Откроют ли союзники “второй фронт”?

Архив 201119/05/2011

— эта проблема актуальна для отечественной оппозиции
Формирование предвыборных союзов — обычная практика в преддверии выборов. И тот факт, что до очередной гонки остался всего год, актуализирует эту проблему для многих отечественных партий и политиков. Хотя, если быть точнее, разговоры об объединении возникли намного раньше и были спровоцированы подписанием коалицией нового соглашения, сгруппировавшего коалиционных партнеров на одном полюсе.

И даже сегодняшние споры о том, пойдет ли коалиция на выборы единым или отдельным списком, ничего в этом раскладе не меняют — этот полюс, по сути, сформирован. И со вторым оппозиционным полюсом тоже, похоже, все ясно — тер-петросяновский конгресс не намерен никому его уступать.

На фоне узурпации конгрессом второго оппозиционного полюса, естественно, заговорили о третьем полюсе, который объединит всех несогласных с властью и конгрессом. Проблема стала активно обсуждаться еще до того, как конгресс возвестил о “полуоткрытых для диалога с властью дверях”. Ведь незадолго до этого лидер АНК Тер-Петросян по сути указал на дверь всем тем, кто либо выражал сомнения в избранной им стратегии и тактике, либо оспаривал его звание “всея оппозиции”.
Если быть точнее — разделительная линия между конгрессом и “Наследием” была окончательно подведена в тот самый день, когда лидер АНК проигнорировал присутствие голодающего Раффи Ованнисяна на Театральной площади. Ссылки на христианские принципы, которые якобы не позволили ему по-человечески пожать руку коллеге по оппозиции, лишь усугубили непонимание и заставили “Наследие” всерьез задуматься над своим политическим будущим. А то, что это будущее весьма туманно в плане преодоления заветной планки в парламентской гонке в одиночку, стало очевидно не только для “Наследия”.
Очертания нового оппозиционного полюса или блока на данный момент не просматриваются, что, собственно, и дает пищу для самых невероятных предположений и комбинаций. Многие из них преследуют вполне конкретные цели. Так, в ряде СМИ в последнее время появились сообщения о том, что не входящие в АНК оппозиционные силы во главе с партией “Наследие” формируют блок, цель которого якобы подготовить почву для возврата в активную политику второго президента Роберта Кочаряна. Источник подобных фантазий настолько очевиден, что можно даже не упоминать, что информация была вброшена подконтрольными конгрессу СМИ. Шита белыми нитками и цель — убить одним выстрелом двух зайцев, дискредитировав оппозиционных коллег в глазах протестного электората связями со вторым президентом, об одном упоминании о котором у конгресса начинается нечто наподобие нервного тика. Заодно воспрепятствовать оттоку в лагерь “Наследия” своих недовольных диалогом с властью сторонников. Мол, мы ведем диалог с третьим президентом, а они со вторым.  Кстати, глава фракции “Наследие” Степан Сафарян, называя эту информацию абсурдной, заявил, что определенная доля правды в ней есть и ряд политических сил действительно ведет консультации, но они пока находятся не в стадии создания нового оппозиционного фронта, а на этапе оценки ситуации. В ответе на вопрос о том, входят ли в список указанных сил покинувшие конгресс опальные аодовцы, а именно Арарат Зурабян, Александр Арзуманян, Карапет Рубинян, Степан Сафарян сказал: “Эти политики всегда действовали в одном поле с “Наследием” и остались верны своим принципам после дрейфа Левона Тер-Петросяна в центр политического поля и заявления о готовности к диалогу с властями. Мы сотрудничали с ними до нового позиционирования Тер-Петросяна в политическом поле, и почему сейчас не должны этого делать?”.
Попытки выяснить у Александра Арзуманяна, участвует ли он в политических консультациях с “Наследием”, натолкнулись на отговорку. Мол, контакты с “Наследием” есть, однако это еще не значит, что существует какой-то формат сотрудничества. “Новый формат не может быть самоцелью, он может быть сформирован в результате широкого общественного запроса”, — заявил он, отмечая, что сначала нужно стать фактором политического поля, а уж потом объявлять о создании нового формата.
Стало быть, в представлении бывших аодовцев “Наследие” или другие участники консультации таковым фактором не являются.
Как бы то ни было, но в “Наследии” убеждены, что вследствие диалога власть — АНК радикально настроенный протестный электорат остался без лидера и в этом смысле для других оппозиционных сил открылось огромное поле. “С участием “Наследия” или без, но можно сформировать мощный оппозиционный фронт”, — заявил Сафарян, не теряя надежды, что им удастся прибрать к рукам это “бесхозное” поле. Заметим, что говоря о консультациях, которые они ведут с представителями не входящих в АНК различных оппозиционных сил, Сафарян специально подчеркнул, что АРФ Дашнакцутюн в них не участвует. “Хотя и с Дашанкцутюн мы довольно активно сотрудничаем в парламенте, но АРФД в этих консультациях не участвует”, — заключил он. Мог бы не подчеркивать союз дашнакцаканов с аодовцами, пусть и бывшими, это из серии очевидное-невероятное. К тому же либералам с социалистами явно не по пути.
Между тем лидер “Новых времен” Арам Карапетян видит “Наследие” не в тандеме с экс-аодовцами, а в предвыборном союзе, участниками которого, как он убежден, станут “Наследие”, АРФ Дашнакцутюн и Народная партия. При этом сам он от встреч с Раффи Ованнисяном поспешил откреститься. “Я не встречался в Раффи Ованнисяном для обсуждения такого вопроса, ни с кем не обсуждал вопрос о создании какого-либо союза”, — заверил Карапетян, опровергая появившиеся накануне публикации в прессе о том, что встреча была и обсуждалась на ней возможность нового политического союза наподобие АНК. Для убедительности Арам Карапетян поспешил добавить, что на самом деле получал предложение сформировать альянс, но совсем от других сил. Каких именно, не уточнил.
Еще недавно лидер Народной партии Тигран Карапетян позиционировал себя и свою партию в качестве третьей силы. Но это было тогда, когда он собирал митинги не меньшие по численности, чем АНК. Сегодня ситуация иная. И третью силу в одиночку он не потянет. Отсюда новая идея — Союз Патриотических сил. Конференция по объединению состоялась в зале заседаний правительства на прошлой неделе. В числе инициаторов, кроме Тиграна Карапетяна, отколовшийся от “Наследия” и примкнувший к гнчакам депутат НС Вардан Хачатрян, идеологическую базу обеспечивал Ашот Манучарян, при участии которого формируется как минимум третий патриотический союз.
Нарисовавшийся на фоне разговоров о новых оппозиционных форматах главный марксист Давид Акопян поспешил застолбить свое мнение на тему дня, хотя его об этом не спрашивали. Он, в частности, отметил, что объединение оппозиционного поля сегодня является исторической необходимостью, и что объединение должно происходить не вокруг какой-то личности или силы, а “ее величества императрицы идеологии”. Призвав положить конец “лидеромании” и “монополии АНК”, он заявил о создании нового политического союза “Национальный фронт”. Но прежде чем стать его участником, Давид Акопян намерен вновь попробовать себя в роли “звезды” и даже уже начал готовиться для участия в музыкальном телешоу. Это было бы смешно, но в прошлый раз он весьма успешно воспользовался телепроектом “Две звезды” для бесплатной предвыборной агитации. Не исключено, что на этот раз он решит попробовать выдвинуть себя с этой же целью на “Евровидение”.