семья развалится. Какой мужчина сможет долго без женщины?” — объясняет выбор Айказ. Вином занимается с 2005 года: начал с 500 л, а сейчас — 12 тыс. л в год. Плюс перегоняет персики, абрикосы и, конечно, виноград. Говорит, его семье из пяти человек на жизнь хватает. Четверть продаж — тут же у дороги, остальное поставляет в рестораны Еревана и местные таверны.

Мотыга, солнце
и вода

На огромном поле — ни одного трактора: вооружившись мотыгами, прополкой занимаются женщины в больших соломенных шляпах. Некоторые из них арендовали эти поля в складчину и заработают на сдаче урожая, другие трудятся по найму: вкалывают на солнце за $12 в день без выходных.
Армения славится абрикосами, и не только. Среди заметных хозяйств-производителей соков и овощных консервов — Euroterm (продукция под маркой Noyan). По словам сына основателя компании и генерального директора Ваге Казаряна, в 2013 году Euroterm переработала 10 тыс. т овощей и фруктов. В Армении реализуется только 20%, остальное идет в основном в Россию, а также в США и Францию. Ваге водит нас по своему ереванскому заводу… В цехе упаковки обращаю внимание на рулоны с этикеткой яблочного сока “Добрый”: его производят по договору с Coca-Cola.
…В фильме “Мимино” герой Фрунзика Мкртчяна хвастался, что в его родном Дилижане вода — “вторая в мире” (“первая — в Сан-Франциско”). Минеральные воды “Дилижан” и “Джермук” из одноименных источников действительно считаются одними из лучших в мире и поставляются за границу.

Брать мозгами

Наконец, на четвертом месте в экономике Армении стоит IT. Для маленькой горной страны, где практически нет полезных ископаемых, посевных площадей, вполне логично делать упор на создание интеллектуального продукта. “Есть шутка нашей команды КВН: “Как отличить в толпе армянина? — Подождите пять минут: он сам отличится!” — улыбается директор образовательного фонда и школы Ayb Давид Саакян. Он водит меня по школе, в которой даже летом не останавливается жизнь: работают разные кружки, летний лагерь. Школа напоминает скорее офис IT-компании: практически полная свобода. С книжками или ноутбуком можно работать не только в библиотеке, но и в кафе, писать фломастером на шкафчиках. А самое удивительное — дополняющие лестницы трубы, по которым можно быстро съехать на нижний этаж. Креативную среду создают и учителя, большая часть которых не профессиональные педагоги, а действующие специалисты в соответствующих областях и научные сотрудники. Саакян планирует, что Ayb станет одной из лучших школ в мире, а на ее примере будет создана модель “армянской школы”.
Интерьер и инфраструктуру центра креативных технологий “Тумо” в Ереване проектировал известный ливанский архитектор Бернар Хури. Открытые пространства, заполненные компьютерами, 3D-кинозал, музыкальные студии, лаборатории с 3D-принтерами и т.д. За мониторами сидят мальчики и девочки, вокруг них крутятся парни и девушки постарше в футболках с супергероями — это наставники. Записаться сюда можно абсолютно свободно и бесплатно — все обеспечивает фонд американского бизнесмена Сэма Симоняна. 5,5 тыс. детей от 12 до 18 лет два раза в неделю (350 человек одновременно) по два часа изучают здесь компьютерную анимацию, веб-девелопмент, гейм-девелопмент и цифровые медиа. “После курса обучения тумо-студент должен научиться создавать, например, сайт, или анимационный фильм, или компьютерную игру, — говорит заместитель директора “Тумо” Арам Гюмишян. — Обычно итоговый проект — это продукт работы группы, где каждый отвечает за свое направление. Таким образом мы сразу прививаем навыки совместной работы”. Для применения же этих навыков далеко ходить не надо: прямо над “Тумо” расположены офисы IT-компаний, доход от аренды которых покрывает операционные расходы центра.
Поднимаюсь на второй этаж и попадаю в центр разработок компании PicsArt. Компания считается американской, но основатели из Армении, продукт (фоторедактор для мобильных устройств) создан и совершенствуется здесь. Хотя пока это считается стартапом (продукт появился в 2011 году), успехи уже впечатляют: 140 млн скачиваний, 45 млн активных пользователей в месяц, 18 млн пользователей, зарегистрированных в собственной соцсети. В разговоре о перспективах армянского IT мне напоминают, что один из первых советских компьютеров “Наири” был создан в 1965 году в Ереванском НИИ математических машин.

Глядя на Арарат

…В 2013 году экспорт Армении в страны ТС составил $334,5 млн в РФ, $8,6 млн в Белоруссию, $7,3 млн в Казахстан. Совокупный ВВП стран ТС — $2,3 трлн, что примерно в 230 раз превышает ВВП Армении. Теоретически интеграция страны в экономическое пространство, где ВВП на душу населения в 3,5 раза выше, чем в ней самой, может дать положительный эффект. Отмена экспортных пошлин на энергоносители и сырье может привести к росту ВВП Армении в течение двух-трех лет на 4-5%, это около $400-500 млн. От присоединения к ТС ждут повышения инвестиционной привлекательности страны, роста экспорта благодаря снижению таможенных барьеров, а также появления новых рабочих мест. Привлекает и свободное перемещение граждан по территории стран ТС. Однако есть и явные минусы. После присоединения к союзу страна попадет в иной лагерь, чем Грузия, уходящая в ЕС: могут усложниться торговые отношения и транзит. Кроме того, придется поднять ввозные пошлины, как в других странах ТС, и сразу подорожает ряд импортных товаров — продукты питания, автомобили. Очевидно, что само по себе присоединение Армении к ТС заметного экономического эффекта не будет иметь ни для нее самой, ни тем более для других стран союза. Большинство экспертов воспринимают присоединение исключительно как политический шаг, а точнее, дань истории.
…Арарат для Армении все. Коньяк, легендарная футбольная команда, гостиница, в которой жил автор этой статьи. Гора присутствует на гербе Армении. Покрытая снегом вершина отлично видна из Еревана. Вот только находится Арарат на территории Турции, граница с которой проходит по реке Аракс. Вместе с геноцидом 1915 года, когда было изгнано или вырезано армянское население Турции, потеря Арарата до сих пор очень многое определяет в политике.
Турция так близко, что на трассе в Араратской долине мой мобильный телефон переключается на турецкую сотовую сеть. “А вон видите там, за Араксом, светлое пятно? — наш водитель показывает в темноту. — Это подсвечивается натовская база”. И в этом смысле наличие в Армении российских военных баз придает определенное спокойствие.
В Армении, о чем ни спроси, обязательно напомнят о войне с Турцией или геноциде: “Колокол на исторических воротах — чтобы предупредить о наступлении турок”, “Смотровая башня — чтобы увидеть турок” и т.д. Турками здесь называют заодно и азербайджанцев. И с Турцией, и с Азербайджаном дипломатические отношения разорваны, пограничные пункты закрыты. С Ираном отношения нормальные, но это мусульманская страна. Зажатое в таком окружении маленькое государство нуждается в сильном союзнике. Исторически этим союзником всегда оказывалась Россия.
(С сокращениями)